Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Бизнесмен не должен бояться

Для людей, которые понимают, что такое бизнес, что такое вести его в нашей стране и какими могут быть последствия - так обозначил сферу беседы* зампредседателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Андрей Назаров

Для людей, которые понимают, что такое бизнес, что такое вести его в нашей стране и какими могут быть последствия - так обозначил сферу беседы* зампредседателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Андрей Назаров.

- На протяжении последних 20 лет взаимоотношения власти и бизнеса складываются как-то «волнообразно». То «взлеты», когда власть сулит всяческую поддержку и что-то даже делает, то спад, когда в лучшем случае - ноль внимания. И снова - подъем, и опять спад. Как вы думаете, Андрей Геннадьевич, насколько нынешний тренд «лояльности» к бизнесу долговремен?

- Важным фактором является политическая целесообразность. Если важно расставить приоритеты тем или иным образом, то это делается. Сегодня основной столп экономики - нефтегазовая труба, она позволяет иногда забывать о другом, не напрягаться. А как только чувствуется напряжение, начинается размышление о том, на чем еще государство может иметь дополнительные доходы. Это тоже фактор.

О долговременности тренда говорить сложно, но за последние 20 лет «помощь» государства привела к тому, что сегодня, по опросам, только 2,7% наших граждан подумывают о том, заниматься бизнесом или нет. 97% даже не размышляют на эту тему!  И еще цифры. По статистике, 82% малых и средних предприятий созданы на вклады учредителей, 2% - на государственные деньги, полученные в рамках господдержки, остальное - на заемные средства (банковские либо другие). То есть, чаще всего свой бизнес люди начинают на собственные средства. И действуют на свой страх и риск.

- О рисках и страхе. Среди причин, сдерживающих развитие бизнеса, предприниматели называют высокие налоги, коррупцию, преступность… Может ли бизнес в принципе быть безопасным?

- Я приведу пример из реальной жизни. Таганрогский предприниматель. Производит измерительные приборы. Приходит к нему ОБЭП: «У вас 99 приборов лицензировано, а сотый прибор не лицензирован». «Но лицензируется вид деятельности, а не каждый отдельный прибор» - возражает бизнесмен. И ошибается! Статья 171-я - незаконное предпринимательство, до пяти лет. Возбуждается уголовное дело. А предприниматель не очень-то верит, что он не прав и ведет себя, по мнению следователя, довольно нахально: вникает в детали, взятку не предлагает. Тогда следует новый вопрос: «А куда ты направил выручку, продав свой сотый прибор?» - «Купил оборудование, поставил в цех, буду сто первый прибор производить». А это уже статья 174 прим. - легализация преступных доходов. До 15 лет. Он и получил 15 лет.

Именно с этого случая два года назад по-настоящему задумались, серьезно осознали, что так больше нельзя - ждать, терпеть, смотреть. Инициатором либерализации Уголовного кодекса применительно к предпринимательству стал президент страны Дмитрий Медведев. Уже принято два пакета поправок, на подходе - третий.

- Давайте напомним тем, кто в бизнесе, но «не в теме», суть этих поправок.

- Во-первых, мы сумели изменить практически всю 22-ю главу Уголовного кодекса, которая собрала в себе статьи, чаще всего применяемые против предпринимательства - начиная со 171-й до 174 прим. По этим статьям привлекается к уголовной ответственности примерно 10 тысяч человек в год. Если исходить из того, что ежегодно в стране возбуждается свыше 800 тысяч уголовных дел, то это капля в море. С точки зрения Минюста, 10 тысяч, может, погоду и не делают, но с точки зрения развития предпринимательства в стране, роста инвестиционной привлекательности - еще как делают!

Поэтому поправки в УК внесены, статьи изменены. В 171-й остались только случаи отсутствия лицензии, а за нарушения лицензионных требований и подобное теперь предусмотрена административная ответственность. Отредактировали 172-ю статью -  авторская деятельность. 173-ю,  лжепредпринимательство, убрали совсем.  Отредактирована статья о легализации преступных доходов. К уголовной ответственности теперь могут привлечь, только если доказан умысел скрыть преступные доходы. И грозит за это уже не 15 лет, а десять.

- Большой резонанс вызвал недавно введенный запрет заключения под стражу во время следствия.

- Да, внесены изменения не только в Уголовный, но и в Уголовно-процессуальный кодекс, в статью 108-ю, которая регулирует меру пресечения. Варианты какие? Содержание под стражей, залог, подписка о невыезде, домашний арест. Но было как? Если вы предприниматель - под стражу, в 99% случаев. Что это дает следователю? Во-первых, вы никуда не убежите, во-вторых, вы достаточно сговорчивы, а, в-третьих, люди, которые привлекаются в качестве свидетелей, понимают, что они тоже могут попасть в следственный изолятор и тоже станут более сговорчивыми.

По инициативе президента, к тем, кто привлекается за преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности (по статьям 22-й главы УК), содержание под стражей как меру пресечения применять нельзя. По сути, мы создали спецсубъект. Но это необходимая мера, потому что появилась волна уголовных дел, которые возбуждались только для того, чтобы во время рейдерского захвата главное действующее лицо убрать со сцены. Пока вы в следственном изоляторе - осуществляется захват предприятия, оформляются все документы, и даже если (в лучшем случае!) вы через несколько месяцев оказываетесь на свободе, ваш бизнес уже принадлежит другим. А в худшем - вы получаете реальный срок.

- Реальный срок - это почти закономерность. Оправдательные приговоры почему-то сегодня не популярны.

- Сегодня суды оправдывают меньше, чем в сталинские времена. Когда работали «тройки», было почти 10% оправдательных приговоров. А сейчас у нас не дотягивают до 1,5%. Поэтому решили, что на время следствия, пока судом не доказана виновность, предпринимателя нельзя закрывать в следственный изолятор. 

- Но тут аргумент следователей: у всех бизнесменов есть загранпаспорта, уедет за границу, попробуй его достать.

- На этот аргумент исправили закон о въезде и выезде в РФ. Теперь если предприниматель оказался под следствием и освобожден из-под стражи под залог или к нему применена иная мера пресечения, он не сможет выехать из страны - потому что информация об этом сразу попадает в компьютерную систему погранслужбы. По-моему, это выход. Лучше быть в своей стране, но на свободе, чем сидеть в изоляторе, потому что «а вдруг уедет». Все эти кардинальные изменения были сделаны одним пакетом.

- Что изменилось?

- Во-первых, количество уголовных дел, возбужденных по экономическим статьям, уменьшилось на 20%. Во-вторых, на 45% уменьшилось количество предпринимателей, которые во время следствия оказываются в следственном изоляторе.

- Но почему не на 100 процентов?

- Потому что не только мы с вами умные. Если человек попадает, например, по статье «незаконное предпринимательство», то у него могут еще что-нибудь обнаружить - оружие, наркотик. То есть, он совершил преступление не только в экономической сфере,  но и в чем-то другом. Поэтому его на всякий случай надо арестовать.

- А предусмотрено ли наказание тех, кто «вставляет палки в колеса» малому бизнесу?

- В 22-й главе УК есть статья 169-я - «воспрепятствование законной предпринимательской деятельности». Статистика такова. По экономическим статьям привлекаются в год приблизительно 150 тыс. человек. По одной только 159-й статье, «мошенничество», в прошлом году привлечено 58 тысяч. А бюрократ, который нарушает статью 169-ю? В 2010 году по этой статье привлечен один человек, в 2009 году - два, в 2008-м - четыре. То есть, цифры снижаются. Вот такой подход.

- А что удалось сделать с точки зрения защиты предпринимателя как гражданина?

- Принято решение о реформировании всей правоохранительной системы. Начали с МВД, продолжили следственным комитетом. Реформы еще не завершены, но задача поставлена простая: сначала безопасность и защита граждан, потом - все остальное. В приоритете не выявление и раскрытие преступлений, а защита граждан. Мы специально исправляли этот закон, когда он поступил из МВД. Это были первые шаги реформы.

- Расскажите о втором пакете изменений в УК.

- Во-первых, мы поняли, что находятся уловки, позволяющие недобросовестным правоприменителям выходить за рамки прямого запрета в Уголовном кодексе. Второй момент: а чем хуже предпринимателей другие россияне? Почему предпринимателя нельзя арестовывать до суда, а преподавателя можно?

Поэтому вторым президентским пакетом мы убрали из ста с лишним статей Уголовного кодекса (а их всего больше 300) нижние пороги по срокам лишения свободы. И если сегодня у нас средний срок пребывания в местах лишения свободы 6,5 лет, то планируется, что будет 4,5 года. Это, конечно, тоже не очень хорошо, но уже лучше.

- Третий пакет поправок еще до внесения в Госдуму вызвал жаркие дебаты его сторонников и противников. За что «бьются»?

- Этот пакет изменит двести статей Уголовного кодекса. С его принятием фактически будем считать модернизацию уголовного законодательства завершенной. Практически по всем статьям  будет определено, что к тем, кто привлекается к уголовной ответственности впервые, нельзя  применять такую меру, как лишение свободы. Множество статей будет убрано из УК, наказанием станет административная ответственность.

Второй важный момент. Срок наказания зависит от тяжести преступления, а тяжесть преступления - в том числе, от суммы ущерба. Раньше крупным размером считалось все, что превышает 250 тыс. рублей, а свыше 1 млн. - особо крупным. Но  что такое для предпринимателя 1 млн. рублей? По сути, все подпадают под особо тяжкие преступления, со всеми вытекающими последствиями. Годом ранее по налоговым преступлениям уже увеличили размер «тяжести» в шесть раз, то же планируется и по  уголовным преступлениям по статье 22-й. Было 250 тысяч - станет 1,5 млн., было 1 млн. - станет 6 млн. Это тоже не критерий для предпринимателя, но все-таки в шесть раз больше.

И еще один важный момент. В Уголовно-процессуальном кодексе есть статья 20-я. В ней описано, когда обвинение является публичным, когда частно-публичным, частным (публичное - обвиняет государство; частно-публичное - начинается с заявления потерпевшего, но государство в любом случае ведет этот процесс, даже если потерпевший отказался от своего обвинения; суть частного такова: есть потерпевший - есть обвинение, нет потерпевшего, нет претензии - нет обвинения). Сегодня все «предпринимательские» статьи подпадают под публичное обвинение. Потерпевшего нет, а дело есть. Как-то странно звучит. За прошлый год из 58 тысяч уголовных дел, возбужденных по статье «мошенничество», всего 1400 потерпевших. Я понимаю, если с заявлением обращается каждый второй: потерпевшие боятся, поэтому государству приходится брать дело на себя. Но не 1,5 же тысячи потерпевших на 58 тысяч уголовных дел!  

Поэтому решили внести еще изменения в 20-ю статью УПК, и преступления, которые не являются особо тяжкими, перевести в частно-публичные. То есть, без заявления дела не возбуждать. Эту работу будем в ближайшее время доводить до логического завершения.

- Кто сторонники третьего пакета и кто его «тормозит»?

- Я бы не стал ставить вопрос так категорично. Наша общая задача - не разжигать огонь, а достигать цели. Но тут два фактора. Есть правоохранительные органы, у которых свой взгляд на многие вещи. Когда мы говорим, что  преступник не обязательно должен сидеть в тюрьме, а может быть наказан по-другому, многие с этим не согласны. Второе - в стране живут не только  предприниматели. Бизнесмены, как ни странно, не вызывают поддержки в обществе. Когда мы  с темой либерализации Уголовного кодекса пришли на радио, и началось  голосование - оказалось, что эту идею не поддерживают. Есть политики, которые отталкиваются от общественного мнения, и это тоже мешает прохождению законопроектов по предпринимательству в Госдуме.

- И все же каковы ваши прогнозы - когда третий пакет изменений будет внесен в Госдуму,как скоро его примут и в полном ли объеме?

- Я думаю, есть шанс,  что до окончания весенней сессии пакет будет внесен. Примут его или нет  - не готов сказать, он большой, двести статей. Но, скорее всего, законопроект будет принят осенью. Если мы создаем прозрачную комфортную среду для ведения бизнеса, для привлечения инвестиций, то, конечно, должны создать условия, когда безопасности ведения бизнеса  ничто не мешает.

Первое направление - предприниматель не должен бояться за последствия, если он совершит правонарушение, и второе - он как гражданин не должен  бояться жить в нашей стране, не должен бояться за себя, за своих близких, за своих сотрудников. Такая задача стоит, отчасти она решена, большей частью будет решаться. Возможно ли добиться успеха? Конечно. Другого пути у нас нет.

Мария Мишина

* По приглашению Центра социально-консервативной политики - Ульяновск Андрей Назаров провел в Ульяновске круглый стол с представителями бизнес-сообщества, а затем дал эксклюзивное интервью «ДО».

9931
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: