Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

То самое звено,
Или как превратить науку
в мотор развития региона

Главная задача Ульяновского центра трансфера технологий (ULNANOTECH) – создание новых бизнесов на основе нанотехнологических разработок.

Фото: wallpapersxl.com

8 ФЕВРАЛЯ – ДЕНЬ РОССИЙСКОЙ НАУКИ

При решении любой сложной задачи всегда крайне важно выбрать, с чего начать. А именно – нужно отыскать то звено, потянув за которое, можно вытянуть всю цепь. В задачах общественного развития таким звеном, как правило, бывает наука. Великий Луи Пастер, основоположник микробиологии и иммунологии, о ее социальной роли писал: «Из всех народов первым будет всегда тот, который опередит другие в области мысли и умственной деятельности».

Обделенная топливно-энергетическими ресурсами, но никак не жаждой жить лучше, по тому же пути в последние годы все тверже движется Ульяновская область. Причем такой выбор сделан регионом всерьез и надолго. Об этом говорит тот факт, что в Стратегии социально-экономического развития области до 2030 г. статус целевого получил сценарий «Высокие технологии и креативный класс». Только он, по расчетам авторов, способен в максимальной степени обеспечить гармоничное развитие всех территорий региона, рост его конкурентоспособности, высокое качество жизни населения и демографическую стабильность.

ФАБРИКА СТАРТАПОВ

Основным поставщиком инноваций, по планам авторов Стратегии, должен стать создаваемый в Заволжье за городской чертой «Технокампус 2.0» с окружающей его «Технологической долиной». До полной застройки «Долины» еще далеко, но первые приметы инновационного будущего здесь уже очевидны. Одна из них – нарядное здание Ульяновского наноцентра, он же ULNANOTECH. История его появления – сама по себе поучительный кейс.

Как рассказывает генеральный директор наноцентра Андрей Редькин, дело было так. «Роснано», возглавляемая Анатолием Чубайсом, в 2009 г. объявила открытый конкурс на создание региональных наноцентров. Ульяновская область приняла в нем участие, но лавров не снискала. В тот момент он и был приглашен в проектную команду, составленную из специалистов региональной Корпорации развития и действующую под патронажем губернатора Сергея Морозова. Командный подход оказался результативным, концепцию предложения изменили, и в следующем году повторный конкурс был выигран. Затем был подписан инвестиционный контракт с «Роснано», получено финансирование, в том числе из бюджета области, и наноцентр в Ульяновске был построен. Сегодня он позиционирует себя как «фабрика технологических стартапов». Как она действует?

ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОДХОД

Исходный алгоритм действий предполагался таким: специалисты наноцентра принимают «с рынка» инновационные заявки, отбирают из их числа лучшие проекты и инвестируют в них в надежде превратить стартап в крупный бизнес. Но оказалось, по выражению главы наноцентра, что «так не st-block-14летает». «Собирательный» подход не венчурный бизнес. Истинное предназначение последнего – взращивание принципиально новых в глобальном масштабе инноваций и получение в результате сумасшедшей венчурной прибыли. «Никаких локальных инноваций не существует, – убежден Андрей Редькин. – Либо ты создаешь что- то принципиально новое, либо повторяешь старое. Но тогда не жди от своего стартапа «голубых океанов»: преследованием лидеров в современном мире заниматься бессмысленно».

Восьмым среди 25 лучших (из 100 участников) назван Ульяновский наноцентр в Национальном рейтинге технопарков России, представленном общественности в декабре 2016 г.

Поэтому спустя полтора года после запуска наноцентр перешел к иному алгоритму действий. Основным алгоритмом действий стал поиск технологий наиболее перспективных на глобальном рынке, определение их экономического потенциала, а затем, после одобрения Советом директоров, создание соответствующих стартапов внутри наноцентра.

Действуя в такой проактивной парадигме, наноцентр приобрел целый ряд совершенно новых для Ульяновской области компетенций. Среди них – умение анализировать стартапы и делать собственные разработки. Если, например, принято решение создать некий прототип, то в 80-90% случаев оно реализуется в рамках заданных сроков и бюджета. Почему не покоряются все 100%? Да потому что любая инновация непременно несет в себе технологические риски, предусмотреть всю глубину которых заранее невозможно.

Еще одна новая для региона компетенция наноцентра – уникальный опыт создания международных исследовательских команд, способных осуществлять трансфер в Россию передовых технологий в целях создания новых для страны продуктов и рынков. Имя этому опыту – технологическая компания «Комберри» (Comberry), учрежденная наноцентром три года назад для исследований в области тонкопленочных покрытий. Ранее в России таких исследований не велось. Для старта в Калифорнии (США) у компании Intermolecular, Inc. были приобретены соответствующие исследовательская платформа и технология проведения исследований. Команда «Комберри» состоит из 10 высококвалифицированных сотрудников. – «Это инженеры и менеджеры из Королева, Дубны, Москвы и Ульяновска, двое из которых прежде работали в ЮАР, Европе и США, а также англоговорящий инженер из Южной Африки, - рассказывает Андрей Редькин. – Это реально международная команда, способная делать разработки на мировом уровне. Другого такого опыта в Ульяновске нет».

Один из основных проектов «Комберри» – создание отечественного «умного» (электрохромного) стекла, меняющего свою оптическую прозрачность при подаче на него электрического напряжения. Точнее не на само стекло, а на определенные слои из семи-восьми тонких пленок, нанесенных на него методом вакуумного напыления. Общая толщина пленочного «пирога» (стека) – порядка 1000 нанометров или один микрон. Нет электричества – такое стекло прозрачно, подали напряжение – становится светонепроницаемым. Сегодня в мире «умное» электрохромное стекло производится всего тремя компаниями – двумя американскими и одной китайской. «Комберри» создает не уступающий им принципиально новый российский продукт. Всего за год ульяновской командой достигнут впечатляющий результат, а именно – получены первые образцы, доказавшие свою работоспособность. И этот поиск настолько захватывает, что сотрудники не дают ни минуты отдыха ни себе, ни оборудованию. «Получается!..» – это для них все затмевающий драйв.

КАК ПОДРУЖИТЬСЯ С НАУКОЙ?

Вместе с тем Андрей Редькин не исключает появления в наноцентре стартапов, рожденных ульяновской вузовской наукой. Говорит: «Мы с вузами находимся в одной цепи создания добавленной стоимости с помощью новых технологий, но они располагаются в ней раньше, мы – позже».

Затем поясняет: вузы в России – кузница кадров и кладовая фундаментальных знаний, это – научно-образовательная экосистема. Зарубежные вузы, в отличие от наших, выполняют еще одну функцию: в многочисленных лабораториях преподаватели и наиболее пытливые студенты занимаются прикладными исследованиями. При этом часть изысканий обретает коммерческий потенциал, находит себе технологических предпринимателей и превращается в стартапы. В этот момент у проектов появляется потребность в венчурном финансировании, и команды стартапов, как правило, перебираются в бизнес-инкубаторы, подобные Ульяновскому наноцентру. Это уже предпринимательская экосистема, где концентрация разнопрофильных разработок в одном месте имеет немалое значение. Работающие в наноцентре активно обмениваются между собой идеями и соревнуются в темпах развития своих начинаний, в их прибыльности.st-block-21

Ульяновский ученый и предприниматель Леонид Глущенко, резидент ULNANOTECH, в декабре 2016 г. стал лауреатом Российской молодежной премии в области наноиндустрии. Его уникальная разработка – саморастворимый имплант, предназначенный для защиты сердца и легких от оторвавшихся тромбов – заняла в этом конкурсе третье место

Инновации в инкубаторах развиваются по коммерческим правилам: самые успешные из них со временем становятся «газелями» – быстрорастущими техно- логическими компаниями, а возможно, даже крупными индустриальными игроками (либо выкупаются таковыми). Это и есть цепь инновационного развития общества: наука – венчур (финансирование перспективных разработок) – технологические компании – промышленные предприятия.

По мнению Андрея Редькина, перспективных прикладных разработок в ульяновских вузах сегодня совершенно недостаточно – три-пять на вуз, а надо бы 35-50. Тогда будет из чего выбирать, обилие идей станет залогом их конкурентной борьбы за место под солнцем венчурного финансирования. А такое место в Ульяновской области – ULNANOTECH.

Впрочем, существуют и другие пути инновационного развития региона. Один из них – участие Ульяновской области в программах Национальной технологической инициативы (НТИ). Ее миссия – перевод российской экономики на уровень шестого технологического укла- да, где будут доминировать робототехника, искусственный интеллект, клеточная инженерия и пр. Но это уже дело «большой» науки. И неблизкого будущего. Разработку ульяновских «дорожных карт» в рамках НТИ координирует региональное Агентство передовых инициатив, технологий, проектов. Об эффективности этого пути руководитель Агентства Сергей Галант судит так: «Проекты НТИ в качестве платформы будущего не дают столь быструю отдачу как обычные инвестиционные проекты. Однако тщательно отработанные с АСИ, федеральными структурами, наукой, бизнесом и запущенные в разработку, они со временем позволят нам получить как передовую экономику с высоким уровнем жизни населения, так и статус одного из наиболее успешных субъектов Российской Федерации».

ПОСЛАНИЕ К IT

Помимо вузов, крупным резервом роста для региона Андрей Редькин считает ульяновские компании, работающие в сфере информационных технологий (IT). Он сам выходец из этой среды, всех собственников и руководителей таких компаний знает лично, считая их великолепными предпринимателями, способными добиваться лидирующих позиций не только в России, но и за рубежом. Вместе с тем глубокое знакомство с глобальным рынком инноваций позволяет ему смотреть на текущее состояние дел без иллюзий. Соответственно, ульяновский IT-бизнес, преимущественно сервисный, специализирующийся на создании сайтов, интернет-магазинов и аутсорсинге программного обеспечения (ПО), он называет «IT из 90-х». Почему? Да потому что это рынки вчерашнего дня, их объем ничтожно мал в сравнении с растущими рядом новыми рынками ПО, это – Интернет вещей, электронное здоровье, беспилотный транспорт будущего и подобные им. Не попробовать ли на новых рынках свои силы? Следствием такой переориентации мог бы стать настоящий «взрыв». Если сегодня ульяновские IT-компании зарабатывают, скажем, два миллиарда рублей в год, то завтра это могут быть два миллиарда долларов – при том же самом персонале! Важно, чтобы кто-то подал пример…

О стимулирующей роли окружающей инновационной среды руководитель наноцентра знает не понаслышке. Поведение резидентов ULNANOTECH – неопровержимое тому доказательство. Когда сотрудники «Комберри» работают круглосуточно, к такому же режиму поиска нового готовы подключиться и все остальные в наноцентре. Потому что им понятно: инновации стоят мессы.

Материалы по теме:

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: