Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Новые горизонты
зеленой энергетики

Российскому рынку альтернативной энергетики тесно в текущей программе развития, рассчитанной до 2024 года. Инвесторы – производители, девелоперы, банки – хотят знать о намерениях правительства хотя бы еще на десять лет вперед. Об этом игроки рынка говорили на Международном форуме по возобновляемой энергетике ARWE-2019, который прошел в Ульяновске в мае.

Фото: Алексей Юхтанов

На пути к первому гигаватту

Два национальных стартапа России – солнечная энергетика и ветроэнергетика – состоялись. Об этом заявляет «Роснано», и эта мысль многократно повторялась на Международном форуме по возобновляемой энергетике ARWE, который в 2019 году стал более масштабным и проблемным. Ulnanotech принял свыше 900 человек из 14 стран – экспертов, представителей международных и российских компаний, чиновников, журналистов.

Дискутировали уже не о том, нужна зеленая энергия или нет. Разговор касался следующего этапа развития отрасли – за пределами 2024 года, когда закончится действие текущей системы господдержки, основанной на запуске оптового рынка электроэнергии по механизму договоров на поставку мощности (ДПМ).


Олег Токарев
замдиректора департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Минпромторга России

– Правительство РФ в свое время приняло достаточно важные решения по поддержке и развитию возобновляемой энергетики, которые касались развития не только непосредственно генерации, но и в первую очередь промышленности – производства продукции для отрасли. Сегодня мы имеем достаточно широкий спектр локализованных производств, которые охватывают и ветроэнергетику, и солнечную энергетику. Это и присутствие мировых гигантов на нашем рынке, и встраивание российских предприятий в цепочку глобальных поставщиков.


В России построено 500 МВт солнечной генерации и 190 МВт ветрогенерации. Постепенно в стране появляются собственные компетенции в этой индустрии. Так, КПД российской гетероструктурной солнечной панели компании «Хевел» (Чувашия) – основного производителя на этом рынке – составляет 21%. По этому показателю завод вошел в мировую тройку (наряду с Panasonic, например).

В конце 2018 года началось производство компонентов для ветрогенераторов: в Дзержинске заработал завод гондол Liebherr, в Ульяновске состоялся технический пуск завода Vestas по изготовлению лопастей, а в Таганроге открылось предприятие «Башни ВРС».

Продолжается строительство ветростанций. В Ульяновской области к двум оптовым ветропаркам Fortum и «Роснано» суммарной мощностью 85 МВт скоро могут добавиться еще два. Соответствующее соглашение руководство региона подписало с компанией EAB NewEnergy (Германия). По планам немецкого инвестора, мощность первого ветропарка составит 75 МВт, стоимость проекта оценивается в 6,5 млрд рублей, запуск ожидается до конца 2020 года.


Сергей Морозов
губернатор Ульяновской области

– Процесс создания ветропарков мы запускаем в ближайшее время еще в нескольких сельских муниципальных образованиях региона. Наша цель – ежегодно вводить новые мощности и в ближайшие три-четыре года суммарно довести их при поддержке правительства РФ до 500 МВт, то есть увеличить почти в шесть раз. Общее количество обеспеченных хорошим ветром площадок позволяет нам построить ветропарки суммарной мощностью не менее 1 ГВт.

За счет энергии ветра восполняется 8% потребности Ульяновской области в электроэнергии. По ожиданиям региональных властей, к 2030 году эта цифра достигнет 30%

Другие потенциальные регионы для размещения ветроэлектростанций – Калмыкия, Татарстан, Краснодарский, Ставропольский и Пермский края, Ростовская, Астраханская, Самарская, Оренбургская, Саратовская, Волгоградская области. По данным Российской Ассоциации Ветроиндустрии, больше всего мощностей планируется ввести в Краснодарском крае – 860 МВт к 2023 году.

Откуда деньги?

1,8 трлн рублей – такой объем платежей за возобновляемые источники энергии на оптовом рынке за период 2014-2038 годов прогнозирует Ассоциация «НП Совет рынка». И еще одно число: в одной только Ульяновской области в проекты ветроиндустрии в ближайшие пять лет планируют привлечь 100 млрд рублей инвестиций. Профессиональные игроки рынка на такие прогнозы реагируют спокойно, считая, что перспективы для их воплощения в жизнь есть.


Вадим Дормидонтов
вице-президент по энергетике и ЖКХ АО «Газпромбанк»

– На вопрос «Откуда возьмутся на все это деньги» хочется вернуться лет на пять назад, когда на кредитный комитет банка пришли первые проекты в области возобновляемой энергетики. Тогда непонятно было, для чего «дорогая импортная машина» нужна стране, в которой больше всех газа. Мы прошли долгий путь. У нас создана одна из лучших в мире моделей регулирования возобновляемой энергетики. На сегодняшний день этот сегмент энергетики стал примерно таким же, как газовый и угольный – с той только разницей, что темпы роста возобновляемой энергетики в разы превышают темпы роста традиционной. Пять лет развития отрасли привели к тому, что не только сформировались мощности по локализации компонентов и появились надежные и мощные девелоперы, которые могут реализовать в России проекты ветропарков и солнечных электростанций, но и появился большой конкурентный пул денег, которые инвесторы готовы вкладывать в проекты по возобновляемой энергетике.


Вадим Дормидонтов

По словам г-на Дормидонтова, в портфеле «Газпромбанка» более 130 млрд руб-лей кредитов, вложенных в проекты солнечных электростанций и ветропарков. Это деньги и непосредственных игроков рынка (Фонда развития ветроэнергетики, «Хевела» и др.), и компаний традиционной энергетики, которые начинают обращать внимание на ВИЭ. Например, «Т Плюс».

Возобновляемые источники энергии по-прежнему дороже традиционной генерации – особенно, энергия солнца. Но уже заметен тренд снижения стоимости ВИЭ, чему способствует конкуренция на рынке. Как отмечает директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики, партнер VYGON Consulting Алексей Жихарев, за последние пять лет киловатт-час на возобновляемой линии в России подешевел на 50%.

И это – при мягко говоря небольших объемах зеленой генерации в нашей стране. За шесть лет у нас реализовано проектов суммарной мощностью 880 МВт. В Китае за этот же период –75 ГВт, в США – 15 ГВт, в Германии – 8 ГВт.


Алексей Жихарев
директор Ассоциации развития возобновляемой энергетики, партнер VYGON Consulting

– Объемы маленькие, но конкуренция большая – о чем это говорит? О том, что инвесторам важен не столько сам механизм стимулирования и стабильный денежный поток, сколько уверенность в получении объемов. Механизм ДПМ ВИЭ обеспечил уверенность инвесторов в том, что до 2024 года каждый год будет добираться определенный объем гигаватт на рынке. Важно обеспечить долгосрочность этой уверенности и понимание, что рынок будет развиваться в дальнейшем.

Проблемы отрасли

А развиваться рынок будет, вероятно, не такими высокими темпами, какие планировались изначально.


Алексей Жихарев

– В России установлен целевой показатель доли возобновляемой энергии в общей энергосистеме – 4,5% к 2024 году. Мы должны себе признаться, что даже показатель 2,5% к 2024 году не будет достигнут. Текущие мощности ВИЭ в энергосистеме занимают около 1%. Чтобы обеспечить достижение целевого показателя 2,5% с 12-летним опозданием (к 2035 году), нам нужно вводить по 1 ГВт в год.

Но этого недостаточно, чтобы занять достойное место на международном рынке, признают в Минпромторге России.


Олег Токарев

– По оценке экспертов, к 2024 году благодаря реализации программы господдержки, российская промышленность может обеспечить производство оборудования для возобновляемой энергетики примерно на уровне 1,14 ГВт в год, – этого мало. Приведу пример. Наша компания приезжает с бизнес-миссией в Саудовскую Аравию, где партнеры ей говорят: «Мы заинтересованы в покупке вашего оборудования, нам нужен гигаватт в год». Мы не можем сейчас это дать.


По подсчетам министерства, для успешного развития и наращивания компетенций России потребуется не менее 1,4 ГВт в год производственных мощностей как в ветроэнергетике, так и в солнечной энергетике.

– Что позволит нам нарастить компетенции? Прежде всего мы считаем необходимым продлить программу поддержки возобновляемой энергетики через механизм ДПМ до 2035 года, – заявляет г-н Токарев, добавляя, что Минпромторг намерен поддерживать индустрию.

Проблемы рынка озвучила УК «Ветроэнергетика», управляющая совместным фондом «Роснано» и Fortum. По словам заместителя гендиректора компании Алексея Круглова, развитию мешают три фактора. Первый: отсутствует нормативно-правовая база для проектирования и строительства ветроэлектростанций – сегодня на них распространяются требования, аналогичные требованиям в традиционной энергетике. Второй: сроки техприсоединения к электросетям слишком большие (у МРСК – 2,25 года, у ФСК – от 2,5 до 3,5 лет). Третий: в России нет специалистов в области девелопмента ветропарков, имеющих специальные знания по расстановке ветроустановок и оценке ветропотенциала. Большие надежды в этом плане возлагаются на выпускников кафедры «Технологии ветроэнергетики», созданной в Ульяновске.



Вадим Дормидонтов

– Для банкиров и инвесторов все будет зависеть от того, какие решения будут приняты в ближайшее время по поддержке и регулированию отрасли. Программа ДПМ создала трамплин для того, чтобы раскрутить этот механизм. Чтобы финансирование продолжало поступать, нужна не менее надежная и не менее понятная для финансового сообщества модель рынка.

Альтернатива для роста

Одним из способов встроить ВИЭ в рыночные условия считают развитие добровольного спроса. Его создают потребители, которые целенаправленно и по собственной инициативе хотят покупать зеленую энергию – для достижения своих экономических, природоохранных, социальных и других целей.


Олег Баркин
зампредседателя правления Ассоциации «НП Совет Рынка»

– Во всем мире огромные усилия направлены на то, чтобы сформировать реальный общественный запрос на возобновляемую энергию от потребителей и корпораций, чтобы субъекты осознанно покупали зеленую энергию. Этот спрос в России значительный, он превышает объемы выработки на ВИЭ.

С одной стороны, добровольный спрос – это рыночный сигнал: сколько зеленой электроэнергии нужно потребителям, в каких местах, какие технологии наиболее предпочтительны. С другой стороны, это рыночная альтернатива, которая снимает часть нагрузки с покупателей, включенных в обязательные схемы поддержки возобновляемой энергетики.


Игорь Брызгунов
председатель Российской Ассоциации Ветроиндустрии

– Эта модель очень важна, и если мы это запустим, мы получим огромных размеров рынок без конкурсов.

Рынок ВИЭ запущен, но лишь в его оптовой части. Не реализованы возможности розничных рынков, устойчивых примеров которых у нас нет. Пока мы видим пилотные проекты, которые лишены коммерческой эффективности.


Игорь Брызгунов

Антон Усачев
директор Ассоциации предприятий солнечной энергетики

– Мы очень ждем, что Государственная Дума не будет переносить на осеннюю сессию и примет раньше закон о микрогенерации. Мы как бизнес видим сегодня огромный спрос со стороны потребителей, которые хотят в своих частных домохозяйствах устанавливать солнечные системы. И надеемся, что банки повернутся к частному потребителю и предложат разумные кредитные пакеты для покупки микроустановок.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: