Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Как «отбелить» зарплату?
Как вывести бизнес из сумрака?

На эти вопросы попытались найти ответы участники Межведомственной комиссии по безопасности в экономической и социальной сферах Ульяновской области.

Фото: Татьяна Задорожняя

Сегодня в России – миллионы нигде не учтенных работников, теневой сектор прекрасно адаптировался в современных условиях, вполне себе конкурирует с официальной экономикой. И это не только общероссийская проблема: по оценкам экспертов, даже в таких высокоразвитых странах, как Швейцария и Япония, доля теневого сектора – до 11% ВВП. Самый высокий показатель у Грузии и Нигерии – до 60%. В России – порядка 44%. Каков масштаб!

Не минула эта проблема и Ульяновскую область. Да, показатели региона долгое время опережают общероссийские, однако налицо практически нетронутый потенциал роста (по некоторым оценкам, порядка 20% ВРП).


Олег Асмус
генеральный директор АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области», зампредседателя Межведомственной комиссии

– В результате исследований было выявлено, что в Ульяновской области в период кризиса 2012 и 2013 годов происходило увеличение доли рабочей силы, занятой в теневой деятельности. Общей же тенденцией является постепенное снижение доли трудоспособного населения, занятого в теневом сегменте экономики, с 4,91% до 4,02%. Это связано как со стабильным экономическим положением региона, так и с работой муниципалитетов с «теневой» занятостью. При сравнении доли трудоспособного населения, занятого в теневом сегменте экономики в целом по ПФО, можно отметить, что наибольшая доля наблюдается в Республике Марий Эл (5%), а самая низкая – в Самарской области (2,82%).

Совокупный потенциальный ущерб для бюджета (налоговые потери) от теневой экономики только в части НДФЛ оценивается примерно в 833 млн рублей в 2016 году, или 6,1% от поступлений в бюджет по данному источнику. А если учитывать и страховые взносы, то ущерб составит около двух миллиардов. И надо понимать, что деятельность субъектов хозяйствования, которая развивается вне государственного учета и контроля, – это не только бюджетные потери, но и рост социально-экономической напряженности, инфляции, тормоз развития конкуренции.

Значительное влияние на состав теневой занятости оказывают такие секторы экономики, как обрабатывающее производство, оптовая и розничная торговля, ремонт автомобилей, операции с недвижимым имуществом.


Олег Асмус
генеральный директор АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области», зампредседателя Межведомственной комиссии

– Одна из главных причин «теневых» отношений – несовершенство законов и правоохранительной деятельности. При этом важны даже не столько законодательные акты, сколько создаваемые условия для нарушения действующего законодательства, а также легализация части правонарушений с последующей трансформацией их в общественные нормы. Таким образом, масштабы развития теневой экономики показывают степень несовершенства правового регулирования в государстве. Поэтому одним из приоритетных направлений борьбы с «теневой экономикой» должно стать не проведение показных карательных мер, а планомерное совершенствование правового поля. В конечном счете необходимо стремиться к тому, чтобы нарушать законы было экономически невыгодно.

Члены Межведомственной комиссии обратили внимание и на такую актуальную для региона проблему, как серые зарплаты.


Максим Светуньков

д.э.н., профессор кафедры экономики и управления УлГПУ, директор по развитию персонала ООО «Аметист»

– Более десяти лет работаю над проблемой «отбеливания» серых зарплат в реальном секторе экономики, докторскую защитил на эту тему, но как давали зарплату в конверте, так и дают. Почему? Люди не верят в пенсионную реформу, в светлое будущее. Мало того, они не требуют «белую» зарплату, потому что уже рады, что есть работа! И пропаганда «Заплати налоги и спи спокойно!» неэффективна.

На Межведомственной комиссии рассмотрели опыт ряда регионов, где борьба со скрытой и неформальной экономикой привела к реальным результатам.

Так, в режиме онлайн-конференции представитель Вологодской области рассказал, что это один из первых регионов России, который сформировал комплексную систему противодействия «теневому» сектору экономики: от методики оценки объемов и декомпозиции неформальной занятости в разрезе видов деятельности и муниципальных образований до нормативно-правового закрепления основных дефиниций (таких как «теневая экономика» и «неформальная занятость») в региональных документах.

Результат: только за прошлый год на Вологодчине число неформально занятых уменьшилось на 76 тысяч человек.

Ульяновской области стоит внимательнее рассмотреть и опыт дружественной Беларуси, где с теневым сектором борются с помощью разных мер – разрешительных, контролирующих и запретительных. Так, у нелегального извозчика могут отобрать машину, если он попался во второй раз.


По теме:

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: