Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Социально направленные

У большинства ульяновских некоммерческих организаций и социального предпринимательства есть общая черта. Все они решают либо смягчают какую-то социальную проблему.

Фото: pixabay.com

АКУЛЫ И ДЕЛЬФИНЫ

Может ли в принципе бизнес быть социальным? Для кого-то ответ на этот вопрос очевиден: нет, ведь главная цель всех «акул капитализма» – получение прибыли. Другие путают социальный бизнес с социально ориентированным. Последних в ульяновской деловой среде достаточно много. Так, основная деятельность компании «Гулливер» – торговля продуктами питания и алкоголем. Но у «Гулливера» есть благотворительный фонд, и в супермаркетах сети стоят коробки для сбора пожертвований на лечение больных деток. Или, скажем, АО «Ульяновск-Фармация» шефствует над детским домом «Гнездышко».

Но если взять розничный магазин или аптеку, практически без прибыли работающие в каком-нибудь малочисленном ульяновском селе, то это, безусловно, будет пример социального бизнеса: если эти торговые точки закроются, то людям элементарно негде будет купить хлеба и лекарств.

– Универсального определения социального предпринимательства в России пока не существует, частично мы ориентируемся на 167-й Приказ Минэкономразвития РФ, а также на принципы флагманской организации по развитию социального предпринимательства в России – фонда «Наше будущее» Вагита Алекперова, – рассказала «ДО» руководитель Центра инноваций социальной сферы Корпорации по развитию предпринимательства Ульяновской области Елена Гусева. – Фонд десять лет помогает социальным предпринимателям страны, и выработал свои критерии для претендентов – это должен быть финансово устойчивый бизнес, масштабируемый, тиражируемый, инновационный, при этом он обязательно должен решать какую-то социальную проблему, либо смягчать ее.

И эти проблемы, как подчеркивает наш эксперт, не то что в конкретном регионе, – даже в рамках отдельного муниципалитета могут быть разные. Например, дефицит мест в детских садах. У государства не всегда «хватает рук», чтобы решить эти проблемы. А социальные предприниматели готовы помочь социуму, несмотря на низкую маржинальность такого бизнеса (даже общемировая статистика сообщает о 8-12%).

К сожалению, по численности «дельфины капитализма» серьезно проигрывают «акулам»: доля частного капитала в социальной сфере в России по оценкам экспертов не превышает 1%. Этот же показатель, скажем, во Франции составляет 50%, в США – 70%, в Германии – все 93%. Отметим, что социальное предпринимательство в мире появилось лет 30 назад, а в России его история насчитывает всего лет десять.

Между тем, с каждым годом вклад социальных предпринимателей в экономику России только крепнет. Не все измеряется деньгами. Потому что у таких социальных предпринимателей Ульяновска, как, скажем, Вагиз Зелимов и Николай Солодовников, есть четкая гражданская позиция. Они могли бы развивать любой сегмент бизнеса, но осознанно занимаются решением общественно значимых проблем, реализуя такие проекты, как «Прокат-Мокат» или «M-r SPASIBO». Как говорится, кто если не я?

МАМА МОЖЕТ

В реестре Центра инноваций социальной сферы Корпорации по развитию предпринимательства Ульяновской области
зарегистрировано порядка 150 субъектов МСП, которые, за редким исключением, можно действительно назвать «дельфинами капитализма». Чаще всего целевой аудиторией «четвертого сектора экономики» становятся социально незащищенные граждане – дети, пенсионеры, инвалиды. Также замечено, что среди социального бизнеса больше представительниц прекрасного пола.

– В целом по стране порядка 80% социальных предпринимателей – женщины, наш регион – не исключение. Потому что мы, женщины, лучше видим, где какие недостаточности в социуме, мы более внимательны к таким вещам, – объясняет Елена Гусева. – Женщины в силу природы больше тяготеют к правильному мироустройству. Это мужчины мыслят глобально, а нам бы навести порядок здесь и сейчас.

– Многие женские истории успеха начинаются словами: «Я родила ребенка, и поняла, что в округе нет детского сада, где бы можно было ....». Или «Я всегда мечтала создать компанию по производству детских развивающих игрушек. Так получилось, что меня сократили и...», – продолжает ульяновская бизнесвумен Ирина Сальникова. – У меня, кстати, похожая история. Когда дочь пошла в 1-й класс, нам предложили подготовить проект на тему «Буква Г». Я помогла дочери подготовиться, и она выиграла конкурс среди первых классов. Тогда у меня и промелькнула мысль, что этому в школе не учат, а я могла бы организовать такое обучение для школьников.

ДОБРО ПО ФРАНШИЗЕ

Замминистра здравоохранения, семьи и социального благополучия Ульяновской области Андрей Баранов недавно озвучил цифру: только 24% детей-инвалидов в регионе получают госуслуги в виде реабилитационных, санаторно-курортных мероприятий. В центр реабилитации «Подсолнух» – очереди!

Или, скажем, есть серьезная проблема – социальная исключенность людей с ментальными особенностями. Пока они маленькие, то более-менее «встроены» в социум, но вот выходят из школы и оказываются в вакууме. Исправить эту ситуацию поможет центр, который скоро откроется в Ульяновске. «Добрый дом» поможет не только людям с ментальными особенностями – заняться полезной, образовательной деятельностью, – но и их родственникам. Почему бы предпринимателям не присоединиться к доброму делу?

– Такие начинания нужно показывать бизнесу, предприниматель не всегда знает свободные ниши, – комментирует Елена Гусева. – И здесь можно взять на заметку опыт других регионов. Скажем, в Нижнем Новгороде есть организация «Близкие люди» – патронажная служба на дому для лежачих больных, бизнес упакован во франшизу, В Ульяновске этот рынок еще не развит. Или есть замечательный проект «Лыжи мечты» – для людей с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Наши предприниматели уже задумались о реализации подобного проекта на ульяновской земле.

Как отметила директор фонда «Наше будущее» Наталья Зверева, легче всего масштабировать и тиражировать социальный бизнес именно через франшизу – ты покупаешь готовую бизнес-схему и не теряешь время на обкатку технологий.

Вместе с тем социальные предприниматели нашего региона достигли такого уровня, что продают по франшизе уже свои эксклюзивные наработки. Так, руководитель ульяновского центра детского развития ТИП-ТОП Анастасия Миллер, победитель конкурса имени Выгодского, готова поделиться с коллегами из других регионов своими аккредитованными программами. Ценность этих методик – в инклюзивной составляющей, когда «особенные» и обычные детки вовлечены в совместные обучающие процессы.

– Мы упаковали наш проект, как франшизу и в 2017 году открыли Бизнес-школы по своей авторской программе в Краснодаре и Москве, – делится достижениями руководитель Бизнес-школы «ТОП-ТОП МЕНЕДЖЕР» Ирина Сальникова. – К ульяновскому проекту уже проявили интерес более 80 городов России и ближнего Зарубежья. Мастер-классы для детей мы провели в Калиниграде и Перми. А весной этого года приняли участие во всероссийском конкурсе «Социальный франчайзинг» при поддержке Фонда «Наше будущее» и Лаборатории социального предпринимательства. Ульяновский проект вышел в финал в номинации «Надежда социального франчайзинга» и вошел в пятерку лучших социальных проектов по итогам онлайн-голосования.

– Сейчас мы составляем Дорожную карту по развитию социального предпринимательства, собираем предложения для этой региональной социальной инициативы, – рассказывает Елена Гусева. – Так вот одно из предложений – содействие по упаковке ульяновских франшиз, а также помощь местному бизнесу в приобретении социально-значимых франшиз.

И, конечно, для более мощного развития социального предпринимательства в регионе нужна его активная популяризация. В том числе, за пределами области.

– Ульяновским предпринимателям порой не хватает уверенности, между тем, многие наши проекты не хуже других, могли бы рассчитывать на поддержку крупных федеральных фондов, – резюмирует Елена Гусева.

И, конечно, четвертый сектор экономики ждет изменений в законодательстве. Новый федеральный закон о социальном предпринимательстве должен расставить все точки над i – определить четкие, возможно более жесткие критерии данного явления, а также выступить ориентиром для принятия регионального закона, который обозначит правила игры с учетом запросов местного бизнеса.

НАВОДИМ «МОСТЫ»

Наряду с «дельфинами капитализма» решает либо смягчает определенные социальные проблемы и т. н. «третий сектор».

– Сегодня в Ульяновской области зарегистрировано 1576 некоммерческих организаций различных правовых форм и направлений деятельности, за шесть лет их количество увеличилось на 200 организаций. Сколько из них социально-ориентированных? Точной статистики нет, но то, что подавляющее большинство – несомненно. Ведь даже религиозная некоммерческая организация, которая реализует, скажем, благотворительные проекты, может смело писать свой статус – СО НКО, – рассказывает руководитель Центра развития НКО при Общественной палате Ульяновской области Елена Шпоркина.

Одно из последних «приобретений» регионального гражданского общества – благотворительный Фонд развития местных сообществ «Мосты».

– Мы начали свою деятельность с поддержки инициатив детей среднего и старшего возраста, – рассказала «ДО» директор Фонда Наталья Тамарова. – Почему мы это делаем? Потому что уверены, что в Ульяновской области проживает неравнодушная активная молодежь, готовая делать многое на благо родины. Кроме того, дети – это будущее региона, им и продолжать наши начинания. 31 октября мы объявили старт Конкурса детских проектов. Проекты могут быть индивидуальными и коллективными, будь то аллея героев, расписные скворечники, эко-пикник или тимуровская команда. И мы приглашаем неравнодушных взрослых финансово поддержать благие начинания детей: даже самому доброму и маленькому проекту требуются ресурсы для его реализации.

– Для поддержки некоммерческого сектора в Ульяновской области был создан Региональный информационно-ресурсный Фонд – один из первых НКО региона, – рассказывает директор РИФ Надежда Дерябина. – Наша деятельность с годами совершенствуется, недавнее изменение – объединение ресурсных центров ПФО в сеть. Так мы можем эффективнее перенимать опыт друг друга. Создан портал nko-pfo.ru, на котором можно познакомиться с базой данных, лучшими практиками поволжских НКО. Ульяновску тоже есть чем гордиться: у нас активно ведется работа с детьми-инвалидами, с молодежью, пожилыми людьми. Недавно на базе «переформатированного» Рериховского центра духовной культуры был организован «Серебряный клуб», который получил в 2016 году грант Фонда Тимченко.

«ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА»

Региональный «третий сектор» крепнет и в количественном, и в качественном выражении. Тренд нового времени: социально ориентированные НКО могут наряду с государственными учреждениями оказывать населению социальные услуги, получая из госбюджета либо возмещение затрат, либо аванс в виде субсидии. Такие СО НКО нарряду с бизнесом включают в реестр поставщиков социальных услуг, и они каждый день работают с населением, чтобы улучшать качество жизни людей.

«Первой ласточкой» в данном направлении в Ульяновской области можно считать региональное отделение организации «Российский Красный Крест», которая практически выполняет функцию госучреждения, оказывает услуги инвалидам, очень пожилым людям, нуждающимся в уходе. Это, как правило, уборка в доме, доставка продуктов и лекарств, и т.д.

В этом году число поставщиков социальных услуг в регионе существенно увеличилось, помимо РКК и Еврейской национальной культурной автономии еще четыре некоммерческих организации получили новый статус. В реестр внесены димитровградская организация инвалидов «Преодоление», которая, в частности, помогает людям реабилитироваться после инфарктов, инсультов; ульяновский Центр коррекционной семейной психологии, работающий с детьми аутистами; АНО «Социальное благополучие» и региональное отделение Всероссийского общества глухих.

И это, конечно, не предел. Эксперты видят большой потенциал у таких НКО, как центры иппотерапии «Лучик», «Флора и Лавра», у АНО «Агентство социально-культурных проектов», они запросто могли бы стать поставщиками социальных услуг.

– Недавно наш проект «Театр моды «Властелины колес» стал лауреатом региональной премии «Гражданская инициатива» Фонда Алексея Кудрина, – поделилась руководитель АНО «Агентство социально-культурных проектов» Марина Казакова.

– Государство потихоньку поворачивается лицом в сторону социально-ориентированных НКО и дает им возможность получать компенсацию из бюджета, – комментирует Елена Шпоркина. – Вообще, возможностей для развития «третьего сектора» сегодня очень много, его поддерживают на всех уровнях – муниципальном, региональном, федеральном. Но, к сожалению, далеко не у всех получается наращивать знания, выстраивать процессы так, как нужно. Кто-то ограничивается субсидиями и грантами: легче написать социальный проект и получить финансирование под его реализацию. Куда сложнее выстроить ежедневные процессы для оказания услуг населению и стать поставщиком социальных услуг. И главный тормоз – пресловутый человеческий фактор, отсутствие специального образования, лидерских качеств. «Третьему сектору» нужен грамотный менеджмент!

В СВЯЗКЕ С БИЗНЕСОМ

Сегодня у ульяновских НКО появилась возможность подняться еще на «ступеньку» выше, получить статус уже исполнителя общественно-полезных услуг. Государство гарантирует таким организациям более высокие преференции – например, предоставление долгосрочных субсидий, льготную аренду помещений, бесплатное информационное сопровождение и обучение сотрудников. В федеральном реестре исполнителей общественно-полезных услуг пока нет НКО из Ульяновской области, лишь региональное отделение Красного Креста, имеющее опыт социальных поставщиков, подготовило документы для получения такого статуса.

Еще одна хорошая примета времени – в сторону «третьего сектора» все активнее поворачивается ульяновский бизнес: если раньше это были два разных полюса, то сейчас точки пересечения найдены. Даже сам бизнес инициирует создание НКО. Так, предприниматель Владимир Сидоров не только основал ТОС «Мостовая слобода» для управления «своей» территорией, но и возглавил Центр социальной и трудовой адаптации «Свобода», который помогает людям, освобожденным из МЛС.

Недавно Общественная палата РФ подвела предварительные итоги рейтинга добрых городов, оценивалась в основном активность «третьего сектора». Так вот по предварительным итогам Ульяновск вошел в ТОП-5, пропустив вперед лишь Химки, Кронштадт, Казань и Санкт-Петербург. Неплохой результат, не правда ли?

По теме:

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: