Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Амбиции для региона

Гость номера - губернатор - председатель Правительства Ульяновской области Сергей Морозов

Сергей Иванович Морозов родился 6 сентября 1959 года в Ульяновске. После окончания средней школы работал станочником на мебельной фабрике. С 1977 по 1980 год служил на Тихоокеанском флоте. После службы в армии работал слесарем в Ульяновском автотранспортном предприятии, затем - водителем.

С 1981 года - в органах внутренних дел. Заочно окончил Всесоюзный юридический институт по специальности «правоведение». Прошел путь от инспектора уголовного розыска РОВД до руководителя спецподразделения УВД Ульяновской области по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. В 1995 году назначен начальником УВД города Димитровграда.

В декабре 2000 года избран главой города Димитровграда. В декабре 2004 года избран главой администрации Ульяновской области. 20 марта 2006 года президент РФ внес кандидатуру Сергея Морозова на рассмотрение депутатов областного Законодательного Собрания для наделения его полномочиями губернатора Ульяновской области. 28 марта депутаты утвердили кандидатуру Сергея Морозова на пост губернатора.

28 февраля 2011 года президент РФ, по предложению всероссийской политической партии «Единая Россия», внес на рассмотрение ЗСО кандидатуру Сергея Морозова для наделения его полномочиями губернатора Ульяновской области. 6 марта депутаты утвердили кандидатуру Сергея Морозова на посту губернатора области.

Награжден пятью медалями и Орденом Почета. Кандидат экономических наук. Защитил кандидатскую диссертацию по теме «Формирование стратегии социально-экономического развития региона».

Женат. Имеет пятерых детей: двух сыновей и трех дочерей.


- Сергей Иванович, в начале вашего губернаторства самым популярным было слово «амбиции». Сегодня пальма первенства за словом «инициатива». Что изменилось?

- Мы с вами хорошо помним, что такое для Ульяновской области начало 2000-х. Все, вроде, то же, что и в советское время: тот же город, та же территория, но было что-то, что вызывало чувство огромного если не угнетения, то тревоги. Я тогда говорил своим коллегам, что это чувство называется просто и очень жестко: депрессивность, неверие ни во что. Поэтому в тот период нужно было решить очень важную задачу - победить эту депрессивность.

Сделать это можно было только путем очерчивания яркой интересной цели. И мы сказали: мы сможем сделать регион, который не только будет снят с контроля федерального правительства как депрессивный, а станет авиационной столицей, автомобильной столицей, одним из самых привлекательных с туристической точки зрения. Мы заявили, что не можем вечно находиться на 87-м месте из 89 по России и на 14-м из 14 в ПФО. Мы хотим быть пятой экономикой в Поволжье. Войти в 20-ку российских регионов. Вот такие были амбиции. А в конце 2005 года, когда уже сформулировали более четко экономические цели и стратегию, мы сказали, что хотим быть одними из лучших в РФ по привлечению инвестиций (от ред.: по итогам первого полугодия 2015 года область занимает второе место в Приволжском федеральном округе по темпам роста промышленного производства).

Эти амбиции, на мой взгляд, способствовали тому, чтобы и депрессивность ушла, и у людей появилось чувство уверенности, желание испытать, на что мы способны. От амбиций мы не отказываемся и сегодня. Но мы обратили внимание, что произошел некий опасный отрыв власти от населения. Делаем много, мне кажется, правильных вещей, но население не всегда нас понимает. И мы сказали: давайте сделаем так, чтобы население не оставалось созерцателем, а было активно вовлечено в нашу работу. Поэтому несколько поменяли и подходы, и риторику и говорим, что мы должны быть одной командой. Могут быть разные взгляды на то, какой дорогой идти, как быстро идти, но если уж примем совместное инициативное решение, то достаточно быстро будем удовлетворять свои амбиции.

- И каков фильтр отбора самых жизнеспособных инициатив, самых перспективных и рациональных?

- Мы создали много площадок, где можно выслушать разные мнения и позиции, и одновременно отделять проекты, которые реально можно выполнить, от тех, которым еще не время, или которые пока не выполнимы. Коллегиальность в управлении территорией появилась уже в 2006 году - правительство, губернаторский совет, ряд других коллегиальных органов. Но это была коллегиальность власти. А в последние два года я дал установку попытаться осознать, что без вовлечения населения мы ничего не сумеем сделать, что нужны новые коммуникативные площадки - чтобы население поверило и в нас, и в себя, в свои силы. Появилась Общественная палата, советы региональных и местных властей, некоммерческие организации. Именно они являются сегодня тем фильтром, той площадкой, где выбираются или не выбираются проекты.

В этом году, например, мы кардинально изменили подход к грантовому конкурсу для НКО. Если раньше чиновники определяли, нужен ли тот или иной проект, то сегодня это право отдали Общественной палате. Финансирование конкурса увеличено в десятки раз, и народ сумел освоить эти деньги. И это здорово. Это значит, что интересных проектов, идей очень много.

- Десять лет назад базой для развития ульяновской экономики стала активная инвестиционная деятельность. Сегодня президент России Владимир Путин назвал регион среди лучших по инвестклимату. Но удержать высоту порой сложнее, чем ее занять. За счет чего удается удерживать позиции?

- Важно не только забраться на самый верх, важно, чтобы голова не закружилась. Я с гордостью говорю, что и в 2012 году, когда Всемирный банк признал нас лучшими в стране, и в 2013, 2014, 2015 годах мы продолжаем входить в число лучших регионов РФ, которые умеют формировать инвестиционный и предпринимательский климат. И при этом не стоять на месте.

Мы активно сокращаем количество процедур и сроков по тем административным регламентам, с которыми сталкиваются многие. Чтобы получить разрешение на строительство, например, представители бизнеса годами вынуждены были ходить за подписями энергетиков, газовиков, архитектуры. Мы, конечно, понимали, что если будем продолжать себя так вести, то никто не захочет вкладывать личные, надеюсь, честно заработанные деньги в новое производство, создавать рабочие места. Жизнь одна, и провести ее в очередях никто не пожелает, наверное. Поэтому мы и занялись этой работой.

Затем появились новые моменты. Раньше всех в РФ мы ввели такое понятие, как оценка регулирующего воздействия. Это дало возможность оценить многие нормативные документы и законодательные акты в виде проектов - насколько они вредны для бизнес-сообщества, а значит, и для региона. Мы не приняли массу таких проектов. По экспертным оценкам, если бы их приняли, это бы усилило финансовое давление на бизнес на 1 млрд рублей.

Дальше появилась идея, связанная с налоговыми каникулами. Никто не верил: как это можно дать налоговые каникулы определенным представителям бизнеса. Мы сказали: давайте будем первыми в РФ. А недавно президент РФ подписал закон о введении налоговых каникул.

А сейчас мы понимаем, что деятельность органов контроля и надзора разрослась очень серьезно. Она стала крайне репрессивной, недружелюбной для бизнеса. Если не сказать угрожающей. И мы одни из первых сказали: давайте успокоимся, давайте введем надзорные каникулы. Никто не верит! Другие территории РФ, из тех, что решились на такое, сделали один шаг, получили массу проблем и сказали: нет, пока посмотрим. А мы идем. Я думаю, что точно дойдем до логического завершения, которое позволит снять все эти преграды для бизнеса.

Есть масса других вещей, которые мы принимаем и будем принимать. Знакомясь с национальным рейтингом инвестиционной и предпринимательской деятельности, я вижу, что большое количество субъектов из года в год не улучшают свои показатели, а некоторые даже ухудшают. И мне кажется, что в этих регионах бизнесу крайне некомфортно. Отсюда родилась новая идея. В России существует программа поддержки трудовой мобильности населения. А почему не ввести такую же программу предпринимательской мобильности? Если предпринимателям где-то некомфортно, не улучшается среда проживания, ведения бизнеса - пусть приезжают к нам.

- Такой Сингапур на территории Ульяновской области?

- А почему нет? Хотим предложить: переезжайте в наш регион, мы готовы вас принять, создать очень комфортные условия, и в рамках все более разрастающейся конкурентности вы сможете развивать свой бизнес. Я думаю, у нас это получится.

- Приоритеты отбора проектов планируются?

- Конечно, сначала будем ориентироваться на бизнес, который соответствует нашим приоритетам. Я настойчиво повторяю, что хочу создать из Ульяновска поволжский центр культуры, досуга и шопинга. У нас с вами хорошие традиции туристически привлекательной территории со времен Советского Союза. Ничто не мешает вспомнить об этом, хорошо отладить систему.

Есть ряд других очень важных направлений. Мы продолжаем позиционировать себя как авиационную столицу, и для нас крайне важно, чтобы огромное количество комплектующих для самолетов, которые выпускают в Ульяновске, производили тоже здесь. Каждый самолет стоит несколько миллиардов рублей. Было бы здорово, если бы мы почти все эти несколько миллиардов освоили здесь. Поэтому, конечно, на первом этапе будем руководствоваться основными приоритетами. Думаю, в августе проведем специальное заседание правительственной комиссии по развитию предпринимательства и официально объявим о том, кого мы ждем.

- По итогам Национального рейтинга инвестклимата-2015, который проводит Агентство стратегических инициатив, Ульяновская область вошла в пятерку регионов-лидеров. При этом отмечено, что доля малого и среднего бизнеса в структуре экономики региона - ниже среднероссийской. В чем причина этого, как вы считаете?

- Здесь несколько моментов. Первое - мы еще не изжили то родимое пятно, которое у нас с вами осталось после 90-х: вся страна активно стала заниматься бизнесом, а у нас это было… несколько неприлично, общество относилось к этому негативно. И даже сейчас, несмотря на то, что мы много об этом говорим, создали большую инфраструктуру, в каждом районе есть центры поддержки развития предпринимательства, я денно и нощно на эту тему говорю и встречаюсь, все равно это очень и очень тяжело изживается. Поменять менталитет очень трудно.

Второй момент. Мы резко начали в 2000-х годах, но последние года два ситуация была сложная. Поэтому сосредоточили свои не очень великие ресурсы на том, чтобы решить проблему загрузки наших индустриальных парков, решить проблему продовольственной безопасности, предоставить преференции «Авиастару», чтобы поставить его на ноги. Финансовые средства направили туда, и малый и средний бизнес оказался без весомых мер поддержки. Конечно, это не может оставаться незамеченным. Если с 2005 по 2010 годы шло нарастание субъектов малого бизнеса, пусть не все они проходили через так называемую «долину смерти» - первый год очень трудный, но все равно в бизнес настойчиво шли. Когда не стало больших мер поддержки, конечно, люди немножко остановились: а что случилось в государстве, может быть, завтра пересмотрят отношение к нам, бизнесменам? Поэтому некоторое снижение и произошло.

Мы поняли свое упущение и снова резко нарастили финансовые меры поддержки малого и среднего бизнеса. В 2015 году на эти цели выделяется полмиллиарда рублей - в десять раз больше, чем в 2014-м. Бизнес активно получает гранты, субсидии - по разным направлениям, в том числе и производственный бизнес. Мы считаем, что это принесет региону большую пользу.

Третий момент. В соглашениях с нашими коллегами из крупного бизнеса, в том числе и с иностранными партнерами, которые приходят в регион, мы сразу же прописываем, что они обязаны поддерживать малый бизнес путем передачи ему каких-то определенных заказов. И это тоже работает. Я думаю, что мы поправим таким образом ситуацию. В целом и те показатели, которые в национальном рейтинге пока нас характеризуют не очень хорошо.

- Нужна малому бизнесу точечная поддержка государства или достаточно создать благоприятную среду, а дальше каждый пробьется сам? До сих пор это вопрос дискуссионный. Вы считаете, важно и то, и другое?

- Да, конечно. Я считаю, что неправильно будет, если государство, даже создав, как у нас, хорошие условия для воспроизводства этой среды, уйдет и будет наблюдать со стороны.
Я считаю, государство несет ответственность, это можно даже назвать социальной ответственностью государства за развитие предпринимательства и за решение проблемы бедности. Нам нужно думать, как разработать некую программу выращивания из малых и средних семейных предприятий больших. Посмотрите: компания МАРС, которая построила свой завод в нашем индустриальном парке «Заволжье», - это же семейный бизнес. ТАКАТА, масса других предприятий, которые к нам пришли, - это семейные бизнесы. Они зародились кто 100, кто 150, кто меньше лет назад, и при огромной поддержке государства нарастили такую мощь, что превратились в транснациональные компании. А почему мы не можем поддержать успешные ульяновские бизнесы, которые со временем выйдут за пределы региона и даже страны? Я думаю, такими проектами мы тоже будем заниматься.

- Изменения в регионе мы обсудили. А чем отличается Сергей Морозов, возглавивший Ульяновскую область в начале 2000-х, от сегодняшнего Сергея Морозова?

- Я бы назвал два серьезных отличия. Первое - я уже не такой романтик, каким был. Я уже более прагматичный человек. Если раньше загорался быстро, то сегодня очень внимательно смотрю: это реально принесет пользу? Это реально даст дополнительные преференции для нашего региона в виде новых рабочих мест - высокооплачиваемых, а не просто абы каких? Это даст нам возможность позиционировать регион как высокоэффективный, технологически развитый или нет?

А второе отличие - это, наверное, профессионализм. Профессионализм команды. На мой взгляд, мне удалось за эти 15 лет скомплектовать очень сильную, уверенную в себе команду. Это команда тех, кто работает в Правительстве, Законодательном Собрании области, в муниципальных образованиях. Эта команда, в том числе, и тех, кто нас критикует и одновременно поддерживает, потому что таким образом посылает нам сигналы: где у нас есть почти пограничные моменты, за которые нежелательно выходить, чтобы не расстраивать людей, не осложнять им жизнь.

- У ваших топ-менеджеров есть право на ошибку?

- Я, наверное, бываю излишне жесток в оценках, в том числе на аппаратных совещаниях. Но вы видите, что, несмотря на критические статьи, негативные реплики в соцсетях, мы не закрываемся, продолжаем быть открытыми. У топ-менеджеров есть право на ошибку. Но я не приемлю два момента: лень
(и попытка таким образом уйти от решения проблемы) и предательство. Категорически не приемлю! И если хоть что-то из этих двух сторон одной медали появляется, то даже при всей привязанности к человеку я прощаюсь с ним.

- У губернатора бывает свободное время? Как вы его проводите и как бы хотели проводить?

- В этом плане я постоянен: что сейчас, что 15 лет назад: я практически все свое время посвящаю работе. И этому две причины: первая - у меня замечательная семья, жена, которая несет этот крест вместе со мной и посвящает себя семье. А вторая - я обещал, что передам следующему губернатору совершенно другую территорию. Которая будет территорией-лидером, одной из самых узнаваемых не только в России, а в мире. Чтобы на эту территорию хотелось приехать, и было где жить. За оставшееся мне время я хочу создать этот креативный регион, о котором постоянно говорю.

- А что вы в сегодняшней Ульяновской области любите, чем гордитесь?

- Может, кому-то это покажется сентиментальностью или банальностью, но Ульяновск - это моя родина. Я здесь родился. Помню, как из окна своей квартиры видел, как строились 31-я школа, кинотеатр «Современник». Как ходил по этому полю, которое сейчас застроено до самой Волги огромными домами –
тогда там был только хлеб, рожь. Я помню этот запах. Помню Волгу, где мы купались на надувных шинах. Катишь это колесо от «Беларуся», хорошо, когда оно летит в Волгу вниз с горки, а поднимаешь его потом по косогору - вроде и не купался уже.

Это первое. Второе - у меня здесь огромное количество родственников, друзей, одноклассников. И я понимаю, что они смотрят на меня значительно строже, чем вы. Приезжаю к маме - многие соседи помнят меня мальчишкой. И возможно, они несколько критически смотрят на меня: а сумею ли я сделать эту жизнь той, о какой говорю? Я амбициозный человек, не скрываю. Я очень целеустремленный человек. И я не могу подвести ни их, ни самого себя в том числе.

И третье. Я искренне, реально искренне верю в то, что Ульяновск по своей силе духа значительно превосходит все рядом находящиеся города. А раз так, то я, обладая всей взрослой мужской силой - и физической, и душевной, и административно-политической, - хочу сослужить службу этому городу. Сделать его одним из самых развитых, комфортных и дружелюбных.

Людмила Ильина

Фото: пресс-служба губернатора и Правительства Ульяновской области, А. Яковлев


 

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: