Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Бедность как фактор развития

Российское общество с середины 80-х годов ХХ века вступило в полосу радикальных реформ. Как это отразилось на социальном самочувствии страны и отдельно взятой Ульяновской области?


По второму пути
Модернизация общества всегда осуществляется за чей-то счет. Теоретически возможны два крайних варианта «сжатия» потока доходов. Первый вариант — весь груз переходных процессов в экономике ложится на плечи тех, кто лишается работы. Реальные доходы занятых, то есть имеющих работу, не падают, но происходит резкое сокращение занятости. Такой путь выбрала, например, Восточная Германия: после объединения с ФРГ безработица первоначально достигла 35% трудоспособного населения.
Россия пошла по второму пути: сохранение максимально возможной занятости, но при низкой заработной плате. Официальная безработица в середине 90-х была 4%, а заработная плата упала на 60-70%.


Только факты. Бедность в США определяется минимальной оплатой труда 6 долл. за час. За месяц в рублевом эквиваленте это составит около 25 тыс. руб. Для Восточной Европы ОНН определило черту бедности в 4 долл. в день на человека, то есть около 3000 руб. в месяц. В России минимальная оплата труда в 2007 году составила 1100 руб.

Выбранный нашей страной путь привел к возникновению ряда социальных проблем.
1. Возникновение социального слоя «новые бедные». Это люди, имеющие образование, профессию, работу, но с заработной платой, близкой к прожиточному минимуму.
2. Обесценивание трудовых доходов. Если за труд мало платят, то зачем честно работать? Как следствие — рост коррупции, воровства, преступности.
3. Возрастание социальной нагрузки на государство: значительное количество россиян, нуждающихся в социальных дотациях.
4. Усиление социально-психологического давления на личность:
- противоречие социального статуса и реальных доходов;
- изменение социально-экономических стандартов качества жизни, которое вызвало острое чувство депривации (неудовлетворенных потребностей) у значительной части населения, особенно молодежи;
- резкое расслоение населения на бедных и богатых, сопровождающееся отсутствием как культуры бедности, так и культуры богатства. По подсчетам независимых экономистов, разница в доходах 10% бедных и 10% богатых доходит сегодня до 20-25 раз.
Политически данные процессы, конечно же, осложняются нарастанием недовольства населения.

Бедность и мы
А как проблемы бедности воспринимает население Ульяновской области? Социологические исследования позволяют утверждать, что основная часть ульяновцев адаптировалась к нынешнему состоянию экономики, но, прежде всего, за счет существенного снижения потребностей, избрав стратегию выживания вместо стратегии развития. По данным опроса за апрель 2007 года, степень удовлетворенности населения своей жизнью составляет 51%. Но эта цифра не должна никого успокаивать. Такая удовлетворенность скорее демонстрирует состояние неустойчивого равновесия, отсутствие дальнейшего ухудшения, остановку спада и лишь наметившийся экономический рост.
По данным опросов, проводимых ежегодно (с 2002 по 2006 годы) Центром социологических исследований при Правительстве Ульяновской области, третья часть населения региона еле-еле сводит концы с концами: 6,9% респондентов отвечают, что им «не хватает денег даже на еду», еще 26,4% респондентов считают, что денег «хватает только на еду».
Более 50% респондентов кроме еды время от времени могут покупать лишь самое необходимое. Таким образом, более 80% населения, так или иначе, нуждается в социальной поддержке государства. И большого оптимизма в отношении будущего пока не испытывает.
Оценка собственного дохода респондентами позволяет с определенной степенью условности выявить долю опрошенного населения, находящегося за чертой бедности. Это показатель социальной бедности, установленный на основе экспертных оценок.
К бедным можно отнести первую группу (6,9%) респондентов, оценивших свой уровень жизни высказыванием: «Мне не хватает денег даже на еду», и респондентов второй группы (26,4%), которые используют свой доход только на покупку продуктов питания. Доля малообеспеченного населения в общей выборке составила, таким образом, 31,3%. Это население, которое в силу различных индивидуальных особенностей не сумело приспособиться к рыночным преобразованиям.
Такими особенностями являются возраст, уровень образования, сформировавшийся менталитет. Многочисленность данной группы является свидетельством неблагоприятной демографической ситуации в Ульяновской области. Драматичность ситуации состоит в том, что в этой группе оказались люди преимущественно пенсионного возраста и молодежь. Бедность молодежи не принесет обществу ничего, кроме падения качества будущих поколений и снижения основных характеристик человеческого потенциала России в целом, и Ульяновской области в частности.
Прожиточный минимум в условиях повышения жилищно-коммунальных платежей и оплаты транспортных услуг является границей не просто бедности, а нищеты. Отсюда неизбежное недопотребление продуктов питания в семьях с минимальными доходами. Бедность, как правило, порождает бедность. Низкий уровень материального обеспечения ведет к ухудшению здоровья, деквалификации, депрофессионализации и в конечном счете — к деградации человека. Адаптация к новым условиям требует не только наличия желания и неимоверных усилий людей, попавших в трудную жизненную ситуацию, но и немалых усилий со стороны государства.
Основная доля респондентов относится к третьей группе (51%). Ее составляют в основном люди трудоспособного возраста, имеющие высшее или среднее специальное образование. Это социально активная часть населения. Ведущим доходом здесь является заработная плата по основному месту работы. По характеру оценки собственного дохода можно судить о том, что уровень дохода представителей данной группы сопоставим со средним уровнем заработной платы в регионе и не превышает двух прожиточных минимумов.
Столь низкий доход является следствием крайнего занижения доли оплаты труда в структуре издержек ульяновских предприятий. В то же время, подъем экономики региона невозможен без обеспечения роста потребительского спроса со стороны представителей третьей группы респондентов. Повышение покупательной способности населения возможно только через увеличение реальных доходов.

Жизнь налаживается?
По мнению населения, за последние два года обстановка в области в целом стабилизируется, наметились определенные положительные тенденции. Более чем в два раза возросло количество респондентов, считающих, что жить стало «полегче» (см. таблицу 1).


Анализ данных показывает: уровень социальной адаптации напрямую зависит от возраста респондентов, их образовательного статуса и уровня доходов. Старшие возрастные группы отмечают изменения в жизни города (поселка, села) в худшую сторону, а респонденты до 40 лет считают, что жить стало легче; опрошенные с высшим образованием более оптимистичны, чем респонденты со средним и средним специальным образованием. Жить стало труднее, прежде всего, людям с доходом ниже прожиточного минимума.
Количество ульяновцев, чей доход ниже прожиточного минимума, остается достаточно высоким. Однако уровень среднемесячного дохода на члена семьи за последние годы увеличился. Половина респондентов оценивают материальное положение своей семьи как удовлетворительное. А оценка населением экономического положения области и страны в целом ниже, чем оценка положения дел в семье (см. таблицу 2).


Средний балл оценок по 5-балльной шкале составил соответственно 2,92 (семья), 2,39 (область) и 2,72 (страна). Причем в ответах на данный вопрос отдельных социально-демографических групп респондентов есть значимые различия. Мужчины склонны оценивать материальное положение своей семьи выше, чем женщины. Молодежь до 30 лет оценивает экономическое положение семьи, города и страны как отличное и хорошее. Мнения группы 30-39-летних разделились на полярно противоположные (отличное и очень плохое). Средние оценки преобладают в группе 40-49 лет. Мнение старших возрастных групп неоднозначно. Более высокие оценки положению дел в семье, области и стране дают люди с более высоким уровнем дохода.
Несмотря на некоторую положительную динамику, две трети опрошенных (68%) в декабре 2006 года поддерживали мнение о своей области как об аутсайдере среди поволжских регионов. В 2005 году это мнение разделяли три четверти опрошенных (см. таблицу 3).



Рейтинг проблем
Проблемное поле жителей области достаточно обширно. В ходе опроса респонденты выбирали из предложенного перечня (12 сфер) проблемы, стоящие наиболее остро.
Сравнительный анализ результатов исследований ноября 2005 года и декабря 2006 года показывает, что рейтинг актуальности социально-экономических проблем населения за прошедший год практически не изменился. Исключением являются проблемы со здоровьем, которые переместились в рейтинге проблем с седьмого места на четвертое. Однако острота (или распространенность) практически всех обозначенных проблем несколько снизилась (см. таблицу 4).


Для оценки работы региональной власти респондентам были предложены десять направлений. Анализируя их оценку населением в динамике за прошедший год, отметим, что уменьшилось число респондентов, отметивших успешность работы губернатора и правительства области по благоустройству, и увеличилось — по оценке эффективности привлечения инвестиций в область. 10% респондентов отметили успешность работы по новому направлению — реализация национальных проектов.
Но объявленные президентом России нацпроекты воспринимаются противоречиво.
С одной стороны, вызывают определенные надежды на улучшение, с другой — наблюдается пессимистическая реакция, что деньги будут разворованы (40%), результаты окажутся минимальными (более 36%). Большинство респондентов восприняло нацпроекты позитивно, но не в экономическом плане, а как элемент социальной политики, социальной защиты. А 18,8% увидели в нацпроектах всего лишь пиар-акцию президента.
Лидирующие же позиции среди направлений, требующих, по оценке ульяновцев, первоочередного внимания губернатора, два года подряд занимают социальная поддержка малоимущих слоев населения, молодежи, поддержка сельского хозяйства и реформирование ЖКХ.

Нина Дергунова
завкафедрой социологии и политологии УлГУ, доктор политических наук

9496
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: