Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Благотворительность «на перспективу»

На июньском заседании за круглым столом «ДО» речь шла о социальной ответственности бизнеса. Какие формы благотворительности наиболее приемлемы? И нужна ли реклама тем, кто творит благо?

Наталья Корякина

Алексей Игонин

Екатерина Максимова



Ольга Судакова

Марина Яшина

Василий Гвоздев




Участники круглого стола:

Василий Гвоздев, председатель Ульяновской Городской Думы
Алексей Игонин, менеджер по рекламе ресторана «Сахара»
Наталья Корякина, специалист по рекламе и маркетингу Ульяновского филиала ОАО «Вымпелком»
Екатерина Максимова, директор Регионального информационно-ресурсного фонда
Ольга Судакова, генеральный директор ООО «Весна»
Марина Яшина, исполнительный директор Попечительского совета Ульяновского областного театра драмы


Василий Гвоздев:
— Благотворительность, с моей точки зрения, подразделяется на несколько видов. Во-первых, благотворительность как состояние души. Когда человек бескорыстно готов делиться тем, что он имеет. Будь то миллионные пожертвования на строительство храма или посильная помощь детскому дому, или готовность оплатить занятие в спортивной школе соседскому мальчишке, у родителей которого нет на это средств. Второй вид — скрытая благотворительность: ты мне, я тебе. Когда власть предлагает предпринимателю сделать что-то для города в обмен на определенные преференции. Это сделка, чистый бизнес. Есть и третий вид. Когда власть, которой нужно решить проблему, дает команду подключить к этому бизнес. А если тот отказывается, прозрачно намекает, какие санкции за этим могут последовать. Кто-то просто отдает деньги. Наиболее предприимчивые сообщают о своем благом деле в СМИ и делают себе рекламу. Такого вида «благотворительность» тоже, к сожалению, широко практикуется.

Екатерина Максимова:
— Проблема в том, что гражданский уровень самосознания населения низок. Все ждут, что кто-то придет и сделает — государство ли, бизнес. Важно понять, что благотворительность — это дело каждого. Это твой выбор гражданина. Либо ты этим занимаешься, либо живешь по принципу «моя хата с краю». В помощи нуждаются, прежде всего, социально уязвимые слои населения: инвалиды, дети-сироты, пожилые граждане, молодежь, которая подвержена алкоголизму, наркомании, инфицирована ВИЧ. Когда сталкиваешься с этими людьми, понимаешь, насколько им плохо. Но нужно не только решать какие-то конкретные проблемы, а и работать на развитие. Нужны социальные проекты, которые бы давали возможность реализовываться молодежи, детям, развиваться системе образования и т.д.

Марина Яшина:
— Многие ульяновские предприниматели считают, что в первую очередь должна быть поддержка тех или иных проектов государством, а затем уже к этим проектам могут подключаться бизнес, благотворители. Так делается во всех цивилизованных странах. Невозможно все дыры закрыть за счет спонсоров. И нельзя этого делать. Это ненормально, асоциально. Я в этом абсолютно убеждена.

Екатерина Максимова:
— Нужно говорить о благотворительности как о социальном партнерстве. Когда те или иные социальные приоритеты поддерживаются частично за счет бюджетных средств, частично — за счет добровольных пожертвований. Когда предприниматели вовлекаются в проект на условиях софинансирования, как партнеры. Я нормально отношусь к тому, что некоторые компании через благотворительную программу пытаются завоевывать доверие населения, пытаются позиционировать себя среди каких-то клиентских групп. Помогайте бизнесу выходить на нужные ему целевые группы, и он поможет вам.

Марина Яшина:
— Когда-то Симбирск занимал в России третье место после Москвы и Санкт-Петербурга по уровню благотворительности. За счет попечителей, спонсоров у нас было построено полгорода: и гимназии, и театры, и памятники. А что сейчас?..

Ольга Судакова:
— Неправильно думать, что все должны решать власть и государство. Я считаю, что и благоустройство, и благотворительная помощь — наше общее дело. Я малый предприниматель, у которого небольшой кондитерский цех, ресторан в Чердаклах, детское кафе. Могу я привезти в детдом торты и пирожные? Могу устроить в кафе банкет для ветеранов? Привести в порядок территорию? Конечно, могу. И я это делаю.
Многие предприниматели готовы помогать, но власть как-то не очень откликается на нашу помощь. Блеска в глазах не вижу, желания что-то делать не вижу — это останавливает. И просто обескураживает порой отношение тех, кому мы помогаем. Мы дружим с двумя детскими домами — Чердаклинским и «Планетой детства» в Ульяновске. Ульяновцы заняли первое место в областном фестивале творчества для детдомов, выпускают свою газету, коллектив — активный, творческий. Чердаклинцы говорят: мы хотим участвовать в фестивале, но у нас нет хореографа. Нахожу человека, оплачиваю его работу. Реакции — никакой. Элементарного спасибо специалисту не сказали. Поэтому мы хотим подружить эти два детских дома, устроить совместный праздник, показать чердаклинцам, как могут работать другие. И не потому, что они лучше финансируются, просто у них другое к этому отношение.

Екатерина Максимова:
— Мы долгое время жили в государстве, где не было такого понятия, как частная собственность. А благотворитель — это тот, кто отдает свое. Хочется надеяться, что и власть, и какие-то позитивные силы общества будут возвращать утерянные традиции. Мне кажется, власть могла бы выйти с инициативой создания специальных фондов, проведения масштабных акций. Например, хорошая и уже испробованная идея — Форум благотворителей. Очень многое зависит и от работы некоммерческих организаций. Мы должны не просто говорить «дайте», а обязательно предлагать что-то интересное, яркое, для души — населению, власти, бизнесу.

Марина Яшина:
— Большая проблема в том, что в нашем городе нет какого-то объединяющего центра, куда со своими проблемами и предложениями могли бы обращаться и те, кто нуждается в помощи, и тот, кто готов помочь. Возможно, такая структура могла бы быть на уровне губернатора. Чтобы любой человек обратился — и его услышали, помогли.

Ольга Судакова:
— Такой центр обязательно должен быть! Нужно, чтобы он еще и изучал все категории тех, кому нужна помощь. Важно, чтобы что-то нас объединяло. Чтобы мы совместно работали и привлекали других предпринимателей.

Василий Гвоздев:
— Все эти программы — хорошо. Мы поможем еще нескольким детским домам, решим несколько серьезных вопросов. А потом деньги
у кого-то закончатся, или уедет благотворитель из нашего города, и все — программа закрылась. Тот, кто никогда никому принципиально не помогал, отмахнется от любой просьбы: «У меня своих проблем хватает!» Нужно подумать о том, как изменить мышление людей. Чтобы благотворительность действительно стала состоянием души.

Марина Яшина:
— Здесь очень важен личный опыт. Если человек не вкусил радость помощи другому, заставлять его делать добро не только бесполезно, но и очень вредно. Нужно объединить тех людей, которые это будут делать по зову сердца. Для того и создаются фонды местных сообществ.

Наталья Корякина:
— Благотворительность является частью корпоративной культуры «Билайн». Ульяновский филиал компании — член попечительских советов УлГУ, областного театра драмы, мы оказываем помощь в проведении городских праздников, участвуем в благотворительных акциях регионального масштаба. А еще в нашей компании существует добрая традиция: в каждом филиале (а их у нас по России очень много) есть свои подшефные организации. Подшефные нашего филиала — Белозерская школа-интернат. Мы с ними работаем постоянно, устраиваем различные праздники. В июне, например, совместно будем участвовать в фестивале авторской песни на Белом озере. Кроме того, что выделяет компания, сотрудники сами собирают вещи, книги, покупают детям игрушки и сладости. Мы стараемся как можно чаще ездить к своим подшефным, общаться с ними. У многих уже появились свои любимые дети. Мы хотим как-то порадовать всех этих ребят и уделить им толику внимания.

Алексей Игонин:
— Вариантов благотворительности очень много. На 9 Мая мы сделали в своем ресторане праздник для ветеранов. Ко Дню защиты детей выступили с акцией среди заведений общепита города — 10-15% выручки отдать в пользу тех, кто нуждается в этих средствах. Идея не нова, но очень действенна. Такую политику можно объяснить и ресторанам, и их клиентам. Люди знают, что, заказывая лишнюю бутылку вина или еще один десерт, они вкладывают свои деньги в общее хорошее дело. В июне при поддержке нашего ресторана открывается Федерация восточных танцев Ульяновской области. Одним из направлений ее деятельности будет поддержка детей, желающих заниматься этим видом творчества.

Марина Яшина:
— Попечительский совет в Ульяновском драмтеатре существует три года, я в нем работаю последние два года. Когда начинали, на счету было 50 тыс. рублей. Сейчас — 1 млн. Тут и взносы членов попсовета, и гастрольная деятельность, и создание аллеи звезд. Сейчас делаем благотворительную театральную лотерею. Попечительский совет позволяет решать многие вопросы: и организация премьер, и стипендии талантливым студентам и молодым актерам, и лечение актеров. Хочу сделать в театре зимний сад, чтобы там было красиво и уютно. Да мало ли проблем! Вы видели, какие у нас шторы? Мне стыдно, как женщине! Я всем пишу, звоню. В Ульяновске много истинных театралов, и с помощью попечительского совета действительно можно решить многие проблемы.

Екатерина Максимова:
— Мы можем долго выбирать, кому и как помогать. Можно помогать через систему попечительских советов, через собственные пристрастия — это все-таки для души. Но должны быть и конкурсные механизмы. Конкурсы социальных проектов хороши тем, что аккумулируют не только финансовые средства (предпринимателей, бюджета, частных пожертвователей), но и общественные силы.
Благотворительность развивается на горизонтальном уровне, не на вертикальном. Указ сверху здесь, как правило, производит обратный эффект. А если люди совместно определили приоритетные направления, которые нужно поддержать, сами разработали проект, то они вложили свою душу. Они настолько это дело полюбили и поняли, что когда им дадут какие-то ресурсы, они к ним найдут еще, в три раза больше, и сделают все за спасибо. Но конкурсные механизмы не должны себя дискредитировать. Прозрачность должна быть, отчетность.

Василий Гвоздев:
— Для того чтобы изменить ситуацию по городу, в целом в стране, необходимо объединение всех позитивных сил. Важно, чтобы о благотворителях говорили, сообщали о конкретных делах. Хороший пример должен заражать. Мы должны рассказывать о тех, кто занимается благотворительностью постоянно, по состоянию души, в СМИ. Мы должны создать для них «зеленую улицу» в коридорах власти, независимо от размера бизнеса и масштабов благотворительной деятельности. Мы должны чаще эту тему поднимать и формировать, таким образом, общественное мнение.

Алексей Игонин:
— Популяризация обязательно должна быть. И пусть кто-то сделает доброе дело сначала ради пиара. Но когда он придет в детдом, когда увидит счастливые глаза ребенка, которому он помог, я думаю, во второй раз он это сделает не потому, что ему нужна реклама, а потому, что у него появилась потребность в этом.


обсудить статью

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: