Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Вена,
прекрасная и мужественная

Вена – незабываема. Ее исторический центр в пышном наряде барокко настолько роскошен, что создается впечатление, что ты любуешься не городом, а огромным свадебным тортом, нарядным и помпезным до слащавости. Но прощаешь славной столице эти излишества, потому что заказчики и архитекторы строили с желанием оставить после себя красоту, радость, праздник.

Фото Ольги Ронжиной

Вена была основана римлянами в середине I века нашей эры. Сейчас ее население чуть-чуть не дотягивает до 2 млн жителей. Столица признана первой среди 220 крупнейших городов мира по качеству жизни. Однако в истории Вены были не только радостные страницы, были и горькие, и очень-очень страшные.

Сегодня я расскажу несколько историй о жителях австрийской столицы.

Во время черное чумы

В 1678-1679 годах в Вене бушевала чума. Она выкосила треть населения столицы (а всего в ней было около 100 тыс. жителей).

Наш гид рассказывает такую историю. Правивший в то время император Леопольд I истово молился Господу об избавлении от мора. Он якобы принес обет, что навсегда останется коленопреклоненным, если Бог остановит чуму… И, кстати, сразу после этого вместе с семьей выехал из города.

Королевская семья вернулась, когда чума отошла. И Леопольд повелел поставить пышную чумную колонну как знак благодарности Всевышнему за избавление от эпидемии. В 1693 году чумной столб был готов. Обычно подобные памятники представляют собой красивую колонну с фигурой Девы Марии наверху (они так и называются – Мариинские столбы). А венский памятник посвящен Святой Троице и просто потрясает воображение. Это мраморный конус, где в облаках витают ангелы, христианские святые и маленькие ангелочки – путти. Завершается колонна позолоченным изображением Святой Троицы. На постаменте – портрет Леопольда I, который молится Вере (так государь исполнил свой обет навеки остаться коленопреклоненным).


Леопольд I на постаменте колонны навеки остался коленопреклоненным

О генетике тогда представления не имели, продолжает гид, и среди Габсбургов насчитывалось 22 династических брака. Естественно, многие представители правящей семьи носили черты вырождения. Леопольд был умным человеком, опытным политиком, тонким знатоком изобразительных искусств и музыки. Но внешность его была отталкивающей из-за кровосмешения: нижняя челюсть выдавалась вперед на шесть сантиметров, язык вываливался, император с трудом мог пережевывать пищу. Но – что значит королевское достоинство! – он ежедневно заглядывал в мастерскую скульптора, работавшего над его портретом, и следил, чтобы изображение ни в коем случае не приукрашивало оригинал.

Народным героем во время той эпидемии в Вене стал некий волынщик, сочинитель куплетов и певец Августин. Многие думают, что это – имя. Но есть мнение, что это фамилия, а звали его Марксус, попросту – Маркс. Этот веселый молодой человек пел по вечерам свои песенки в тавернах, иногда за деньги, иногда – просто за выпивку. А выпить он очень любил. Когда началась чума, он запил крепко: мол, все равно помирать! Однажды набрался «до синих котят», ночью пошел домой, упал на улице и уснул. Мимо проезжал санитарный патруль, который собирал трупы погибших от чумы людей и сбрасывал их в специальные ямы. Не разобравшись, и Августина снесли к такой яме. Утром он очухался в компании мертвецов, с трудом выбрался из ямы. И не то что не умер, но даже не заболел.


Венская чумная колонна

На радостях сочинил песенку, которую знают не только все австрийцы, но и все наши соотечественники: «Ах, мой милый Августин, Августин, Августин…» Оказывается, это совсем не детская и вовсе не радостная песенка. Она – о том, как в город пришла чума. Вот такой у нее подстрочный перевод:

…Деньги пропали, девушка пропала,
Все пропало, Августин!
Ах, мой милый Августин,
Все пропало!

Пиджака нет, ценностей нет,
Августин лежит в грязи.
Ах, мой милый Августин,
Все пропало!

И даже богатая Вена
Пропадет, как Августин;
Она плачет вместе со мной,
Все пропало!

Каждый день был праздником,
Теперь у нас чума!
Теперь у нас большие похороны,
Это все, что осталось.

Августин, Августин,
Ложись в могилу!
Ах, мой милый Августин,
Все прошло, все!

Августин пел свою песенку в тавернах, и ему, вернувшемуся с того света, теперь хорошо платили. Правда, через несколько лет он умер от алкоголизма. Но в народе укоренилась мысль о том, что вино – лучшее лекарственное средство при эпидемиях. А на улицах столицы Августину установлены памятник-фонтан, а также мемориальная доска на таверне, где он, в соответствии с легендой, впервые спел свою знаменитую песенку.


Алтарь церкви святого Августина – придворной церкви Габсбургов, где венчались многие представители династии

«Вставайте, жители Вены!»

Недалеко от прекрасного готического кафедрального собора святого Стефана есть скромная Церковь капуцинов. Освящена она была в честь Богородицы Ангелов.

В нише на фасаде этого храма есть очень интересный памятник. Человек в монашеской рясе и в сандалиях на босу ногу широким и твердым шагом идет вперед. В правой руке у него – поднятый крест. Лицо – суровое и сосредоточенное. Это – изваяние папского легата (то есть человека, выполняющего разовые поручения римского папы в разных странах), которого звали Маркус фон Авиано. Он был членом ордена капуцинов и одним из самых известных проповедников XVII века. В 1683 году, через четыре года после эпидемии чумы, он был в Вене с поручением от папы, когда турецкие войска осадили город.

Так уже случалось: для османов через Вену лежал путь в желанную Европу. Но до сих пор взять столицу турки не могли. Однако в этот раз все было гораздо хуже. Императорские войска под командованием Карла Лотарингского, потрепанные турками, покинули город. Вместе с ними ушли и 80 тыс. беженцев. В крепости остался одиннадцатитысячный гарнизон и 5 тыс. ополченцев. Турецкое же войско вместе с союзниками насчитывало около 170 тыс. воинов.


Вена. Площадь героев

Уже полтора месяца Вена была в кольце осады. Продовольствие кончилось. Люди падали от истощения и усталости. В начале сентября турки, сделав подкопы, взорвали участки стен крепости и два равелина. Осажденные ждали возвращения войск Карла Лотарингского вместе с армией польского короля Яна Собеского. Но надвигалось генеральное сражение, а войска еще не подошли.

Накануне битвы в городе царило глубокое уныние. Тогда Маркус фон Авиано вышел на улицы Вены. Он призывал солдат гарнизона и оставшихся жителей на защиту города. Если ты воин, бери в руки оружие! Женщины и дети, помогайте подносить боеприпасы, приготовьте бинты, лекарства и медицинские инструменты в помощь раненым! Он призывал каждого человека собрать все свое мужество и выступить против врага. Примерно так говорил легат, и ему удалось воодушевить людей.

Битва началась на рассвете 12 сентября. 12 часов продержались бойцы гарнизона и ополченцы. Потом в бой вступило подоспевшее польско-австрийское войско. Еще через 3 часа османы были повержены.

А во второй половине XX века Римский Папа Иоанн Павел II канонизировал Маркуса фон Авиано.


Памятник папскому легату Маркусу фон Авиано

Дуэль на дирижерских палочках

Нет в Европе такого музыкального города, как Вена. Здесь жили и создавали свои произведения Моцарт, Бетховен, Гайдн, Сальери, Кальман, Брамс, Шуберт, Глюк, а также многие другие, менее известные композиторы. И, конечно, столицу Австрии в середине XIX века прославили сочинители вальсов, отец и сын Штраусы.

Как известно, Иоганн Батист Штраус-старший (1804-1849 гг.) был двоеженцем. Законная жена Анна родила ему пятерых детей. Вторая, незаконная, Эмилия, – семерых. Анна и ее дети так натерпелись унижений, что старший сын, которого также звали Иоганн Батист (1825-1899 гг.), решил, как отец, стать скрипачом, композитором и дирижером, чтобы со временем затмить славу Штрауса-старшего. Он втайне от отца (тот строго-настрого запрещал это) учился играть на скрипке и приобщил к музыке братьев Йозефа и Эдуарда. Но, впрочем, папе было не до детей. Как руководитель императорского оркестра он гастролировал по всей Европе. Характер у него был поистине неистовым. Он виртуозно, в бешеном темпе играл на скрипке и так же динамично дирижировал. Успех и слава сопровождали его. Он сочинил больше сотни вальсов, и его «Венский вальс» стал символом целого направления в танцевальной музыке.


Парадная лестница Музея истории искусств

И вот для Штрауса-младшего наступило время получать в магистрате лицензию на право дирижировать оркестром. Анна очень боялась, что отец, пустив в ход свои связи, не даст дорогу сыну. Она подала на развод. Штраус-старший пришел в бешенство. Он лишил наследства детей Анны, потом женился на Эмилии.

В ответ сын не пригласил отца на свое первое публичное выступление. Папа не остался в долгу: не поленился обойти владельцев крупных венских залов и попросил, чтобы они не пускали сына в свои помещения… Но дебют Штрауса-младшего состоялся и был успешным. Однако до императорских оркестров ему было еще далеко.

И тогда он получил приглашение в Россию на так называемые Павловские сезоны – летние музыкальные фестивали в городе Павловске, что недалеко от Санкт-Петербурга. Гонорары были баснословные. К тому же Штраус-сын пережил в России яркий роман с Ольгой Смирницкой. Однако девушка была из аристократической семьи, и родители не выдали ее за безродного музыканта.

Через несколько лет Иоганн-младший передал свой «русский контракт» братьям, а сам вернулся на родину. По слухам, в Вене у юного Штрауса было аж 14 (!) невест, прежде чем он выбрал себе жену. В этом смысле он оказался истинным сыном своего родителя.


Украшение крыши Национальной библиотеки

Весной 1848 года в Вене вспыхнуло восстание. И отец с сыном оказались по разные стороны баррикад. Младший Штраус для повстанцев играл на скрипке «Марсельезу». Штраус-старший поддерживал дом Габсбургов.

Революции в это время происходили и в соседних странах. Австрия послала войска под командованием графа Йозефа Радецкого для подавления восстания в Италию. Возвращение войск было триумфальным. Штраус-отец написал посвященный этому событию «Марш Радецкого» («Радецкий-марш») – одно из самых известных своих произведений. Но вот каверзы фортуны! С одной стороны, этот марш настолько полюбился венцам, что стал одним из неофициальных гимнов Австрии. С другой стороны, жители столицы обиделись на старшего Иоганна за то, что он не поддержал восставших, и стали бойкотировать его концерты. Дирижер просто выходил из себя! Однажды он в ярости сломал смычок, вернулся домой и слег. Эмилия, побоявшись инфекции, уехала из дома вместе с детьми. А когда к больному пришли Анна и Иоганн-младший, они уже не застали его в живых. Штраус-отец умер в возрасте 45 лет от скарлатины.

Известность Иоганна-младшего действительно затмила славу Штрауса-отца. Это его почитают во всем мире как Короля вальсов. Он с полным правом руководил императорским оркестром. Ему принадлежат вальсы «Сказки Венского леса», «На прекрасном голубом Дунае» (всего он написал 167 вальсов), оперетты «Летучая мышь», «Цыганский барон» и еще 14 музыкальных комедий, а также польки, кадрили, марши, мазурки и другие произведения. Он не получил ни копейки из отцовского наследства, но честно выполнил сыновний долг: собрал и опубликовал за свой счет полное собрание сочинений отца.

А Вена помнит и ценит обоих композиторов и каждый год посвящает им «Штраус-фестиваль».


Вход в Швейцарский дворик – единственное в Вене произведение искусства эпохи Возрождения
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: