Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

БЛАГОтворители нового времени

Какие формы принимает стремление помочь ближнему, и почему творить благо сегодня готовы не все

 

Благотворительная деятельность - неотъемлемая составляющая гражданского общества, важный элемент корпоративной культуры предприятий. В нашем регионе стремление помочь ближнему принимает сегодня самые разнообразные формы.

«Твори добро, коли можешь»

История благотворительности на Руси уходит корнями в глубь веков, когда первые калики перекатные получали из рук милосердных граждан подаяние. Большая роль в развитии благотворительности всегда принадлежала государству, сильным мира сего. Так, в течение многих веков церковь оставалась средоточием социальной помощи сирым и убогим, потому что в свое время Киевский князь Владимир, которого называли «истинным отцом бедных», официально вменил в обязанность духовенству заниматься общественным призрением, определив десятину на содержание монастырей, церквей и больниц. В XVIIвеке в царствование Федора Алексеевича был издан указ об открытии домов для беспризорных детей, а веком позже Екатерина II подписала «Устав благочиния», где были такие строки «Не токмо ближнему не твори лиха, но твори ему добро, колимо можешь».

Навсегда вошли в историю страны династии Морозовых, Третьяковых, Рябушинских и других промышленников и купцов, считавших благотворительность святым делом. Спустя десятилетия в новой России у них появились достойные продолжатели - Петр Авен, Владимир Потанин… В нашем регионе есть свои имена - Андрей Дунаев, Владимир Ртищев, Анатолий Шмелев, Сергей Шаповалов и многие другие представители бизнеса, которые на свои средства строят церкви, на регулярной основе помогают детям-сиротам, поддерживают вузы и театры, реализуют интересные социальные проекты.

Стены кабинета главы димитровградского ЗАО «Агентство недвижимости» завешаны благодарностями от благополучателей, в том числе, от митрополита Алексия.

- Отдаю и не жалею! - говорит Яков Лупоносов. - В первую очередь, помогаю детям, церкви, малообеспеченным семьям: я сам вырос без отца, и знаю, что такое нужда. Помогаю старикам: вижу, какое у нас в стране к ним отношение. Недавно был в Мюнхене, так меня, в первую очередь, поразило просто трепетное отношение к старикам. А у нас? Квартиры в доме, который строила наша компания для улучшения качества жизни ветеранов, занимают их молодые родственники…

В международном рейтинге благотворительности, составленном некоммерческой организацией «CAF Россия», Россия на 138 месте из 153. Всего лишь 6% россиян   совершают пожертвования (в занявшей первое место в рейтинге Австралии деньги на благотворительность перечисляют 53% населения).

Как сегодня ульяновцы понимают значение благотворительности? Согласно опросу Общественной палаты Ульяновской области, большинство респондентов определяют это понятие, как помощь нуждающимся. 12,8% считают, что благотворительность - это добрые дела, которые люди совершают по отношению друг к другу. 8,9% респондентов отметили, что благотворительность - это некая материальная помощь (детям, пожилым, больным людям и т.п.). Были и такие варианты, как добровольное пожертвование (3,1%), благородное дело (2,9%), часть жизни (0,4%). В ответах присутствовали и негативные определения благотворительности, например, «бред» и «воровство».

Сегодня, по данным ВЦИОМа, нищим на улице подают 24,3% россиян, в то время как денежные пожертвования благотворительным организациям делают лишь 10,1% соотечественников. Примечательно, что милостыня на улице, а также передача вещей и денег нуждающимся сегодня являются наиболее распространенным видами благотворительной деятельности среди жителей Ульяновской области. А вот участие в благотворительных акциях, перечисление денег благотворительным организациям, согласно исследованию, проведенному региональной Общественной палатой, не столь распространены.

Букварь «для ржавых чайников»

Если частная и корпоративная благотворительность имеет глубокие корни, то история российского некоммерческого сектора насчитывает немногим 20 лет (в 1995 году принят «Закон о благотворительной деятельности», регулирующий деятельность НКО). Как показывают исследования, без вмешательства некоммерческих организаций в большинстве регионов России не решались бы в полной мере такие актуальные для общества задачи, как обеспечение равных возможностей для инвалидов, защита от семейного насилия, помощь беженцам, социальная реабилитация и т.д.

Ульяновская область, например, недавно получила 4 млн миллиона рублей от Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Эти средства будут направлены на реализацию программы «НЕТ» насилию!»

По словам министра труда и социального развития региона Анатолия Васильева, в 2013 году планируется создать службу социально-психологической реабилитации и сопровождения семей с детьми, пострадавшими от жестокого обращения и преступных посягательств - на  базе семейного центра здоровья «Перспектива» ГУЗ «Городская детская поликлиника №6» Ульяновска.

Некоторые российские НКО стали уже настоящими брендами: проект «Доктор Лиза», Фонд Натальи Водяновой «Обнаженные сердца», фонд Чулпан Хаматовой «Подари жизнь»… В нашем регионе тоже есть благотворительные бренды: Ротари клуб Ульяновск, фонд «Дари добро», АНО «Агентство социально-культурных проектов», Центр иппотерапии «Лучик», региональные отделения российского «Красного Креста», общероссийской организации инвалидов «Новые возможности».

- Сегодня в нашем регионе  зарегистрировано 1424 некоммерческих организации, среди них - ТОСы, объединения предпринимателей, политические партии, - говорит начальник отдела поддержки НКО и развития гражданского общества Общественной палаты Ульяновской области Марина Шпоркина. - У многих НКО благотворительная деятельность закреплена в уставе, но непосредственно благотворительностью, по нашим наблюдением, занимается не более десяти процентов от всего количества некоммерческих организаций региона. 

По данным Управления Министерства юстиции по Ульяновской области, на территории региона зарегистрированы 29 благотворительных фондов, из них пять - в муниципальных образованиях области.

Хорошая тенденция: деятельность ряда фондов, которые представляют собой мост между благотворителем и благополучателем, со временем выходит на новый уровень, они начинают работать более масштабно, системно. С чего начинался благотворительный Фонд «Дари добро»? С адресной помощи бизнеса детям-сиротам (игрушки, подарки, организация праздников), сейчас это серьезная организация, реализующая такие социальныепрограммы, как «Выпускник», «Мой теплый дом», «Будь творческим!», «Будь здоров!». Активисты фонда «Дари добро» вошли в состав общественного совета при Министерстве образования Ульяновской области, занимаются организацией психологической помощи выпускникам детских домов, ввели социальный ЕГЭ для проверки их жизненных навыков. Ведь выяснилось, что многие ребята, воспитывавшиеся в «казенных домах», не могут ответить на простейшие (для домашних детей) вопросы типа: «В двери сломался замок. Что делать?». Следующий этап работы фонда «Дари добро» - работа с мамочками, которые, находясь в кризисном состоянии, решают отказаться от своего новорожденного ребенка. Согласитесь, такая первичная профилактика куда лучше, чем плодить детские дома.

Еще один яркий пример того, как при грамотном подходе развивается НКО - «Агентство социально-культурных проектов», которое два года назад стало организатором сообщества родителей, воспитывающих детей с ДЦП. А сейчас агентство играет значимую роль в ульяновском гражданском обществе, заявляя о себе такими интересными акциями, как fashion-показ в помощь детям с заболеванием ДЦП, «Парад ангелов», который проходил в этом году во второй раз. Когда мамы с «проблемными» детьми на руках шли по улицам города, люди не скрывали слез… 

- К сожалению, многие люди, пока их не коснулась беда, относятся к инвалидам со страхом, ставят некий барьер: мы, «здоровые», - по одну сторону, а вы - по другую, - рассказывает представитель сообщества родителей «Солнце для всех» Ирина Коростылева. - И такие акции, как «Парад ангелов», помогают сломать этот барьер, а также привлечь внимание властей к проблемам инвалидов. Так, в этом году нам помогли в организации парада специалисты из регионального Минсоцтруда и ГИБДД, губернатор Сергей Морозов пообещал, что «Парад ангелов» включат в областную  программу праздников с соответствующим финансированием.

Россия - единственная страна, в которой благотворительность облагается налогами по полной программе, как коммерческая деятельность

Среди ульяновских НКО есть и недавно созданные, но уже активно о себе заявившие организации. Например, благотворительный фонд «Рука помощи». Работает он с очень непростой группой - алкоголиками, наркоманами, бомжами, на которых деньги собирать крайне сложно. Хорошо зарекомендовала себя и незарегистрированная пока общественная организация «Клуб деловых старух», которая занимается важным делом - социальной адаптацией пенсионеров. Среди добрых дел клуба - организация бизнеса по продаже банных веников через Интернет, выпуск букваря «для ржавых чайников» (по обучению бабушек и дедушек азам компьютерной грамотности), участие волонтеров «серебряного» возраста в подготовке Олимпиады в Сочи и т.д.

Креативные просители

Этим летом Ульяновск посетили представители российско-немецкого фонда «Перспектива», который на средства группы пожилых немцев спонсирует наиболее интересные благотворительные проекты. В конкурсе принял участие и ульяновский проект - по созданию центра реабилитации семьи «Солнце». Есть все шансы на то, что «Солнце» попадет в программу «Перспективы»: этот центр от «Агентства социально-культурных проектов» удовлетворяет требованиям фонда. В частности, благодаря предпринимателю Сергею Герасимову получило хорошее помещение в оздоровительном центре. Но, главное, у проекта - вполне конкурентоспособная идея: он должен стать неким центром притяжения семей, воспитывающих детей-инвалидов. Здесь они, в первую очередь, научатся понимать и принимать своих детей, смогут получить информацию, где пройти лечение, куда поехать на реабилитацию, как дома заниматься с ребенком, какими правами и льготами они могут воспользоваться.

- Семьям, воспитывающим детей-инвалидов, на восстановление ребенка нужны очень большие средства, - рассказывает координатор сообщества «Солнце для всех» Ирина Коростылева, которая сама прошла через сбор средств на лечение дочки. - Государственные учреждения сегодня не могут принять такое количество нуждающихся, а реабилитация должна быть постоянной, чтобы добиться хоть каких-то результатов. Мы ездим на лечение по три-четыре  раза в год. Каждый курс стоит более ста тысяч рублей, и это средняя цена по России.

Сегодня недостаточно просто кинуть клич: помогите! Человек должен быть готов к тому, что его мольбы утонут в море призывов огромного количества нуждающихся. Так, маховик помощи четырехлетнему Диме Зиме, нуждающемуся в срочной операции, закрутился после того, как ульяновский журналист отправил умоляющую смс-ку губернатору Сергею Морозову. Этот случай получил большой общественный резонанс, родителям мальчика были выделены на лечение средства из бюджета, помогли и простые граждане.

- Практика показывает, что крупные российские фонды мало кому помогают в нашем регионе, куда эффективнее обращение к простым людям, - продолжает г-жа Коростылева. - Но для этого нужно обеспечить как можно больший охват аудитории, попытаться выйтина все СМИ. Конечно, туда «с улицы» попасть сложно, но возможно. Нам, например, очень помогла публикация в газете «Мозаика», именно из-за большого тиража издания. А вот в социальных сетях откликоказалсяочень маленьким: видимо, в Сети ужестолько просящих о помощи, что у пользователейпритупилосьчувство сострадания. И потом, именно в Интернете легче всего нарваться на мошенников, которые под видом нуждающихся в помощи, выманивают деньги у сострадательных граждан.

Тем не менее с развитием информационных технологий, Интернета благотворительная деятельность в России вышла на новый уровень. Так, люди получили возможность жертвовать средства, даже не выходя из дома: через SMS-сообщения, «электронный кошелек», через платежные терминалы.

- В жизнь ульяновцев вошли такие понятия, как краудсорсинг и краудфандинг, - рассказывает Марина Шпоркина. - Первое можно обозначить, как поиск идей, решение общественно значимых задач силами добровольцев, а второе - не что иное, как «народное финансирование». Люди добровольно объединяют свои деньги или другие ресурсы вместе, чтобы поддержать усилия других людей или организаций. Сбор средств может служить для различных целей, например, помощь пострадавшим от стихийных бедствий. Сегодня выпущены специальные мобильные приложения для iPhoneи iPad, с помощью которых ульяновцы могут жертвовать деньги не только в благотворительный фонд «Дари добро», который выступил координатором этого проекта, но и на другие благие цели. 

Деньги - это весело. И ими здорово делиться

Когда купца Михаила Рябушинского спросили, почему он жертвует так много денег на художников и актеров, тот ответил: «Богатство обязывает». Сегодня большинство ульяновцев, как показывают опросы, принимают участие в благотворительной деятельности, потому что им «жалко людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации». Не принимают участие в благотворительности в большинстве своем мужчины, неработающие пенсионеры, а отрицательно к ней относятся, в основном, безработные и граждане с доходом менее 5 тыс. рублей на одного члена семьи.

Для 18,4% опрошенных важным мотивом является то, что благотворительность - это социально одобряемое дело. Некоторые надеются, что оказавшись в тяжелой ситуации, они получат ответную помощь, этот мотив особенно важен для молодежи.

По данным Общественной палаты России, больше всего благотворительных денег в России собирается и тратится на экологию, медицину и образование. При этом 64% граждан не доверяют тем, кто собирает деньги на благие цели.  

«Не надо быть наивными, капитализм не для того, чтобы помогать кому бы ни было, сейчас люди (их труд) - товар, если есть что предложить на рынке труда ты нужен, нет - давай, до свиданья… А вы говорите - инвалиды, старики, медицина…». «Я не верю в правдивость этой истории только потому, что цифры по сбору средств у них постоянно «пляшут». «Апочему деньги собирают? Почемунашамедицина не лечит? Вондаже главаульяновского минздрава написала у себя в блоге, что сейчас много фактов мошенничества при обращении за помощью на лечение, что вся высокотехнологичная помощь оказывается бесплатно». Вот лишь часть негативных комментариев, которые щедро оставляют ульяновские пользователи сети Интернет под призывами о помощи.

По наблюдениям президента PwC International Дэниса Нелли, средний размер пожертвований на благотворительность в России составляет порядка 20 долларов, а в США - более тысячи. Но известно, что в цивилизованных странах само отношение к благотворительности несколько иное. В этом плане показательны слова американской миллиардерши Сары Блейкли, которая недавно отдала половину своего состояния на борьбу за расширение прав и свобод женщин, а до этого пожертвовала около 20 млн. долларов на стипендии для девочек Южной Африки, жилье для матерей-одиночек, пособия начинающим бизнесвумен: «Деньги - это весело. Их весело зарабатывать, весело тратить и ими здорово делиться».  

Еще одна из причин, по которой россияне не принимают участие в благотворительной деятельности, состоит в том, что они сами испытывают жизненные трудности.

- Благосостояние человека играет немаловажную роль в том, занимается человек благотворительностью или же нет, - говорит Марина Шпоркина. - Потому как 15,3% участников нашего опроса, не занимающихся благотворительностью, ответили, что при более высоких доходах они смогли бы приобщиться к благим делам.

Еще одна сдерживающая причина, характерная для корпоративного сектора, связана с тем, что в России до сих пор не нормализовано законодательство в области благотворительности, нет закона, который принес бы налоговые послабления предпринимателям, жертвующим деньги на благотворительные проекты. Россия - единственная страна, в которой благотворительность облагается налогами по полной программе, как коммерческая деятельность. Многие эксперты сходятся во мнении, что благотворительности сегодня необходим грамотно выстроенный «зеленый коридор», в том числе, поддержка на региональном уровне.

Принятый  в 2008 году Закон «О государственной поддержке благотворительной деятельности в Ульяновской области», по сути, не работает. Созданный в рамках закона Благотворительный совет оказался формальностью, собирался он всего один раз…. Подразумевалось, что благотворителям будет присваиваться некий статус, определенные формы признания государства. Планировали сформировать реестр благотворителей региона. Но для чего - непонятно. Куда значимее для благотворителей были бы такие меры господдержки, как льготы по налогообложению регионального значения. Например, сниженный налог на транспорт или имущество.

Еще одна проблема, тормозящая развитие благотворительной деятельности в регионе, связана с малой информированностью граждан.

- У многих нет понимания, что такое благотворительность, как она устроена, какие в ней есть институты, и как люди могут в этом принять участие, - подчеркивает директор Регионального информационно-ресурсного фонда, вице-президент Ульяновского клуба лидеров НКО Надежда Дерябина - Публикации о деятельности фондов, в основном, носят констатирующий характер. На Интернет-ресурсах чаще присутствует информация о сборе средств и мероприятиях, следовательно, и благотворительность воспринимается обществом исключительно как финансовая поддержка, адресно переданная нуждающимся.  При этом абсолютное большинство благотворительных фондов в Ульяновской области не имеют выхода на широкую целевую аудиторию, информация о них недоступна как для благополучателей, так и для потенциальных жертвователей.

Эксперты подчеркивают, что культура благотворительности на территории региона только начинает формироваться, и этот процесс идет достаточно медленно. Живы еще в памяти 90-е годы, когда под видом благотворительности совершалось огромное количество экономических преступлений. Да и сегодня в России, похоже, действует целая «мафия», контролирующая попрошаек в вагонах метро, на вокзалах. Есть отголоски этого явления и в нашем регионе. Тем не менее, никакая «мутная пена» не может искоренить желание людей творить добро.

Хороший  тренд - сегодня все больше ульяновских компаний рассматривают благотворительность, как синоним устойчивого развития бизнеса, неотъемлемую часть своей корпоративной культуры. Причем, одни руководители придерживаются точки зрения, что благотворительность должна быть анонимной, иначе это будет чистой воды реклама, а другие - что признание общества - это сильный мотив  благотворительной деятельности и хороший пример для других.

Татьяна Задорожняя

фото - wallon.ru

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: