Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Ульяновский АПК. Прокормим своих?

Год назад Россия ввела продовольственное эмбарго в отношении стран, поддержавших антироссийские санкции.

Год назад Россия ввела продовольственное эмбарго в отношении стран, поддержавших антироссийские санкции. Время подводить итоги. Воспользовались ли российские аграрии нежданным шансом? Как на эмбарго ответил ульяновский АПК?

Регион в безопасности

Если бы не было санкций, их следовало бы придумать - как толчок для развития отечественного АПК. А то, что получается: Россия, исторически аграрная держава, обладающая огромным сельскохозяйственным потенциалом (200 млн га угодий, 12% лучших земель мира, но более-менее эффективно используется лишь треть земли), покупает массу сельхозпродукции за рубежом. Доходит до абсурда: Израиль, где практически нет плодородных земель, поставляет нам клубнику, обычную морковку. Египет с его пустынями выращивает для россиян картошку!

При этом продовольственную безопасность никто не отменял, в том числе, на уровне нашей Ульяновской губернии, которая, как и в прошлом веке, имеет статус аграрного региона. В сельской местности у нас проживает 330,9 тыс. человек, почти 26% населения области. В сельском хозяйстве занято 79,5 тыс. человек (13% работающего населения), во всех категориях хозяйств имеется 2082,7 тыс. га сельхозугодий (56% территории области), из них 1584,1 тыс. га - пашня. Сельскохозяйственным производством в области занимаются 245 сельхозпредприятий, 647 крестьянско-фермерских хозяйств. Около 253 тыс. семей имеют личные подсобные хозяйства.

- Из-за неблагоприятных погодных условий в этом году аграрии собрали относительно скромный урожай - 900 тыс.
тонн зерна (обычные показатели -
1,1-1,2 млн тонн), что повлияло на финансовые показатели нашего АПК, - рассказал «ДО» глава регионального Минсельхоза Александр Чепухин. - Для потребности области нужно 650-700 тыс. тонн зерна, так что продбезопасность обеспечена, опасений здесь нет. Кроме того, прекрасно вызрел урожай подсолнечника, у нас посеяно 200 тыс. га этой культуры, причем стоит подсолнечник вдвое дороже, чем в прошлом году, соответственно, больше отдача с гектара. Аграриям на руку то, что подорожало подсолнечное масло - экспортный товар. Недавно в Новомалыклинском районе открылся новый маслозавод с немецким оборудованием. Огромная мощность переработки - 700 тонн маслосемян в сутки. В следующем году в Димитровграде будет запущен второй в городе атомщиков маслозавод.

В сельском хозяйстве Ульяновской области занято 79,5 тыс. человек - 13% работающего населения. Сельхозпроизводством занимаются 245 сельхозпредприятий, функционируют 647 КФХ

- Сельхозпроизводители мониторят рынок, откликаются на потребности населения, - продолжает г-н Чепухин. - Например, в прошлом году возникла необходимость дополнительно обеспечить область крупами, и в 2015-м открылись три новых производства - «Наша Родина» в Николаевском районе, Репьевский крупозавод в Новоспасском и новый завод ИПК «Юность» в Чердаклинском. В этом году гречиха дала неплохой урожай, так что никакого ажиотажа по этой крупе больше нет.

Ульяновская область в полном объеме обеспечивает себя растительным маслом, яйцами, сахаром, картофелем. Но меньше потребности в регионе производится овощей, а также молока (сырье завозится из Татарстана, Самары, Мордовии). Нет проблем по готовой молочной продукции, ее мы производим в два раза больше, чем потребляем, на территории области сосредоточены большие мощности по производству молока («Молвест», «Алев», «Вита»), не считая небольших фирм. Ульяновское молоко реализуется на территории всего ПФО, например, в Нижнем Новгороде можно увидеть «Кошкинское молоко».

По свинине объемы производства в регионе так же больше потребления, в отрасли наблюдается положительная динамика на протяжении последних трех лет, и санкции тут, в общем-то, ни при чем: нужно было восполнять снизившееся в одно время поголовье свиней. Если сегодня востребовано мясо кролика и индейки, то ульяновские фермеры стараются увеличивать объемы их производства, независимо от эмбарго. Благо, как показывают опросы, россияне стали чаще делать выбор в пользу отечественных продуктов.

Однако за последнее время ульяновский АПК несколько ослабил свои позиции в масштабах экономики региона. Сегодня на долю сельского хозяйства приходится 6,3% валового регионального продукта, в 2011 году этот показатель составлял 11%.

Наш ответ пармезану

Итак, со дня введения продовольственного эмбарго в ответ на антироссийские санкции прошел год. Чем ответили на заслон импорту отечественные сельхозпроизводители? Как сообщает Росстат, выросло производство мяса и мясопродуктов, за январь - август 2015 года - почти на 5% в годовом измерении. По молочным продуктам рост 2,7%, по переработке рыбы и рыбопродуктов - 4,2%.

Экспорт продукции отечественного АПК подошел к цифре 20 млрд долларов. В прошлом году он составлял 15 млрд, в то время как экспорт российского газа равнялся 50 млрд долларов. Успехи налицо. В целом агропром растет быстрее, чем многие другие отрасли российской экономики.

А каковы успехи Ульяновской области на сельхозпоприще? По данным Росстата, на 1 сентября по сравнению с январем -
августом 2014 года поголовье свиней
у нас выросло на 13,2%. Однако коров стало меньше почти на 10%, а птицы - на все 26,2%. Сказалась остановка крупнейшей в регионе птицефабрики «Симбирск-
Бройлер». Но в целом в этом году, как утверждает региональный Минсельхоз, Ульяновская область идет с положительным индексом производства продуктов питания.

За девять месяцев 2015 года по сравнению с тем же периодом 2014-го в Ульяновской области поголовье свиней выросло на 13,2%, коров стало меньше почти на 10%,
птицы - на 26,2%

Символами продуктовых санкций в России стали запрещенный хамон и сыр сорта «пармиджано реджано». Почему-то именно отсутствие этих продуктов опечалило отечественных гурманов. А если серьезно, то, как отмечают эксперты, санкции дали толчок в первую очередь развитию свиноводства и сыроделия. По данным Национального союза производителей молока, за этот год отечественные сыроделы нарастили объем производства больше чем на 10%.

- Наши перерабатывающие предприятия так же достаточно быстро реагируют на новые условия, осваивают новые виды продукции. Так, «Молвест» начал производить сыр марки «Тильзитер», «Алев» -
аналог «Валио», завод быстро переоборудовал конвейер на замещение продукции из Европы. Санкции дали толчок перерабатывающим предприятиям, которые смогли расширить линейку продукции, получить дополнительную полку в сетях, -
говорит Александр Чепухин. - Теперь перед нами стоит важная задача - подтянуть сырьевую базу, полностью обеспечить переработку сырым молоком. Пока же только «Молвест» ежемесячно закупает 100 тонн молока в Татарстане. Проблема увеличения объемов производства молока, как и по всей стране, стоит очень остро, ведь это отрасль с длинным периодом окупаемости инвестиций. В перспективе мы хотели бы добиться увеличения реального производства молока, а не «бумажных» статистических показателей, потому что имеющаяся статотчетность показывает завышенные объемы молока в хозяйствах населения. Надеюсь, что Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 года позволит получить истинную картину.

Ульяновские аграрии, опять-таки в ответ на санкции, научились производить по особой технологии мраморное мясо. ИП Плаксин в Чердаклинском районе специализируется на герефордской мраморной породе коров, а в Уразгильдинском ООО «Золотой теленок» сделали ставку на породу абердин-ангус. Умеем ведь, когда захотим!

- Не было бы счастья, да санкции помогли, эмбарго сыграло отечественным свиноводам на руку, - рассказывает управляющий свиноводческой фермой
ООО «РОС-Бекон» Владимир Лутай. -
В прошлом году мы закрывали потребности региона в свинине на 30%, сегодня - уже на 60. И инвесторы ориентируются уже не только на внутреннее потребление нашей продукции, но и на внешние рынки.

«Жигули» против «Мерседеса»

Эксперты не устают повторять, что импортозамещение - процесс долгий, однако он мог бы спориться веселее, если б не ряд сдерживающих факторов. Например, дефицит собственных денежных средств у сельхозпроизводителей, удорожание банковских кредитов (если в 2014 году процентная ставка по краткосрочным кредитам составляла около 14%, то зимой она повысилась до 25-28%). Сыграло в минус ужесточение требований банков к выдаче заемных средств и забюрократизированность процедуры оформления кредитов: заявки отправляют на рассмотрение в головные офисы, где они находятся чуть ли не два месяца. По данным регионального Минсельхоза, к окончанию полевых работ Ульяновский филиал ОАО «Россельхозбанк» выдал кредитов почти вдвое меньше, чем в 2014 году.

- Год был тяжелым как для агропромышленного комплекса в целом, что подтверждают наши клиенты, так и для банка в целом, - рассказала «ДО» замначальника отдела по работе с клиентами малого и микробизнеса Ульяновского филиала АО «Россельхозбанк» Лариса Соловьева.
- Многие сельхозпредприятия оказались неспособны выполнять свои обязательства, некоторые вошли в процедуру банкротства. Отмечу, что многие сельхозтоваропроизводители области оказались не готовы открывать новые производства или менять сферу деятельности - в первую очередь, из-за непонимания дальнейших изменений в отрасли, а также из-за еще не полностью отработанных схем поддержки сельхозтоваропроизводителей (новый порядок субсидирования из федерального и регионального бюджетов). В результате банк был вынужден пересмотреть подход к кредитованию отрасли АПК в целом, а также выработать совершенно иной подход к рассмотрению заявок клиентов, в том числе в плане рассмотрения крупных инвестиционных проектов.

- Сегодня очень крутые кредиты, - восклицает глава компании «Золотой теленок» Аняс Гареев. - И пока последний рубль по кредиту не отдашь, новые деньги не дадут. А нам уже закладывать нечего. Как в таких условиях развиваться?

Глава российского Минсельхоза Александр Ткачев прогнозирует: стране понадобится около десяти лет, чтобы полностью заменить импортные продукты питания. Но заменить импортный пармезан на отечественный аналог - полдела, это лишь верхушка айсберга. Сегодня «сделано в России» - это смесь импортного и отечественного сырья, упаковки и технологий.

У нашего сельского хозяйства сегодня высокая импортозависимость. Так, передовые хозяйства стараются приобретать исключительно импортную почвообрабатывающую и уборочную технику. Говорят, трактор John Deere по сравнению с отечественным аналогом - что «мерседес» против «жигулей». Но и стоит импортное чудо в пределах 330 тысяч евро!

- Специи, приправы для производства колбас - все импортное, - говорит Владимир Лутай. - Но, главное, в России серьезно отстает сельскохозяйственная наука, в частности, хромает генетика свиней. Мы, например, завозим свиней из Канады, Голландии, Дании. Например, порода «ландрас» отличается большим содержанием постного мяса, что сейчас очень актуально.

Ульяновские аграрии закупают импортные минеральные удобрения, средства защиты растений, семена. Соответственно, рост курса рубля по отношению к мировым валютам автоматически привел к резкому удорожанию материально-технических ресурсов местного АПК. В результате, как рассказали в холдинге «РОС-Бекон», «если до кризиса планировали приобрести в лизинг две единицы дорогостоящей техники, то сейчас можем позволить только одну». В ответ на удорожание ресурсов ульяновские сельхозпроизводители не могут адекватно повысить отпускные цены из-за ограниченной платежеспособности населения.

Ульяновский АПК несколько ослабил свои позиции в масштабах экономики региона. Сегодня на долю сельского хозяйства приходится 6,3% ВРП, в 2011 году этот показатель составлял 11%

Антикризисные технологии в отдельно взятом хозяйстве

Чтобы увидеть в миниатюре ульяновский, а то и российский агропром - со всеми его бедами и победами - далеко ехать не нужно: Чердаклинский район, где расположено КФХ «Возрождение», совсем рядом с Ульяновском.

«Возрождение» - хозяйство многопрофильное, его глава Вадим Мартынов давно понял, что сегодня целесообразнее развивать и животноводство, и растениеводство, эти отрасли тесно взаимосвязаны. Да и для коллектива лучше.

- Если только на земле работать, то в межсезонье работники будут простаивать. Просто выплачивать им зарплату, чтобы не разбежались, - это расслабляет, люди всегда должны быть в тонусе, - утверждает авторитарный руководитель.

Глава «Возрождения» недоволен урожаем-2015: в прошлом году собрали ровно в два раза больше ячменя и пшеницы, хотя вложили в землю не меньше. Всему виной - засушливые май и июнь. Ну, что делать, «утерлись и дальше работать». Стагнации в связи с кризисом нет, показатели растут. Три года назад в КФХ обрабатывалось порядка 3 га земли, общее поголовье скота было 609, производство молока составляло 2,7 тонны в день. Сегодня поголовье - 2,5 тысяч коров, из них более 1,1 тысячи - дойное стадо, от которого получают порядка 18 тонн молока в день.

- Одна проблема - в кризис входные ресурсы стали дороже. Техника, импортные семена, средства защиты подорожали вдвое, удобрения выросли в цене на 60-70%. Легче сказать, что не особо подорожало, - дизтопливо, - рассказывает фермер. - А вот молоко, которое мы сдаем, стало на рубль дешевле, чем год назад, ладно хоть зерно немного поднялось в цене. Помогает внутриобластная кооперация, сдаем ячмень на пивзавод «Трехсосенский». Знаю, что у многих ульяновских аграриев большая проблема - стабильный сбыт продукции.

Вадим Мартынов бывал в Европе, знакомился с передовыми сельскохозяйственными технологиями, видел, на что они способны: скажем, в хозяйстве Голландии 5 тысяч быков на откорм обслуживают три человека, остальные задачи решают умные машины. Мартынов тоже пошел на траты, закупил доильное оборудование Westfalia. С немецкой «каруселью» планирует увеличить количество фуражных коров до 1,5 тысяч. Строительство нового животноводческого комплекса обошлось предприимчивому фермеру в разы дешевле, сэкономил на стройматериалах, приобрел их у разорившихся хозяйств.

Снижение доли ручного труда для развития многопрофильного хозяйства - жизненная необходимость: с кадрами на селе просто беда.

- Люди разучились работать, деградируют, - сетует Мартынов. - В Европе и производительность труда гораздо выше, да менталитет другой. Там аграрии ценят свою работу, уважают человека, который платит им деньги, у них нет желания воровать. У меня же на девять человек - один сторож, и то не хватает!

У Мартынова - наполеоновские планы. Мечтает установить в Ульяновске сеть молокоматов. Подобные проекты успешно работают, скажем, в Смоленске. Но там власти субсидируют предпринимателю 50% стоимости автоматов для продажи свежего молока (один комплект стоит порядка 1,4 млн рублей). Одно только КФХ «Возрождение» может поставлять натуральное молоко для 50 молокоматов.

Из-за удорожания материально-технических ресурсов сельхозпроизводителям потребовалось средств на проведение весенних полевых работ в 2015 году
на 22% больше, чем в 2014-м

Мартынов утверждает, что сельское хозяйство - абсолютно прибыльный бизнес:

- Самое последнее, что сделает человек - перестанет есть. Я даже на первоначальном этапе, 11 лет назад, практически без опыта, получал прибыль. Нет никаких секретов, просто надо работать. Сегодня у любого хозяйства есть возможность развиваться. У любого! Но рассчитывать нужно только на себя. Будет реальная помощь - будем быстрее развиваться. Пока же наше сельское хозяйство отстает от европейского уровня лет на 30.

Большие надежды

Бюджетное финансирование АПК сегодня сохранено в изначально предусмотренных объемах, кризисный секвестр этого сектора экономики не коснулся.

- Мы планируем точечно поддерживать производство социально и экономически важных культур. Это картофель, овощи, сахарная свекла, производство крупяных культур, в первую очередь, гречки. Эту поддержку будем оказывать в виде более высоких ставок погектарных субсидий, - говорит Александр Чепухин.

- Сегодняшняя поддержка - это «подпорки», а нужно ставить крепкий фундамент, - считает Аняс Гареев. - Так, в трудные времена нужны «банковские каникулы» - чтобы не в банк аграрии несли деньги, а на развитие пускали. Все бы от этого выиграли.

- Имидж села надо поднимать, необходимо вернуть систему распределения выпускников вузов, покончив с так называемым свободным дипломом, - утверждает глава ООО «Петровское» (возрожденный колхоз «Путь к коммунизму») Евгений Токарев. - Сейчас на селе дорабатывают те, кто учился в советское время. На несколько лет хватит. А потом? Китайцев звать?

На АПК в стране возлагают большие надежды: отрасль может снова стать базой для развития экономики России. Продовольствие - одна из самых стабильных валют, наращивая экспорт сельхозпродукции, можно снизить зависимость от экспорта углеводородов. Кроме того, развитие агропромышленного комплекса повлечет за собой рост высокотехнологичных отраслей, перерабатывающих производств, откроет новые рыночные ниши. Все предпосылки для того, чтобы отечественные аграрии смогли прокормить своих соотечественников, есть. Главное, продолжать модернизацию российского АПК, инвестировать в него.

Татьяна Задорожняя

Фото: С. Чернышова

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: