Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Звездный час ИВАНА-СТАРИНУШКИ

Раритет, по своей историко-художественной ценности сопоставимый только с памятником Николаю Карамзину в сквере его имени.

Приглашаем читателей «ДО» посетить самое потаенное место открывшегося в нашем городе «Историко-мемориального центра-музея И.А. Гончарова». Мы поднимаемся в башенку, где скрыт от любознательных глаз свидетель трех веков. Раритет, по своей историко-художественной ценности сопоставимый только с памятником Николаю Карамзину в сквере его имени.

«Вылитъ сей колаколъ вселоВознесенское Утехи тожъ кцеркви Вознесения Господня по усердию» - такова верхняя строка бронзовой летописи, отлитая по периметру оголовника колокола (здесь и далее орфография подлинника).

Продолжение - на юбке: «их сиятельствъ графа Ивана Григорьевича играфиниЕлисаветъ Федоровны Орловыхъмастеръсинбирскойкупецъ Гаврила Шаминъ 1785 году июля 28 дня весу». В промежутке кольцевой строки из выпуклых букв оставлен пробел, где после отливки колокола были выбиты цифры, указывающие его вес: «48 пу 17 фу». (48 пудов, 17 фунтов).

Любуясь шедевром художественного литья, отдадим должное мастерству фотокорреспондента Сергея Ершова, впервые осуществившего полнуюфотодокументацию этого памятника. Пола у башенки нет, колокол держится на металлических балках. Его высота около 120 см, диаметр юбки - 110 см, то есть занимает он практически весь объем башенки. Теснота помещения вынуждает почти в упор фотографировать буквы, каждая из которых размером с мужскую ладонь. Никто, кроме Ершова, на такую «фотосессию» не отважился. Общий вид колокола, помещенный на этой странице, собран дизайнером из фрагментарных снимков, что тоже потребовало немалого искусства.

Колокол богато украшен. Над строкой оголовника орнамент - венок из шестикрылых серафимов, ниже строки - еще один венок, изображающий херувимов. В разрывах нижнего венка две иконы. Атрибутировать их помог протоиерей Алексий Скала, к сожалению, безвременно от нас ушедший. На одной из икон Вознесение Господне: ученики Христа провожают взорами Спасителя, возносящегося к Отцу Небесному. Такой евангельский сюжет был избран потому, что колокол предназначался к одноименной церкви, о чем говорит строка верхнего кольца.

Вторая икона запечатлела образ Святого Апостола Евангелиста Иоанна Богослова. Он шествует меж крутых берегов Волги с книгой и светильником, освещая дикий край светом божественного учения. Это небесный покровитель жертвователя, «по усердию», то есть по заказу и на средства которого отлит колокол - Ивана Григорьевича Орлова, старшего из пятерых братьев, «екатерининских орлов».

Памятник сохранил и имя мастера - синбирянина Гаврилы Шамина, и свидетельство его таланта: все иконы, буквы, орнаменты отлиты исключительно четко, красивы, отлично сохранились, несмотря на невзгоды веков.

В истории Симбирского края особое значение имеет деятельность Ивана и Владимира Орловых. 

Иван Григорьевич (3 сентября 1733 года - 1 ноября 1791 года) - лейб-гвардии капитан Преображенского полка. «Младший из пятерых братьев по воинскому званию, первый по влиянию на государственные дела». До конца жизни оставался советником императрицы. Степенный, основательный, рассудительный, пользовался непререкаемым авторитетом среди братьев, называвших его Старинушкой.

В Симбирской провинции появился в 1765 году, «приобрел покупкою» имение у потомков петровского канцлера Гаврилы Головкина. Участник Волжского похода Екатерины Великой, 3-4 июня 1767 года принимал ее в имении Головкино. Депутат Уложенной комиссии, авторитет его был настолько велик, что при выборах «маршала», т.е. председателя комиссии он получил наибольшее количество голосов.

23 апреля 1768 года Манифестом императрицы имения Орловых в различных губерниях были приняты в казну, взамен их братья получили земли по обоим берегам Волги в Симбирской провинции. Так было положено начало уникальной экономической системе, обеспечившей успешное освоение и развитие громадной территории, части которой ныне вошли в состав Ульяновской и Самарской областей. С 1768 по 1791 год неразделенным имением братьев - Усольской вотчиной - управлял Иван Орлов. В первый же год владения симбирскими землями он открыл «вошпиталь» (госпиталь) и школы на господском содержании. Это были первые в Среднем Поволжье больница и школы для крестьян.

27 декабря 1780 года в соответствии с указом императрицы «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи» «восприяло место быть открытие Симбирскова Наместничества». «Депутацию новосоставленной сей губернии» для доклада императрице возглавил И.Г. Орлов.

Более 180 лет Большой Иван, колокол Вознесенской церкви, оставался достопримечательностью округи. Он отличался особым звоном, по которому ориентировались волгари в тумане. В 1953 году в связи с затоплением села водами Куйбышевского водохранилища церковь была взорвана, а колокол взяли для использования на пожарной каланче Старой Майны. При этом почему-то ему сменили язык, заменив «родной» на маленький, подвешенный на веревке. В 1974 году, когда решался вопрос о сооружении городских курантов, было трудно найти хоть какой-нибудь колокол для часозвона. К Большому Ивану, Ивану-Старинушке, отнеслись не как к памятнику, а как к техническому приспособлению. Язык был снят. Часовой механизм соединили с колоколом на приборостроительном заводе, затем замуровали в башенку.

История любит невероятные совпадения. Часовой механизм городских курантов был пожертвован городу Симбирску тайным советником графом Владимиром Петровичем Орловым-Давыдовым в 1869 году. Даритель - внучатый племянник Ивана Орлова, внук его брата Владимира. Установлен он был на колокольне Спасо-Вознесенского собора, находившегося на месте Гончаровского сквера на улице Гончарова. И тоже чудом уцелел, когда собор взорвали в 30-е годы ХХ века. 12 сентября 1974 года два замечательных памятника истории и культуры Симбирска воссоединились в качестве комплекса городских курантов. Правда, имена создателей и дарителей замалчивались. А оба бесценных раритета были вовсе не памятники, их поставили на баланс предприятия «Горэлектросеть», и они числились в инвентарных ведомостях наряду с осветительными лампами, фонарными столбами, ведрами, швабрами и прочим имуществом.

Статуса памятника комплекс городских курантов не удостоился и в июне 1982 года, когда в первом этаже здания был открыт «Историко-мемориальный музей И.А. Гончарова». Областной Краеведческий музей, чьим филиалом он являлся, по-прежнему не имел никакого отношения к орловским раритетам. Они оставались «имуществом». А комната с часовым механизмом на территории вечерней школы не раз подвергалась вандализму - великовозрастные ученики норовили взломать замок.

Впервые вопрос о необходимости музеефикации этих бесценных свидетельств симбирской истории был поставлен автором этих строк более десяти лет назад. Для этого и было проведено фотодокументирование, подготовлены статьи для книжно-иллюстративной выставки Дворца книги, сборника материалов научной конференции Заповедника (ГИМЗ) и, конечно, публикации на страницах «ДО».

Нас услышали и поняли, тема оказалась востребованной. Наконец пробил звездный час: Большой Иван-Старинушка и часовой механизм Владимира Орлова-Давыдова, объединенные в комплекс городских курантов, стали неотъемлемой частью «Историко-мемориального центра-музея Ивана Александровича Гончарова».

28 июля исполняется 227 лет с того дня, когда был «вылитъ сей колаколъ». Дата не круглая, зато звездный час. С днем рождения, Иван-Старинушка!

Наталья Гауз

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: