Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Шесть миллиардов
мимо кассы

По официальным данным, доля МСП в российской экономике чуть больше 20%. В реальности предпринимателей гораздо больше. Просто они находятся «в тени». Масштаб этого бедствия в регионе оценивает генеральный директор АНО «Центр стратегических исследований Ульяновской области» Олег Асмус.

Фото: Татьяна Задорожняя

СКРЫТАЯ, НЕЛЕГАЛЬНАЯ, НЕФОРМАЛЬНАЯ

По оценкам Всемирного Банка в экономически развитых странах мира, таких как Швейцария, США и Япония, теневой сектор составляет 8–11% от ВВП страны, тогда как в развивающихся странах ее уровень достигает 44–46% как в России и Белоруссии, или даже 56% в Нигерии и 66% в Грузии.

Теневая экономика превратилась в значительный фактор развития России, влияющий на экономические, социальные и политические процессы.

Федеральная служба государственной статистики России включает в понятие теневой экономики такие виды, как скрытая, нелегальная и неформальная:

– скрытая (теневая) – осознанно укрываемая деятельность, либо преуменьшаемая с целью уклонения от налогов и прочих обязательств перед государством. Может осуществляться во всех отраслях экономики.

– неформальная – принадлежащая домашним хозяйствам, а также фирмам с неформальной занятостью, действующим обычно на законном основании, и производящая товары и услуги, как правило, для собственных нужд.

– нелегальная – преступная деятельность, представляющая собой сбыт либо производство товаров и услуг, которые запрещены законодательством (к примеру, производство наркотиков), а также нелицензионная работа медицинских работников, юристов и других специалистов.

«СУМРАК» СГУЩАЕТСЯ?

Одна из главных причин теневых отношений – несовершенство законов и правоохранительной деятельности. Да, на федеральном уровне в сфере противодействия криминальной и теневой экономикам, в том числе при оказании социально значимых услуг, принято свыше 11 законов. На уровне регионов ПФО принято 74 нормативных правовых акта, затрагивающих сферу теневой экономики.

Вместе с тем на федеральном уровне отсутствует правовая база касательно теневой экономики. И одним из приоритетных направлений борьбы с этим злом должно стать не проведение показных карательных мер, а планомерное совершенствование правового поля. В конечном счете, необходимо стремиться к тому, чтобы нарушать законы было экономически невыгодно.

Следующая проблема – оценка теневого сектора экономики региона. Ряд регионов объем теневой экономики рассчитывают по доле занятых в неформальном секторе. В данных расчетах показатель варьируется от 7–10 до 13–14% ВРП.

Некоторые регионы используют данные по скрытому фонду оплаты труда, либо ущербу, причиненному экономике от преступлений экономической направленности. В целом, по подсчетам регионов ПФО, объемы теневой экономики в ВРП составляют от 0,2% до 14%.

Эксперты ЦСИ для определения параметров теневой экономики региона разработали собственную методику определения численности работников и налоговых потерь бюджета. Данный метод можно считать разновидностью «итальянского» метода, и основан он на идее о том, что незарегистрированные безработные – основная рабочая сила теневого сектора экономики.

Значительное влияние на состав теневой занятости Ульяновской области оказывают такие сектора экономики, как:
– обрабатывающее производство;
– оптовая и розничная торговля, ремонт автомобилей;
– операции с недвижимым имуществом

В результате исследований было выявлено, что в Ульяновской области в 2012 и 2013 годах происходило увеличение доли рабочей силы, занятой в теневой деятельности. Общая же тенденция – постепенное снижение доли трудоспособного населения, занятого в теневом сегменте экономики, с 4,91% до 4,02%.

В целом же численность граждан, занятых в теневом секторе экономики Ульяновской области, составила в 2016 году порядка 26 тысяч человек, что меньше чем в 2012 году на 21,3%. За последний же год численность в теневом секторе снизилась на 5,8%. Это связано как со стабильным экономическим положением региона, так и с работой муниципалитетов с теневой занятостью.

Суммарный теневой фонд оплаты труда работников, занятых в теневом секторе, за 2016 год составил более 6,4 миллиарда рублей!

Совокупный потенциальный ущерб для бюджета (налоговые потери) только в части НДФЛ примерно оценивается в 2016 году – 833 млн руб., или 6,1% от поступлений в бюджет по данному источнику. А если учитывать и страховые взносы, то общие потери составят порядка 2,7 млрд рублей!

НЕФОРМАЛЬНЫЙ ТАКСИСТ

Эксперты НИУ ВШЭ оценивают объем теневой экономики в 20-25% от ВВП страны, и большинство исследователей сходятся на том, что столь колоссальные масштабы порождает неформальный бизнес – бесконтрольная деятельность без регистрации и уплаты налогов.

На протяжении последних лет в России отмечается устойчивая тенденция роста неформальной занятости. «В тени» по-прежнему остаются мастера по ремонту мебели, обуви и часов, таксисты и парикмахеры, фотографы и другие лица, оказывавшие услуги населению. В Ульяновской области на протяжении последних лет происходит существенный рост численности занятых в неформальном секторе экономики. По нашим данным, в 2016 году их доля в секторе экономики региона от численности занятого населения составила 24,1%, что выше среднероссийского на 2,9 процентных пункта.

Наибольший удельный вес приходится на:

– сельское хозяйство;

– оптовую и розничную торговлю; ремонт автотранспортных средств, мотоциклов, бытовых изделий и предметов личного пользования;

– обрабатывающие производства;

– строительство;

– транспорт и связь.

Самый низкий удельный вес приходится на производство и распределение электроэнергии, газа и воды, образование, здравоохранение и предоставление социальных услуг.

Среди субъектов РФ Ульяновская область занимает 61 место по выполнению контрольного показателя по снижению неформальной занятости. Среди субъектов ПФО – на 13 месте!

Скорее всего, такая ситуация сложилась в результате сокращения рабочих мест во всех сферах экономики, что подтолкнуло население к поиску дополнительных заработков.

ВСЕМ МИРОМ ПРОТИВ «СЕРОСТИ»

Хочу отметить, что борьба с теневой экономикой путем применения репрессий и административного давления – малопродуктивна. Необходим поиск таких экономических решений, которые будут способствовать балансу интересов региона и других субъектов экономических отношений.

Предлагаю следующие конкретные шаги по борьбе с проявлениями теневой экономики в регионе:

– Повышение эффективности законодательной и нормативно-правовой базы, в частности проработать вопрос о нормативном закреплении понятий «теневая экономика», «неформальная занятость», «самозанятые граждане», расширить практику применения риск-ориентированного подхода при проведении мероприятий по контролю (надзору);

– Совершенствование налоговой политики региона.

Эксперты PwC составили рейтинг эффективности налоговой политики регионов в 2016 году и оценили, насколько активно власти используют полномочия в этой сфере. Ульяновская область оказалась в пятерке самых отстающих регионов РФ.

– Активизация работы по пресечению выдачи заработной платы «в конвертах»: создание новых высокотехнологичных рабочих мест, организация работы телефона горячей линии, активизация зарплатных комиссий.

И важно понимать, что решить эту проблему без участия самих работников, получающих заработную плату по «серым» схемам, практически невозможно.

По теме:

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: