Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Проекты Владимира Ртищева

Ртищев — яркая фигура в ульяновском бизнесе. Сильный предприниматель, уважаемый меценат, разносторонняя личность. Человек с богатым прошлым, интересным настоящим и многообещающим будущим. Директору компании «Амарант РПК» есть что рассказать читателям «Делового обозрения».



Владимир Александрович Ртищев родился в 1955 году в Ульяновске. Окончил Ульяновский политехнический институт («Конструирование и производство радиоаппаратуры»). Работал на ПО «Комета» регулировщиком, замначальника цеха, начальником производства, секретарем комитета комсомола предприятия, главным инженером. В настоящее время директор компании «Амарант РПК». Полковник запаса. Женат. Имеет трех дочерей и сына.

О строительстве

Заниматься строительством я начал 17 лет назад. Первым моим объектом стало здание на Красноармейской, 41, где сейчас открылся ресторан «Дубинин». Затем построил ярмарку «Торговые ряды», офисное здание на улице Федерации, Торговый комплекс «Амарант», элитный жилой дом на Крымова...
А сегодня мы подошли к реализации большого интересного проекта — строительству спортивного комплекса с торгово-развлекательной составляющей.
Строительство — это достаточно благодарная работа. Видишь результат своего труда, чувствуешь себя человеком. Когда-то я строил подводные лодки — они до сих пор ходят, теперь строю здания, которые простоят долгие годы. Глядя на них, испытываю моральное удовлетворение.
А вот торговля — это не мое. Я же был пионером в 60-е годы, нам тогда внушали, что торговля — не самое достойное занятие. Хотя в 90-е чем только не приходилось заниматься! Был даже официальным дилером американской компании, пять месяцев торговали окорочками. Продали их на девять миллиардов рублей, накормили весь город. А потом вдрызг разругался с американцами. Недостача была в каждой коробке! Они меня пытались переубедить, показывали фильм, как у них там все хорошо взвешивается на электронных весах, а я взял да привез в московский офис один ящик, где было полтора килограмма льда. Поставил на стол генеральному: на, ешь эти окорочка сам, а я людей обманывать не буду!


О новом проекте

Вот уже год я ничего не строю. Перерыв этот связан с оформлением документов на новый объект на улице Железной дивизии.
Недавно наконец получил разрешение на строительство. Позади четыре года работы! Хотя эти длительные бюрократические процедуры, может, порой и оправданы. А то подпишут где-то бумаги втихаря, а потом — скандалы, люди выходят на улицы, перекрывают дороги...
Затянули мы с оформлением и из-за смены власти. Первые документы мне подписывали бывший губернатор и бывший мэр. Я сам захотел, чтобы все согласования подтвердили новые власти. Все-таки объект очень значимый. В его составе — огромный, на пять тысяч квадратных метров, зимний легкоатлетический манеж, который
будет находиться в собственности города. Вот такой удачный пример частно-государственного партнерства. Подобных объектов в Ульяновске никогда не было. И если я не построю, вряд ли появятся.
Манеж будет возведен по европейским стандартам, с пятью дорожками по двести метров, массой коротких дорожек. Вся область может здесь тренироваться. Соревнования можно проводить — областные, региональные. Чемпионаты России!
В состав комплекса войдет культурно-развлекательный центр. Планируем разместить там большой детский городок. Кафешки сделаем для детей, я в Америке видел, как в развлекательных комплексах работают по несколько кафе. Их можно перекрыть сдвижными дверями, дни рождения проводить — красота! Тут же большие игровые залы — просто здорово. Непременно установим кофейню, пивной бар — пока жена по бутикам ходит, мужу будет чем заняться.




Будет в структуре культурно-развлекательного центра, наверное, и торговля. В первую очередь — спортивные товары, нашему городу сегодня этого не хватает. По брендам говорить еще рано. Многие крупные сети, в том числе спортивные, не идут в Ульяновск из-за отсутствия достойных торговых площадок, а мы их в город затащим.
Огромное преимущество нашего комплекса — его расположение. На самом проходном месте, ни одна машина мимо этого перекрестка не проезжает. Продумано все и со стоянками: подземная парковка на 80 машин, наземная — на 60, этого более чем достаточно.
Наш новый проект мы строим под будущее. Кризисы приходят и уходят, а тяга людей к качественному активному отдыху остается. Развлекательно-торговый спортивный комплекс будет востребован всегда.
Не считаю, что Ульяновск перенасыщен торговыми центрами. Но анонсирование новых проектов несколько удручает: пятидесяти-, стотысячники — это явный перебор! Десять или, как у нашего, — двенадцать тысяч квадратных метров — вот максимальный формат торгового центра, который нужен Ульяновску.


О новых технологиях

Мы постоянно внедряем новые технологии. Одними из первых стали устанавливать в Ульяновске вентилируемые фасады. Когда начали проектировать «Амарант», первоначально планировали строить его из кирпича — красиво, надежно. А потом подумали: сколько же нужно каменщиков, сколько времени они будут это делать!
С квалифицированными каменщиками всегда большая морока. Их в Ульяновске, в принципе, не осталось. А кто есть — убежал на коттеджи, там сразу наличными в карман. А у меня все официально. В общем, сделали стены в один кирпич, а сверху — сложная система вентилируемых фасадов. Заказали в Тольятти, тогда у нас в Ульяновске специалистов по вент-фасадам еще не было.
А когда строили офисное здание на улице Федерации, освоили немецкую лаэс-систему. Срок гарантии — 25 лет, и очень красиво получается. И скорость установки просто невообразимая!
Я постоянно езжу, смотрю новинки. Стеклянные перегородки, что в «Амаранте», — в Питере подсмотрел, в то время как раз торговый комплекс на Владимирской площади открыли. Поговорил с Наилем Алимовым, и в «Симбирских окнах» мне такие перегородки сделали.
На спортивно-развлекательном комплексе мы применяем совершенно новую французскую технологию, которая только-только выходит на российский рынок: есть несколько объектов в Москве, один — в Самаре. Будем отливать цельнометаллический каркас, делать большие перекрытия 12 на 12 из так называемого преднапряженного бетона. Это позволит уйти от сборного железобетона, что очень дорого по нынешним временам. Да и огромные пролеты по технологиям вчерашнего дня, в принципе, сделать невозможно. Французская технология — сложная, но здание получается очень долговечным и красивым. Проектированием нашего объекта занимались мастерская Кангро и московский проектный институт, у которого есть опыт работы с преднапряженным бетоном.


О «подушке безопасности»

Наша компания находится в постоянном развитии. Каждый новый строительный проект — сложнее предыдущего. Сегодня мы приступили к реализации еще более сложного не только по технологиям, но и по финансированию. В прошлом году все было ясно и понятно. Три банка стояли в очередь, чтобы профинансировать мне проект. Сегодня они молчат, как рыбы. Прекратилось финансирование фактически всех строительных объектов.
Хотя, в принципе, мы на банки особо-то никогда не рассчитывали, опыт у нас в этом отношении огромный. Кроме того, стройка — дело длительное. Рецессия рано или поздно закончится, и банки «проснутся». В конце концов, они же зарабатывают на процентах, и если не будут кредитовать, на что станут жить? На это надежда большая. Но очевидно, что проценты будут больше, чем я предполагал.
А вот без иногороднего капитала мы обойдемся, у нас есть необходимая «подушка безопасности». Собственных денег хватит на достаточно длительный период — чтобы начать строительство и развернуться в полную силу. Сколько лет продлится строительство, не могу сказать. По самому оптимистическому прогнозу — два с половиной года.


О Торговом центре «Амарант»

Мы построили один из первых торговых комплексов в Ульяновске. Когда начинали проектировать «Амарант», многое было в новинку. Например, эскалаторы. Тогда и фирм-то, их обслуживающих, не было. Мы в Самару специально ездили. Пожарные разрешили нам установить только один — со второго этажа на третий. Для этого даже пришлось часть стены построенного здания разбирать, «на руках» эскалатор затаскивать.
А вот атриум запретили наотрез. И раздвижные двери. Тем, кто проектировал позже нас, пришлось проще. Они могли применять в Ульяновске технологии, уже апробированные в Москве, Питере, Самаре. К тому времени и строительные нормы менялись, и многие вещи были разрешены — при определенных пожарных мероприятиях.
«Амарант» — проект 1999 года. Но, несмотря ни на что, мы старались сделать все для удобства покупателей. У меня была большая битва с проектировщиками, но я их убедил в том, чтобы соотношение торговых и вспомогательных площадей было 70 на 30 процентов. По старым нормам идет 50 на 50, если не 40 на 60. Одни коридоры и перегородки!
Считаю, что у нас хороший торговый центр получился, учитывая, насколько прекрасно он себя сейчас чувствует.


О коммерческой недвижимости

Москвичи делают так: компания, которая построила здание, как правило, им не управляет, отдает его управляющей компании. У нас в провинции нет управляющих компаний такого класса, как в Москве. Так что нам приходится самим и строить, и управлять.
Это огромный объем работы, требующий знаний, усилий, искусства убеждения. И мелочей здесь не бывает. Так, мы ушли от услуг собственных уборщиц, отдали это направление на аутсорсинг клининговой компании «Примекс Ульяновск». Конечно, подороже, зато спокойны, что всегда будет чисто внутри комплекса и на прилегающей территории.
Постоянно работаем над подбором арендаторов. Если помните, вначале «Амарант» был, по сути, повторением нашей ярмарки «Торговые ряды». Сегодня все изменилось. Есть цокольный этаж с относительно дешевыми товарами и отдельным входом, он у нас как бы отрезан. Из посетителей цокольного этажа, мы посмотрели, всего десять процентов наверх поднимается. А уже с первого этажа мы начали ставить бренды: Bon Joli, Savage и др. Пошли навстречу франчайзи, заключили долгосрочные договоры, чтобы они могли планировать развитие на пять лет вперед. Но и мы, в свою очередь, связаны определенными обязательствами перед ними.
На якорных арендаторов ставку никогда не делали. Но у нас есть давние партнеры, которые активно развиваются: был у предпринимателя бутик-второй, а потом он уже сто метров себе требует. Мы с удовольствием идем навстречу. Начинаем пертурбацию, освобождаем ему большое пространство, чтобы мог развернуться, промоакции проводить. Нам такое развитие тоже интересно и выгодно. Это привлекает народ в наш комплекс.

К сожалению, кризис подкорректировал наши планы насчет перестройки второго этажа. Пока оставили все, как есть, но в дальнейшем планируем привести этаж в более цивилизованный вид.
Еще недавно 70 процентов времени у меня уходило на управление, а остальное — на будущую стройку (подготовка документации и пр.). Теперь все будет наоборот. На стройке работы — выше головы, она требует ежедневного, ежечасного внимания. Поэтому в своей управляющей компании я заранее «перетасовал» кадры, добавил немного «свежей крови», подобрал надежных и умных людей, которые будут профессионально заниматься девелопментом.


О кризисе

В 1998 году кризис был скоротечным. Лично я пережил его очень легко: у меня все деньги были в кирпичах, железобетоне, цементе... Но ощущения были, конечно, не из приятных. А сейчас кризис похуже. Он — вялотекущий, «благодаря» нашему правительству, которое вбрасывает и вбрасывает деньги, просто «морозит» кризис.
А ведь как говорят: «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца». По мне, так лучше бы кризис шарахнул по полной, и мы бы, нащупав дно, оттолкнулись и начали подниматься, как в 1998-м. А сейчас мы дна не видим, медленно, как в мутном болоте, тонем и никак не нащупаем, на что опереться. Гадаем, когда же ситуация изменится: в конце 2009-го, в 2010-м, 2013-м... От этой неопределенности все наши сомнения и происходят.


О благотворительности

Мы уже потеряли на кризисе большие деньги и, может быть, потеряем еще больше, но это не повод, чтобы не помогать, скажем, драматическому театру, который ты любишь. Мы помогали театру и после кризиса 1998-го, когда вообще денег не было, и сейчас прекрасно общаемся.
То же самое могу сказать и про Попечительский совет УлГУ, и про детскую спортивную школу морского многоборья, и про Ротари Клуб. В конце концов, не те это деньги, чтобы встать в позу: «Кризис, не до вас!». Если так — значит, благотворительность твоя шла не от сердца, а ради конъюнктуры, чтобы потусоваться... Я так не умею. Пока есть возможность, буду помогать.


О детях

У меня их четверо. Двое уже состоялись. У них семьи, дети, успешная карьера. Валерия работает в Самаре в «Unilever», Татьяна — в Москве в «Роспатенте». Катя учится в колледже в Лондоне, младшему Вовке — четыре с половиной. В садик ходит. Я против всяких нянь, домашнего обучения. Пусть учиться жить в коллективе!
Все мои планы, мои желания — вполне приземленные! — связаны с детьми и с моей работой. Хочу, чтобы мои родные были здоровы и счастливы. Хочу воплотить в жизнь проект, к которому я так долго шел. Мне это интересно.



Записала Татьяна Задорожняя

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: