Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Промышленность "меняет кожу"

Промышленность – становой хребет ульяновской экономики. В ней трудятся 155,8 тыс. ульяновцев – каждый четвертый из занятых в экономике. Ими создается 61% валового регионального продукта (ВРП), в цифровом выражении это 197 из 323 млрд рублей (данные за 2014 г.).

Фото: kommersant.ru

СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ

Тем, кто не знает, сообщим, а тем, кто забыл, напомним: в поздние советские годы Ульяновская область переживала мощный инвестиционный бум, обусловленный идеологическими мотивами. В 1986 г. началась подготовка города к 125-летию со дня рождения великого земляка В.И. Ленина – и вот, наседая на пятки авиакомплексу, в городе закипела реализация новых грандиозных проектов – строительство Ульяновского центра микроэлектроники и крупнейшего в Европе моста через Волгу.

Те «идеологические» инвестиции еще долго будут давать о себе знать. Под их влиянием главным созидательным профилем региона стали машиностроение и металлообработка. В 1993 г. их доля в общем объеме промышленной продукции составила 56,5% (здесь и далее используются официальные данные Росстата). Ни в одном другом регионе России подобного доминирования названных отраслей не наблюдалось. Для ориентировки: в российской промышленности их удельный вес был тогда почти втрое меньшим – всего 20,5%.

Новизна промышленных мощностей, безусловно, была конкурентным пре-имуществом региона. Благодаря ей, а также политике «мягкого вхождения в рынок», реализуемой главой региона Ю.Ф. Горячевым, экономика области достаточно долго противостояла «шоковой терапии» ельцинских терминаторов – «уничтожителей» национальной науки и высокотехнологичной промышленности. Чуть ли не вся отечественная индустрия сходу была ими объявлена неконкурентоспособной и отлучена от госзаказа. Для ульяновцев, строивших самолеты Ан-124 «Руслан», равных которым в мире нет до сих пор – спустя четверть века! – такая установка естественно выглядела нелепо. А знакомые директора по этому поводу горько шутили: «Наши доморощенные демократы, видимо, решили отделить промышленность от государства».

Команде «Авиастар-СП» в текущем году предстоит вернуть в строй вот этот «Руслан» с бортовым номером RA82011. У этого грузового рекордсмена интересная история. На нем авиакомпания «Волга- Днепр» в 1991 г. эвакуировала имущество американского посольства из охваченного этническим конфликтом Заира, за что впоследствии была удостоена Благодарности Конгресса США.

Результат не замедлил сказаться: уже в 1993 г. объемы промышленного производства в стране упали катастрофически – на 35% по отношению к 1990 г. В Ульяновской области – в это трудно поверить – спад составил всего 2%. Более того, не- смотря на свой машиностроительный профиль, регион в то время отличался достаточно высоким уровнем подушевого ВРП: в 1995 г. он равнялся 74,9% по отношению к среднероссийскому значению. Для тех, кто не в курсе: самые высокие показатели ВРП – прерогатива сырьевых регионов, экспортирующих природные богатства страны за границу. Как следствие, относительное экономическое благополучие региона позволяло Ю.Ф. Горячеву до второй половины «лихих 90-х» сохранять на самом низком уровне в стране стоимость продовольственной корзины. Это отгораживало население от нищеты и некоторое время поддерживало положительное сальдо демографических и миграционных показателей.

НА ГОЛОДНОМ ПАЙКЕ

Конечно, долго продолжаться ульяновское благоденствие не могло. Львиная доля промышленной продукции, выпускаемой бывшими советскими заводами, в условиях безбрежно распахнутых для импорта границ, упования на сырьевой экспорт и полного отсутствия национальной промышленной политики действительно оказалась неконкурентоспособной. Это стало причиной гибели множества промышленных гигантов региона. В частности, завода тяжелых и уникальных станков, радиолампового завода, в легкой промышленности – только что оснащенного новейшим польским оборудованием Ишеевского текстильного комбината. Одновременно старели, утрачивая былую производительность, прочие основные фонды. Вот динамика этого процесса. В 1999 г. износ основных фондов в целом по стране составлял 41,9%, в Ульяновской области – 36,3%. Как видим, наше преимущество еще не исчерпано. Однако уже в 2004 г. износ наших фондов сравнялся с федеральным – 42,8%. Причина – инвестиционные «реки» упорно обходили промышленный Ульяновск стороной: как потенциальный конкурент импорту, ни федеральным властям, ни западным инвесторам он был не интересен. Более того – опасен. Препятствовала инвестициям и репутация «красного пояса», приписываемая региону псевдореформаторами. Ну, а кому из инвесторов хочется иметь дело с «оппозиционерами»?

Как результат: первые в стране рейтинги инвестиционной привлекательности регионов, публикуемые журналом «Эксперт», долго величали Ульяновскую область «особой зоной» и регионом, «в максимальной степени недооцененным инвесторами». А без инвестиций нет развития. Это наглядно демонстрирует регресс нашего подушевого ВРП: к 2001 г. он спикировал до 52,4% по отношению к общероссийскому показателю, в 2004-м – до 49,2%. Де-факто каждый ульяновец в последний год жизни области под командованием В.А. Шаманова стал производить продукции и услуг вдвое меньше, чем среднестатистический россиянин.

Не обидно ли для создателей уникальных станков, самолетов, авионики и систем управления ВМФ?.. К счастью, уже в следующем году в Ульяновской области начались перемены, связанные с восхождением на «капитанский мостик» региона С.И. Морозова.

ВЗЯЛИСЬ ЗА ГУЖ

Об избранных новым губернатором стратегии и тактике возрождения региональной индустрии недавно обстоятельно рассказал ведущий деловой журнал страны «Эксперт» (№13 от 28.03.2016) в спецпроекте «Ульяновская область». Настоятельно рекомендуем. Сами же приведем из обзора лишь ряд краеугольных положений.

Вот что, например, говорит Сергей Морозов об инвестиционной стратегии региона: «Мы сейчас смотрим на компании, которые для нас приоритетны. Это то, что связано с автомобилестроением и автокомплектующими, с авиацией, с пищевой промышленностью, со станкостроением. То есть у нас порядка десяти крупных кластеров, и мы думаем, как привлечь в них крупные мировые компании, которые принесли бы совершенно другую культуру производства, другие технологии, дали бы нам возможность включиться в международную цепочку кооперации и одновременно усилили бы конкуренцию. Потому что, чего греха таить: производительность труда у нас не такая высокая, как у зарубежных партнеров. Когда мы привлекаем неко- его якорного раздражителя, это заставляет всех значительно быстрее включать голову, шевелить мозгами…»

И в этом наш губернатор (в настоящий момент – врио) абсолютно прав. По данным того же «Эксперта» (№16 от 12.04.2016), производительность труда на отечественных авиазаводах в 7-20 раз (!) отстает от лидеров индустрии. У них годовая выручка на одного работника составляет: на Boeing (США) – 595,5$ тыс., на Airbus Group (ЕС) – 523,8$ тыс. У нас: в Иркутске («Иркут») – 97$ тыс., в Н. Новгороде («Сокол») – 29,8$ тыс. в год.

Способы подъема производительности труда в авиастроении хорошо из- вестны, это цифровые проектирование и производство, использование современного станочного парка и крупноузловая сборка, не требующая стапелей. Именно в этих направлениях сейчас движутся наши «Авиастар-СП», «АэроКомпозит-Ульяновск», УКБП, НТЦ НИАТ и другие ведущие предприятия отрасли.

Но вернемся к инвестициям как главному фактору промышленного развития. Удалось ли региону, опираясь на новые подходы, преодолеть ситуацию своей былой инвестиционной «отверженности»? В сравнении с самими собой – в полной мере. По отношению к 2004 г. объем инвестиций в экономику региона в 2014 г. увеличился в реальном выражении в три раза. Темп роста иностранных инвестиций еще выше: они увеличились в 4,5 раза только за период 2011-2015 гг. Отсюда позитивные тектонические сдвиги. Наш подушевой ВРП по отношению к среднероссийскому вновь начал расти, а показатель износа основных фондов наконец стабилизировался (см. таблицы).

Если же сравнивать себя с другими регионами, то можно утверждать, что инвестиционное восхождение Ульяновской области только начинается. Пока мы всего лишь 45-е в национальном рейтинге получателей инвестиций (данные Росстата по размеру инвестиций на душу населения в 2014 г. – см. табл.). А бесспорными национальными лидерами в этой сфере по-прежнему остаются сырьевые регионы. Ненецкий автономный округ, например, в 2014 г. получил инвестиций на душу населения в 30 раз больше нашего! В родном Поволжье по этому показателю мы вдвое уступаем Та- тарстану, удачно сочетающему машиностроительный и сырьевой профили. Сегодня многие в качестве примера инвестиционной привлекательности указывают на Калужскую область. Однако при этом не следует забывать, что Калуга – это ближайшее Подмосковье, прямое соседство с бездонными товарными столичными рынками. Сколько ни сделай – Москва проглотит. Мы таким конкурентным преимуществом не владеем. Нам нужно искать другие.

КОНТУРЫ ЭКОНОМИКИ БУДУЩЕГО

О новой стратегии экономического развития в том же спецпроекте «Эксперта» Сергей Морозов рассказывает так: «Мы хотим заставить наши предприятия быть конкурентоспособными и современными. Одновременно мы стали искать экономику будущего, определили, что для нас перспективно на ближайшие 15 лет. Для меня самое главное, как затащить в регион технологии, которые мог- ли бы присоединить нас к технологической революции…».

То есть ставка – на самое передовое. И в ряде случаев это уже достигнуто. Например, японскими экспертами, знающими толк в композитных технологиях, «черные» крылья для надежды российского авиапрома самолета МС-21, выпускаемые нашим новым заводом «АэроКомпозит-Ульяновск», названы лучшими по сравнению с крыльями «Боинг-787 Дримлайнер» (самолет мечты). Авионику для МС-21 создаем и производим тоже мы – Ульяновское КБ приборостроения (УКБП).

Важный рубеж своего развития в текущем году преодолела портовая особая экономическая зона (ПОЭЗ) «Ульяновск». 12 апреля здесь введен в коммерческую эксплуатацию первый объект – склад- ской комплекс компании «Technik ONE», инвестор – Руслан Аушев. На очереди ввод других предприятий – промышленных, логистических, научных, по ТОиР воздушных судов и т.д. По словам руководителя ПОЭЗ Дениса Барышникова, в настоящее время проект определенно миновал «точку невозврата», и он точно будет реализован в максимально полном объеме.

Но, возможно, не менее важной, чем ПОЭЗ, заслугой команды Морозова перед родным регионом станет начатое формирование станкостроительного кластера. Без сомнения, это научно-техническая компетенция на все времена. На прошедшем месяц назад выездном заседании правительства РФ премьер Дмитрий Медведев привел такие цифры: станочный парк страны – 1,5 млн станков – изношен на 80%. Флагман нашего молодого кластера ООО «Ульяновский станкостроительный завод» («дочка» DMG Mori) рассчитан на выпуск 1200 станков 13 типов в год. Возьмись он один за обновление станочного парка России, ему на это потребуется ровно 1000 лет! Если же за дело возьмется кластер, процесс, разумеется, пойдет быстрее. А Ульяновск совершенно точно станет не только самым машиностроительным регионом России, но и его столицей – «матерью» нового высокотехнологичного российского машиностроения.

Максим СВЕТУНЬКОВ, директор департамента программного планирования и оценки регулирующего воздействия Министерства экономического развития Ульяновской области, доктор экономических наук:

О ПРЕПЯТСТВИЯХ ПРОМЫШЛЕННОМУ РОСТУ…

– Думаю, что основным препятствием для роста отечественной промышленности является отсутствие институциональных механизмов, стимулирующих ее развитие. В первую очередь это бессистемная нормативно-правовая база, действующая в России. В таких условиях развивать промышленность практически невозможно: высокие риски утраты собственности ведут к оттоку капитала из реального сектора.

ОБ ИНСТРУМЕНТАХ РОСТА…

– В руках региональной власти не так много рычагов стимулирования промышленного роста, и практически все они нами уже используются. Это серьезные льготы по местным налогам и отчислениям, упрощение разрешительных процедур, механизмы ГЧП, регионального субсидирования и софинансирования. Мяч сегодня, что называется, на стороне федерального правительства. Оно должно найти в себе политическую смелость для переформатирования существующей системы. Надо изменить систему налогообложения в сторону упрощения, а также сократить присутствие государства на рынках, заняв на них место арбитра и контролера.

ОБ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИИ…

– В аспекте импортозамещения перспективы открываются прежде всего для предприятий сельхозпереработки и легкой промышленности. Но чтобы перспективы превратились в реальность, опять же не обойтись без решения названных выше базовых институциональных проблем. В настоящее время намного легче в обход всех ограничений привезти из-за границы товар и реализовать его, чем запустить в России новое производство. Ситуацию надо менять на обратную: чтобы выгодно было производить здесь и продавать за рубежом.

Юрий КОРОТИН, руководитель представительства Агентства стратегических инициатив (АСИ) в Ульяновской области:

О ПРЕПЯТСТВИЯХ РОСТУ

– Одним из основных препятствий, по моему мнению, является недостаточная квалификация кадров. Поэтому совместно с региональным Министерством образования мы стараемся продвигать в Ульяновской области такие проекты, как чемпионат рабочих профессий WorldSkills и JuniorSkills. Эти движения направлены на повышение престижа рабочих профессий, развитие профессионального образования, а затем и профессионального мастерства.

ОБ ИНСТРУМЕНТАХ РОСТА

– Кроме инвестиций существует множество других эффективных финансовых и нефинансовых инструментов стимулирования про- мышленного роста. Например, государственная поддержка актуальна всегда. Высокую результативность демонстрирует система государственно-частного партнерства (ГЧП). В качестве нового аналитического инструмента следовало бы также обратить внимание на использование ежемесячного индекса настроений в промышленности, практикуемого в Санкт-Петербурге с 2014 года. Полученные данные дают бизнесу объективную оценку ситуации в промышленности и тем самым способствуют ее росту.

ОБ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИИ

– С учетом государственных приоритетов и специфики ульяновской экономики самые широкие возможности в сфере импортозамещения, на мой взгляд, открываются перед предприятиями авиационного и оборонного профиля. Им предстоит найти замену комплектующим западного и украинского производства. Широкие горизонты развития импортозамещение открывает также сельскохозяйственному сектору.

Анатолий ЛАПИН, профессор УлГУ:

О ПРЕПЯТСТВИЯХ РОСТУ

– Для роста любого производства, во-первых, нужен спрос на его продукцию. А для этого она должна быть конкурентоспособной по качеству и цене. К сожалению, отечественное машиностроение, доминирующее в промышленности региона, высокой конкурентоспособностью и производительностью труда не отличается. Совершенно не развита и система послепродажного обслуживания предприятиями своей продукции, хотя это всегда значительный объем заказов и доходов. Вторая проблема – недостаточность инноваций. Советский задел полностью исчерпан, а новых нет. Разве при таком раскладе можно конкурировать, например, с производителем европейских аэробусов «Эрбас Индастри», на конвейер которого работает наука 30 стран?!

ОБ ИНСТРУМЕНТАХ РОСТА

– Инвестиции – хорошо, но не стоит при этом забывать о собственных товаропроизводителях. Беспокоит также отраслевой инвестиционный разброс. Классика кластерного жанра – сосредоточиться на двух-трех, не более, направлениях. Иначе не избежать распыления ресурсов, которые всегда ограничены.

ОБ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИИ

– В целом я негативно оцениваю эту тенденцию: в ней больше политики, чем экономики. Каждому ведь понятно, что на воздушном шаре не догнать реактивный самолет. Чтобы на достойном уровне что-либо «заместить», прежде нужно на два порядка повысить инновационную активность, а это требует огромных финансовых и материальных затрат. Где их взять? Более продуктивный путь – везде, где это возможно, последовательно и методично на высоком инновационном уровне встраиваться в существующие глобальные технологические цепочки.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: