Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Принесенные ветром

До этой осени для полноценного кластера ветроэнергетики в Ульяновской области недоставало одного элемента – собственного производства.

Фото: Александр Кременицкий

«Главный проект региона»

Генерация есть: ветропарк на 35 МВт работает, за полгода он произвел 48,6 млн кВт.ч – этого хватило бы для тысячи трамваев, чтобы проехать 14 тыс. километров.

Образование есть: в УлГТУ готовят специалистов по направлению «Технологии ветроэнергетики», суммарно на первом и втором курсе учатся 25 человек. Научные разработки есть: в наноцентре создали антиобледенительное покрытие для ветряков.

И производство теперь есть. Месяц назад датский Vestas начал адаптировать под себя корпус завода «АэроКомпозит-Ульяновск», где будет выпускать композитные лопасти.

– Это и есть технологический кластер – генерация, производство, образование, наука, – отметил председатель правления ООО «УК «Роснано» Анатолий Чубайс в видеообращении к гостям торжественной церемонии закладки капсулы времени на заводе Vestas.

По его словам, наш регион был первым, на кого смогла опереться «Роснано» в проекте по созданию индустрии ветроэнергетики.

– Ульяновская область выхватила знамя лидерства, и все другие регионы страны – и Ростовская область, и Татарстан, и Пермский край – будут перенимать ульяновский опыт. А сам ульяновский регион стал центром ветроэнергетики в России, – заявил г-н Чубайс.

Губернатор Сергей Морозов назвал развитие ветроиндустрии «самым главным и приоритетным проектом за всю современную историю Ульяновской области».

– Этим проектом мы открываем возможность для российских производителей встроиться в сложные высокотехнологичные кооперационные цепочки. А если посмотреть дальше, то мощный ветропарк и дешевая возобновляемая энергия – колоссальный ресурс для развития промышленности в национальном масштабе, – сказал глава региона.

930 ветротурбин до 2024 года

Производство лопастей в Ульяновске планируют запустить в первом квартале 2019 года. Объем инвестиций в проект оценивается в 1,4 млрд рублей. Инвестором выступает ООО «Вестас Мэньюфэкчуринг Рус» – совместное предприятие Vestas Manufacturing A/S (доля в уставном капитале 51%), АО «Роснано» и ульяновской компании ООО «Аквилон» (у них по 24,5%).

– В рамках специнвестконтракта мы ввозим заготовки лопастей, проводим здесь доработку и параллельно занимаемся наладкой оборудования, – рассказал Кимал Юсупов, генеральный директор «Вестас Мэньюфэкчуринг Рус».

По его словам, первые девять лопастей уже собраны прямо в грузовом речном порту «Королевка». Длина каждой из них превышает 60 метров, рассчитаны они на турбины мощностью 3,6 МВт, которую в дальнейшем планируется довести до 4,2 МВт.

У Vestas уже налажено производство в нашей стране: в Дзержинске компания выпускает гондолы для ветрогенераторов. После старта предприятия в Ульяновске и завода по производству башен в Ростовской области, локализация мощностей компании в России достигнет 65%.

– Для компании – глобального игрока номер один – приход на новый рынок с достаточно высокими требованиями по локализации и сложной регуляторикой был вызовом, – прокомментировал приход Vestas в Россию Алишер Каланов, руководитель инвестиционного дивизиона ВИЭ УК «Роснано».

Потребности рынка в лопастях, как объяснил г-н Юсупов, понятны: договоры поставки мощностей (ДПМ) разыграны на 3,4 ГВт – именно столько ветропарков по госпрограмме поддержки ВИЭ должны построить в России до 2024 года. Не только фонд «Роснано» и Fortum, но также Росатом и итальянская Enel. А дальше математика. Турбина в 3,6 МВт – это три лопасти. Значит, 3,4 ГВт – это немногим более 2800 лопастей. Или 67 ветропарков, подобных тому, что работает сегодня под Ульяновском.

– Наша бизнес-модель построена на основе кооперации с партнером («Роснано», – прим. авт.). Соответственно, производственные мощности сделаны исходя из его потребностей, – сказал Кимал Юсупов. – Лопасти будут поставляться на те проекты, которые наш партнер будет размещать на всей территории Российской Федерации. Но одной страной мы не ограничены: согласно специнвестконтракту, у нас есть обязательство по экспорту лопастей.


Доживем до окупаемости

Фонд «Роснано» и Fortum – крупнейший игрок на российском рынке ветроэнергетики. В его портфеле самый крупный объем ветропарков.

– До 2023 года мы должны построить 1823 мегаватта ветряных мощностей. Это огромная программа, и успех или неуспех этой программы во многом определяется нашим технологическим партнером – компанией Vestas и развитием этого предприятия, – отметил Александр Чуваев, генеральный директор ПАО «Фортум». – Сейчас идет проработка вопроса о продлении программы до 2035 года. Пока не могу сказать, какая мощность будет в разбивке по годам и в каком механизме. Скорее всего, это будет ДМП, потому что механизм себя зарекомендовал как хорошо действующий в отношении потребителей и инвесторов.

По мнению Алишера Каланова, господдержка нужна как минимум до тех пор, пока отрасль не станет самоокупаемой:

– Как только это произойдет, объемы установленной мощности возобновляемой энергетики в общем балансе энергосистемы России начнут расти в силу чисто экономических условий. А дальше работает история, связанная с регуляторикой и механизмами поддержания надежности и управляемости систем.

Пока на долю ВИЭ приходится менее 1% генерации электроэнергии в России. О том, как дальше будут развиваться события, эксперты рассуждают осторожно.

– Сейчас тяжело говорить о том, что это будут какие-то большие цифры, но, в принципе, величина до 10%, мы считаем, абсолютно оправданная. Если сложить два компонента – господдержку и рыночную конкуренцию – считаю, что этот объем возможен к реализации в сценарии развития энергосистемы РФ, – предположил Алишер Каланов.

– Технологии развиваются, через какое-то время (не могу сказать, через какое) они будут конкурентоспособны. И тогда господдержка требоваться не будет. Когда это произойдет – не могу ответить, – сказал Александр Чуваев. – Во многих странах, где строится солнечная энергетика, – в Саудовской Аравии, например, – себестоимость электроэнергии уже сопоставима с традиционными источниками. Как это все будет развиваться у нас, мы посмотрим. Но тренд, безусловно, есть, и он точно совершенно приведет нас в конечную точку, когда альтернативная энергетика, включая ветроэнергетику, будет конкурентоспособна по сравнению с энергетикой тепловой и атомной.

Что думают эксперты


Сергей Чикин
технический директор ООО «Спецэнергомаш»

Какие возможности для российских производителей открывает развитие ветроиндустрии?

– Это возможности расширения рынка сбыта и освоение новых видов продукции, включение в цепочки глобальных поставщиков для мировых вендоров, выход на международные рынки, повышение качества продукции и обучение персонала.

Когда господдержка не будет требоваться для ветрогенерации?

– Для объектов изолированной энергетики уже сейчас не требуется господдержка, так как тариф ветра для изолированных сетей конкурентоспособен. Для оптового рынка и существующих ветропарков стоимость электроэнергии за периодом действия ДПМ будет ниже традиционных видов генерации. Для вновь вводимых объектов в ценовой зоне при заключении свободных договоров на среднем и низком уровне напряжения зеленый паритет достижим на горизонте 7-10 лет, для оптового рынка – на горизонте 10-15 лет.


Александр Смекалин
председатель правительства Ульяновской области

Какие возможности для российских производителей открывает развитие ветроиндустрии?

– Возможности для российских производителей открываются самые широкие, ведь это совершенно новая отрасль для страны. Есть возможность занять свою нишу на новом рынке. Более того, открываются возможности для роста и выхода на рынок международный, как в качестве самостоятельного поставщика, так в кооперации с другими производителями международного уровня. А это уже другая планка в качестве поставляемой продукции, в компетенциях.

Как дальше будет развиваться ветроэнергетика в России?

– Уверен, что у ветроэнергетики в России большое будущее. У нас есть много территорий, на которых этот способ получения энергии востребован уже сейчас, например, в удаленных регионах, где тариф для «ветра» конкурентен уже сейчас. Возможно, в дальнейшем это направление, как и другая инвестиционная деятельность, будет реализовываться в рамках индустриальных парков и других особых зон развития, в качестве комплексного развития территории.


Игорь Брызгунов
президент Российской ассоциации ветроиндустрии

Как дальше будет развиваться ветроэнергетика в России?

– Каждый год будет вводиться от 200 до 700 МВт до 2023 года. Сейчас ведутся работы на площадках в Адыгее, Ульяновске, проектирование в Ростовской области, Мурманской, Ленинградской.

Стоимость электроэнергии от ветрогенераторов снижается, капзатраты падают. Они на некоторых объектах ветропарков в России уже ниже 800 евро за 1 КВт, что ниже большинства традиционных источников генерации.

По прогнозам IRENA в горизонте 2030 года стоимость энергии от ветропарков будет ниже всех существующих традиционных источников.


Сергей Филиппов
руководитель дирекции популяризации Фонда инфраструктурных и образовательных программ (Роснано)

В какие регионы и страны будут поставляться лопасти, произведенные в Ульяновске?

– Предполагаемые регионы строительства ВЭУ – Ульяновская, Ростовская, Астраханская, Оренбургская, Волгоградская, Мурманская области, Татарстан, Калмыкия, Пермский, Ставропольский, Краснодарский края.

Производства лопастей в Ульяновске и башен в Таганроге станут одним из ключевых этапов программы локализации оборудования ветроэнергетики в России.

Когда господдержка не будет требоваться для ветрогенерации?

– Есть большой риск того, что в случае отказа от продления программы поддержки ВИЭ с использованием механизма ДПМ достижения текущей программы поддержки ВИЭ, реализуемой в 2013-2024 годах, стоимостью до 2 трлн рублей (стоимость программы для потребителей оптового рынка) полностью девальвируются.

В большинстве случаев деятельность высокотехнологичных предприятий по выпуску локализованных элементов оборудованию ВЭС и СЭС будет приостановлена в отсутствии рынка сбыта своей продукции, из-за того что технологии ВИЭ не успеют достичь стоимостной конкурентоспособности (паритета LCOE) с традиционной генерацией на внутреннем рынке, а произведенное в России оборудование ВИЭ будет неконкурентоспособно на внешних рынках.

Эльмира Кобина, Милана Салманова

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: