Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Более других имел трудов и случаев к отличию

Об уникальной судьбе симбирского солдата, служившего Российской империи до 107 лет, рассказывает августовский номер «ДО».

За восемь десятилетий доблестной службы симбирянину Василию Кочеткову довелось присягать трем императорам, чьи вензели на его погонах, послужить в 12 войсковых частях трех родов войск – пехоты, артиллерии, кавалерии. Он участвовал в десяти кампаниях, получил шесть ран, заслужил 23 награды. На левом рукаве солдатского мундира восемь рядов нашивок из золотого и серебряного галуна.

120 лет назад 2 сентября 1892 года в №192 «Правительственного вестника» была опубликована статья. Начиналась она так: «В Белозерске Новгородской губернии 30 мая текущего года проездом из С.-Петербурга на родину в Симбирскую губернию скончался скоропостижно, от паралича сердца, один из старейших солдат Императорской Русской Армии, отставной фейерверкер лейб-гвардии конно-артиллерийской бригады Василий Николаев Кочетков, 107 лет от роду, из которых более 60 лет он провел на действительной службе солдатом».

Среди вещей, которые ветеран взял в последний свой поход, была найдена копия с Указа об отставке, документально подтверждающая этапы уникальной судьбы этого симбирянина.

Василий Кочетков родился в 1785 году в селе СпасскоеБлаговской волости Курмышского уезда Симбирской губернии в солдатской семье. Как сказано в послужном списке, «из кантонистов лейб-гвардии гренадерского полка». Сыновья кантонистов числились в списках военного министерства с рождения. Подростками, как правило, поступали в музыкальные команды. Лейб-гвардия – почетное наименование отборных воинских частей. Лейб-гвардейский полк – тот, шефом которого являлись император или императрица. Гренадер (гранодер) от слова «граната», с середины XVIII века это солдат или офицер отборных – по высокому росту – пехотных или кавалерийских частей.

Под солдатской звездой и родился симбирянин Василий Кочетков, которому предстояло служить более восьмидесяти лет. В действительную службу из кантонистов он вступил 7 марта 1811 года в звании унтер-офицера музыкальной команды. Подал рапорт о переводе в строевые унтер-офицеры, к началу Отечественной войны 1812 года стал фельдфебелем. В составе полка сражался в арьегардных боях при отходе к Можайску, участник Бородинской битвы, заграничного похода, боев за Лейпциг и Париж.

В 1829 году переведен в лейб-гвардии Павловский полк, в составе которого воевал на Балканах и во время Русско-турецкой войны 1828-1829 годов, сражался при взятии турецких крепостей Варны, Исакчи и Силистрии. 26 августа 1831 года участвовал в штурме Варшавы. В 1833 году переведен в лейб-гвардии конно-пионерный дивизион.

В 1843 году послан в Кавказскую армию «для обучения на быстрых реках правильного спуска, наводки, укрепления и разборки понтонных мостов». С этой целью причислен к Нижегородскому драгунскому полку (драгуны – солдаты или офицеры кавалерии, способные при необходимости воевать в пешем строю). Изъявил желание служить в Кавказских войсках, получил разрешение на то Генерал-фельдцехмейстера Великого князя Михаила Павловича, «с сохранением гвардейского оклада жалованья».

В Кавказских баталиях Кочетков был трижды ранен: в шею навылет, в обе ноги с раздроблением левой голени. Тяжело раненный, в деле при ауле Дарго он попал в плен к чеченцам, где пробыл 9 месяцев и 23 дня. Сумел бежать и выйти к своим. За участие в Кавказской войне награжден Георгиевским крестом 4-й степени.

В 1849 году ему довелось сражаться с мятежниками в Венгрии. По возвращении из похода «за выслугу лет по экзамену удостоен производства в подпоручики, но отказался от офицерского звания, получив установленный серебряный шеврон на левом рукаве мундира, офицер-егерский темляк на саблю и 2/3 оклада прапорщичьего жалования в содержание». Спустя год переведен в штаб Кавказского корпуса жандармов (пограничники), а в 1851 году вышел в отставку. Так закончился первый период его службы, длившийся сорок лет.

С началом Крымской войны 1853-1856 годов Василий Кочетков снова поступил на военную службу «по призыву на защиту Севастополя». Был зачислен в Казанский конно-егерский полк, участвовал в вылазках охотников. Егеря, охотники – предшественники современных десантно-разведывательных подразделений. Был среди защитников Корниловского бастиона, где «разорвавшеюся бомбою закидан землею и мелкими осколками и каменьями, повредившими ему спину».

Многолетний подвиг солдата был замечен: лично Александр II перевел его в лейб-гвардии драгунский полк, а в 1862 году последовало почетное назначение в унтер-офицеры роты Дворцовых гренадер. Ветерану исполнилось уже 60 лет. Он не был обойден наградами, получал неплохое содержание. Но он чувствовал в себе силы еще послужить Отечеству. В 1869 году «по поданной им докладной записке Государю Императору» был послан на театр военных действий в Среднюю Азию, где и зачислен в Туркестанскую конно-артиллерийскую бригаду горных орудий фейерверкером 1 класса (фейерверкер – унтер-офицер артиллерии). Государь император почел за честь лично уважить старого воина, пожаловав ему 50 рублей, что составляло немалую сумму.

В Средне-азиатском походе Кочетков участвовал в боях за Туркестан и Самарканд, тяжелом Хивинском походе. Служба в Азии завершилась с взятием Хивы. В 1874 году по Высочайшему повелению ветеран был зачислен на службу в состав конвойных Императорского поезда на Курско-Киевской железной дороге.

Но впереди ждала еще одна война. В 1876 году против турецкого ига восстали Сербия и Черногория, по предложению великого князя Николая Николаевича Старшего Василий Кочетков поступил в Сербскую дивизию волонтером. Ему исполнилось 92 года. К тому времени прославленный ветеран был свое-образным талисманом, символом Русской армии, примером для подражания. И что не менее важно - опытным наставником, умеющим быстро находить выход в трудных ситуациях. По заключении мира между Сербией и Турцией был переведен в 19 конно-артиллерийскую бригаду Русской армии. В ее составе участвовал в боях под Шипкой, где в сражении лишился левой ноги. Выдюжил, остался жив, «за отличие» был переведен в лейб-гвардии конно-артиллерийскую бригаду. Затем был снова зачислен на почетную службу – в роту Дворцовых гренадер, где служил еще 13 лет. Русская армия гордилась своими героями: зачисление ветеранов на службу в императорском Зимнем дворце и смотрителями лучших столичных музеев было правилом – живая легенда! В Военной Галерее Зимнего дворца рядом с портретами военачальников-героев войны 1812-14 годов помещены портреты гренадеров во весь рост.

Гравюра Василия Кочеткова, которую читатель видит на этой странице, изготовлена с фотографии, сделанной за две недели до кончины ветерана. По сути это – историческая картина, летопись Русской армии, отразившаяся в судьбе солдата.

Кто ждал Василия Кочеткова на родине, где за десятилетия его службы сменились три поколения? Кому вез ветеран свои сокровища – свидетельства честно пройденного пути защитника Отечества? И, наконец, почему его имя так долго пребывало в забвении у симбирян? На последний вопрос ответить проще: Курмышский уезд после перекройки карт оказался в Нижегородской губернии, а в 20-30 годы двадцатого века был принят ряд постановлений о таком «распределении» документов, что историки по сей день скорбят по утраченным раритетам. К тому же такие «царские» издания, как «Правительственный вестник», были отправлены в «неспрашиваемые фонды». Только вот доблесть и отвага в России всегда спрашиваемые и востребованные. Потому и отыскалась память солдата-симбирянина с уникальной судьбой.

Наталья Гауз

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: