Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Автор многих умных и полезных изданий

Отсылая в Петербург «Краткий генеральный щёт бывших в 1734 году на учреждение и отправление Оренбургской экспедиции расходов», 22-летний бухгалтерпереводчик Петр Рычков и помыслить не мог, что начинает многолетний научный труд — историко-документальную летопись освоения необжитого пограничного края.

Письмо П.И. Рычкова М.В. Ломоносову


Край, где суждено было Петру Ивановичу Рычкову более сорока лет вести административную, дипломатическую, хозяйственную, исследовательскую деятельность, включает территории сегодняшних Татарстана, Башкортостана, Казахстана, Самарской, Ульяновской, Волгоградской, Саратовской, Астраханской областей. Масштабы деятельности и широта научных интересов выдающегося ученого самородка настолько значительны, что он по праву считается Ломоносовым Приволжского Федерального округа.

Петр Иванович Рычков (1 октября 1712 г.—15 октября 1777 г.)

В Синбирскую провинцию он впервые прибыл в составе Оренбургской экспедиции в 1735 году. В планах государственного строительства Оренбургу на юго-востоке страны отводилась та же роль, что Петербургу на северо-западе. В «диком поле» предстояло построить новый город-крепость, создать военно-стратегический и торговый центр с гостиными и меновыми дворами, таможней, всем необходимым для транзита европей-ских товаров в страны Азии и встречного потока.
В период с 1735 по 1743 годы Оренбург-ская экспедиция (с 1737-го — «комиссия») постоянно работала в пригороде Симбирска крепостце Самаре. Естественно, вся экономика Симбирска и провинции была ориентирована на обеспечение грандиозного правительственного проекта. Все семь лет работы велись масштабные исследования обширного региона, и местные жители привлекались к самым различным работам — освоению земель, строительству дорог и крепостей, поставке припасов.

Троицкая церковь и дом Пустынникова после пожара 1764 года. Сегодня на ее месте жилой дом с магазином «Элегант»

«Все канцелярское правление» возложили на Рычкова. Он пользовался неограниченным доверием и стал незаменимым помощником «петровских выучеников и устроителей края»: И.К. Кирилова, В.Н. Татищева, а затем «командира Оренбургской губернии» И.И. Неплюева. Город закладывали трижды, каждый раз меняя место. Только в 1743 году Неплюев основал Оренбург там, где он стоит сегодня, еще год спустя Оренбургская комиссия получила статус Оренбургской губернии. А предварительно было построено более двадцати крепостей для защиты от кочевников и разбойников.
26 лет продолжалась государственная служба П.И. Рычкова. Его рукою написаны тысячи служебных документов, составлены государственные акты, велись протоколы дипломатических переговоров, журнальные записи о торговых, политических, пограничных делах, строительстве крепостей и заводов, принятии казахов в российское подданство. Вместе в Неплюевым Рычков составлял представление в военную коллегию о необходимости преобразования казачьего войска. Все это сложилось в строго документированную летопись освоения края, населяющих его народов, важнейших событий. Начальник губернской канцелярии по тем временам — это глава администрации при губернаторе, фактическим соправителем И.И. Неплюева в течение 16 лет был П.И. Рычков.
Прослужив более четверти века, в 1760 году Петр Иванович вышел в отставку, «чтобы заниматься науками и хозяйством». К этому времени был удостоен чина статского советника, имел пожалованные в вотчинное владение земли, стал главой большой дружной семьи, четверо его старших сыновей служили в армии. По достоинству были признаны и его научные труды и публикации. Он сотрудничал с Академией наук: вел активную переписку, высылал образцы руд, минералов, солей. По представлению Г.Ф. Миллера и М.В. Ломоносова был избран первым в России членом-корреспондентом Академии наук. 2 ноября 1765 года избран в члены Вольного Экономического Общества. В каждом номере журнала «Труды ВЭО» публиковал статьи на актуальные темы.

Десятки статей написаны Рычковым для журнала «Труды Вольного Экономического общества»

«Своевидец событий и слышатель многого», он писал о том, что хорошо знал и умел делать. Это было очень важно в годы екатерининских реформ, когда земледелие на уровне государственной политики провозглашалось «первым и главным трудом» и к нему приобщалось привилегированное служилое сословие. За конкурсное сочинение «Наказ для управителя или прикащика о порядочном содержании и управлении деревень в отсутствии господина» Петру Ивановичу была присуждена золотая медаль Общества «в 35 червонных», самая большая тогда награда. Золотой медали была удостоена и работа его супруги Елены Денисьевны, урожденной Чириковой, дочери симбирского помещика.
В 1769 году Рычков вновь поступил на государственную службу — был назначен на должность главного правителя Оренбургских соляных дел. Возглавил дело, которое началось благодаря его исследованиям. Научный авторитет Петра Ивановича был столь велик, что участники всех экспедиций, направленных в край Академией наук, побывали в его селе Спасском, прибегали к его помощи.
За сорок лет жизни в крае П.И. Рычков много раз бывал в Симбирске по служебным, хозяйственным, научным, семейным делам. Так, зимой 1769 года в поисках удобных пристаней для перевозки соли дважды приезжал в город.
Самое известное среди мест, связанных с именем Рычкова в Симбирске, — дворец Твердышевых-Мясникова, известный также как «дом Пустынникова». Он хорошо различим на гравюре Махаева по рисунку экспедиции Свечина 1765 года. Но впервые Рычков увидел Симбирск, когда ни дворца, ни церкви рядом с ним еще не было. И знаменитые купцы еще не были горнозаводчиками. Они разбогатели, сотрудничая с Оренбургской экспедицией: сначала осуществляли поставки, затем пошли с ней на освоение земель Заволжья и богатств Южного Урала. Рукой Петра Ивановича в «Журнал протоколам Оренбургской комиссии» 17 января 1743 года внесена запись «О выдаче содержателю селитренного завода Ивану Твердышеву Указа об отыскании по рекам Кинелю и Кинельчику медных и прочих руд». Позже он пишет: «В 1744 году симбирскому купцу Ивану Твердышеву выдано дозволение на строительство первого в Башкирии медиплавильного Воскресенского завода».
С этой семьей симбирян Петр Иванович был связан деловыми и дружескими отношениями. В 1748 году он купил принадлежавший им ранее винокуренный завод под Мелекессом, там же на наемной земле поставил мельницы. Доверенным управляющим у него был И. Твердышев. В «Топо-графии Оренбургской» подробно описаны все «медиплавильные и железоделательные» заводы Твердышевых. В Оренбурге они были соседями Рычковых.
В Симбирском «доме Пустынникова» неоднократно бывали сыновья Петра Ивановича Андрей, Николай, Василий.

«Топография Оренбургская» — один из многих фундаментальных трудов П.И. Рычкова. Эти страницы рассказывают о заводах симбирских купцов

Дворец и Троицкая церковь, построенные горнозаводчиками, запечатлены на самых первых снимках симбирских фотографов, но уже после пожара 1864 года. На месте обгоревшего дворца был построен Кадетский корпус (ныне Суворовское училище), а красивейшую церковь уничтожили в советские времена. На ее месте жилой дом с магазином «Элегант».
В доме «Пустынникова» осенью 1774 года разместили штаб «главнокомандующего губерниями Казанскою, Оренбургскою и Нижегородскою» генерал-аншефа П.И. Панина. Ему предстояло пресечь бессмысленный и беспощадный пугачевский бунт и восстановить нормальную жизнь в обширном регионе, пострадавшем от кровавых погромов. Срочно требовались люди, способные объективно оценить обстановку, разработать меры выхода из кризиса. Академик Г.Ф. Миллер и председатель Соляной комиссии сенатор Н.Д. Еропкин, под началом которого служил Рычков, рекомендовали его, передали они главнокомандующему и список «Летописи осады Оренбурга».
«Летопись» — еще один научный подвиг ученого и гражданина. Осада началась 5 октября 1773 и длилась до 6 апреля 1774 года. В блокаде вместе с беженцами оказались 15 тысяч человек, включая 2,5 тысячи жителей. Голод и бедствия царили неимоверные. «В ежедневном страхе и погибели сей город, следовательно, и я с женой и детьми и со всеми домашними находился», — вспоминал ученый. Надежду подкрепило письмо, с большим риском переданное старшими сыновьями в осажденный город. Петр Иванович неустанно работал. Изобрел рецепт хлеба из говяжьих и бараньих кож. Заканчивал «Историю Астраханского бунта Стеньки Разина». Его «Летопись осады» включает семь частей (97 «пунктов»), три «Прибавления», составлена из записей личного дневника, выписок из официальных журналов губернской канцелярии и военного походного.
«Историческим сокровищем» назвал этот труд Пушкин, отметив «смиренную добросовестность в развитии истины и дельное изложение ее». Список «Летописи», полученный от братьев Языковых, он опубликовал — включил во второй том «Истории Пугачевского бунта».

В отделе редких книг хранится «Записка о татарах и народах, этим именем называемых»

В усмирении бунтовщиков участвовали четверо сыновей Петра Ивановича, все они — боевые офицеры. Андрей — участник Семилетней войны, комендант Симбирска, Николай служил в Оренбурге, участник военно-научных экспедиций. Василий и Иван бывали в Крымских походах. Андрей был убит в схватке с бандой Фирски под Карсуном, тогда же его сын, пятнадцатилетний Петр, чудом остался жив. Василий, Иван и Николай упоминаются в рапортах Суворова. Они помогали его отряду преследовать разбойников, что и вынудило выдать самозванца.
15 сентября 1774 года по вызову Панина Рычков прибыл в Симбирск и работал в штабе два месяца. Ученому было поручено по архивным документам составить «исторические экстракты» о киргизском и башкирском народах. Он был включен в «экспедицию по иноверческим и пограничным делам». Вернувшись к месту службы, он вел переписку с Паниным, которого интересовали особенности работы с коренными народами, задачи освоения малонаселенных земель, укрепление границ, меры предосторожности против бунтов, состояние разгромленных промыслов, заводов. Лучшего консультанта-аналитика, чем Рычков, нельзя и представить.
Ученому показали самозванца. Он особо отметил «подлый дух» — лицемерие «смелого казака», его «умение приспособить себя ко всему» — дерзить, притворно плакать и каяться.
«Трудолюбивый Рычков, автор многих умных и полезных изданий», как назвал ученого Пушкин, оставил неисчерпаемое творческое наследие. В течение почти трех веков его работы служат первоисточником для поколений отечественных и зарубежных исследователей. «Жизнь Рычкова похожа на страницу, вырванную из интересной книги: эта книга — наш едва раскрывающийся перед нами XVIII век», так писал в 1868 году журнал «Беседы в обществе любителей Российской словесности».


обсудить статью
Наталья Гауз

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: