Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Его высота

Гость августовского номера — директор Ульяновского филиала — конструкторского бюро ОАО «Туполев» Станислав Рыжаков.

Станислав Геннадьевич Рыжаков родился в 1952 году в Чувашской АССР. Окончил Казанский авиационный институт (специальность «Самолетостроение»). Работал конструктором в Казанском авиационно-промышленном объединении, инструктором райкома комсомола, конструктором в КФКБ ММЗ «Опыт», ведущим инженером-конструктором в Ульяновском филиале АНТК им. А.Н. Туполева.
С 1993 года — заместитель главного конструктора — директор УФКБ ОАО «Туполев».
Женат, имеет дочь.


— Станислав Геннадьевич, а в юности у вас было ощущение того, что вы непременно возьмете высоту?

— Трудно сказать, что тогда я думал об успехе, но то, что авиация вошла в мою жизнь уже в детстве, — это однозначно! В те годы в нашем городке проходили полеты аэроплана «Як-12», и летчик нас, детвору, прокатил по кругу. Это событие предопределило мой дальнейший путь: я решил пойти в авиацию. Поначалу думал, что буду летать, мечтал пойти учиться в летное училище, но после разговора с родителями, друзьями поехал в Казань и поступил в авиационный институт.

— Воспоминания о студенческих годах — приятные?

— Да, мне повезло: в институте я попал в группу ребят, которая была активной, сплоченной. Мы полностью отдались идее получения знаний, чтобы стать хорошими авиаторами, участвовали в работе студенческого конструкторского бюро. Повезло нам и с профессорско-преподавательским составом — это были талантливые, интересные люди, многие прошли войну. Они умели и доносить знания, и спрашивать с нас, студентов.
После института я попал на казанское предприятие, на котором планировалась серьезная деятельность по модернизации авиационной техники. Получил там хорошую школу работы конструктора на серийном производстве, а потом полтора года трудился в райкоме комсомола.

На авиационном салоне «МАКС-2007»

— Не было желания пойти дальше по партийной линии?

— Нет. Задание, которое передо мной поставил комсомол, — создать некое боевое звено молодежи, занимающейся вопросами порядка на улице, — я выполнил. Дальше мне стало неинтересно, честно скажу. К тому же, мне предложили работу на казанском предприятии в секретном подразделении, попасть туда было архисложно и престижно... Именно там со стартовой должности обычного конструктора я начал движение вверх в профессиональном плане. Мы модернизировали «Ту-22М3», это дальняя авиация, фронтовой бомбардировщик, потом вели работы над стратегическим сверхзвуковым самолетом «Ту-160», военные называют его «белый лебедь». В казанском филиале бюро «Туполев» я получил богатейший опыт!..

— ...который потом применили при создании ульяновского филиала КБ «Туполев». Расскажите, как все начиналось?

— Когда мне предложили поехать в Ульяновск для создания конструкторского коллектива по работе и запуску самолета
«Ту-204», я дал согласие. И первым делом поставил перед коллегами вопрос: что хотим здесь создать? Если представительство КБ — то это, условно говоря, достаточно мелкая и второстепенная работа с минимумом ответственности. Если филиал — большая ответственность и серьезный объем работ.
Мнения в коллективе разделились, но я со своими единомышленниками настоял на решении создания мощного конструктор-ского бюро, способного справляться с серьезными задачами. И мы начали работать в этом направлении.

— Можно только представить, с какими трудностями вы столкнулись. Ведь одно дело работать в отрасли под крылом государства, а другое — вести разработку авиационной техники как бизнес со своими специфичными особенностями...

— Да, 90-е годы — время уже не советское, нужно было понять ту систему экономики, на базе которой работал наш конструкторский коллектив, практически выживал. Но мы справились!

— Как изменился Ульяновский филиал КБ «Туполев» за 20 лет работы?

— Совершенно кардинально! Поначалу мы, как и все филиалы КБ, стандартно работали по принципу «вторых рук»: идеология за-кладывалась в Москве, а мы были лишь исполнителями мелких задач. Сегодня наш коллектив дорос до решения самостоятельного проектирования сложнейших агрегатов и систем самолетов.
На начальном этапе мы работали по старым технологиям: чертежная доска, карандаш, нарукавники... Чертежи делали нудно, трудно и не очень качественно. Но во время перестройки информация к нам стала поступать активнее, мы узнали о новых компьютерных технологиях, применяемых в проектировании, перепробовали различные программные комплексы, вычислительную технику.
Несколько лет мы шли в направлении линейного развития филиала: приобретали технику, вычислительные, программные комплексы, учили молодых специалистов, нарабатывали опыт. Поначалу отдача была мизерная, было очень тяжело. Меня со всех сторон критиковали, мол, легче все-таки карандашом...
Но результат от техперевооружения оказался налицо. На сегодняшний день мы полностью поменяли технологию нашей работы: теперь у нас — только компьютеры, только новые программные комплексы, которые обеспечивают современное конструкторское проектирование, не уступающее западной системе. В чем-то нам удалось опередить головной офис, и какие-то мы вещи даже диктовали, подавая пример другим филиалам, делясь с ними наработанными активами. Думаю, все это влияет на общее развитие всего КБ. В головной фирме нас уважают, с нами считаются как с серьезным самостоятельным коллективом. Имя, которое наш филиал заработал в конструкторском мире, дорогого стоит.

Визит Сергея Миронова


— А как сегодня ваш филиал чувствует себя на рынке?

— Достаточно уверенно. Хотя бы потому, что мы опираемся на наработки коллектива не только касаемо «туполевской» тематики. У нас есть возможность выполнять ряд договорных работ на основе мощного опыта в области проектирования, которое имеет одинаковые корни и в авиастроении, и в машиностроении.
И потом, мы понимаем потребности современного рынка, выдерживаем соотношение цены и качества, чтобы внедрять наши разработки в производство. Мы, например, знаем возможности технологического процесса ЗАО «Авиастар-СП» и стараемся делать проектные работы так, чтобы они были выполнимы с точки зрения экономической целесообразности предприятия. И это возвращается к нам сторицей, в том числе хорошей репутацией.

С женой Раисой

— Как вы считаете, что позволяет «Ту-204», спроектированному в 80-е годы, оставаться современным конкурентоспособным самолетом?

— Первая машина появилась согласно техническому заданию Министерства авиапромышленности СССР и Аэрофлота. Потом произошел резкий обвал отрасли, появились более современные на тот период самолеты, способные решать задачи эффективнее и оперативнее нашего судна. Рынок толкнул нас на выполнение работ по модернизации самолета, это в большей мере коснулось авионики и интерьерной части. Считаю, что сегодня наши «Ту» ничем не уступают зарубежным пассажирским суднам по комфорту и безопасности.

— Разделяете ли вы амбициозные планы руководства Объединенной авиационной корпорации: вывести Россию на третье место на мировом авиарынке к 2029 году?

— Естественно, а как же иначе? Более того, я уверен, что наш «Ту-204» поднимется с третьего места на второе в мировом рейтинге самолетов такого типа. Мы в КБ активно работаем над очередной модернизацией этого судна, внедряем совершенно новое поколение авионики, более экономичный и легкий двигатель. Вообще, мы рассчитываем «снять» с самолета более двух тонн, сохранив при этом существующую дальность и коммерческую нагрузку судна. Работаем на перспективу в плане и применения новых материалов, и конструкции самолета в целом. Это уже общемировая тенденция, а мы стараемся быть на уровне тех идей и идеологий, которые есть у наших конкурентов.

— В вашем коллективе работает много молодых сотрудников, в своих интервью вы неоднократно отзывались об их высоком профессионализме. А в психологическом плане как вам вместе работается?

— Нормально! С молодежью мне как-то спокойно, надежно. Иногда бывает жаль, что поколение девяностых не прошло ту комсомольскую школу, которую проходили мы. Но молодые легко учатся, легко набираются опыта, энергии у них хоть отбавляй. Главное, чтобы не заносило!

— Как вы считаете, неформальные мероприятия укрепляют корпоративный дух в коллективе?

— Однозначно! Не имея непроизводственных отношений, было бы, наверное, сложно найти общий язык с работниками. Во время таких неформальных встреч я стараюсь процессом не руководить — ухожу «в массы».

— Нетрудно догадаться, что одним из главных праздников в жизни вашего коллектива является День воздушного флота...

— Да, кроме того, в этом году фирма «Туполев» отмечает 120 лет со дня рождения ее основателя — Андрея Николаевича Туполева. Открытие памятника великому конструктору в Новом городе на проспекте Туполева станет отправной точкой торжественных мероприятий 17 августа. В программе празд-нования в Ульяновске пройдет первый авиационный салон. В авиашоу будет участвовать истребительная авиация, планируется демонстрационный полет больших самолетов — «Руслана» и других.

С президентом ОАО «Туполев» Игорем Шевчуком


— Вы участвовали в работе многих международных авиационно-космических салонов: во Франции, Китае, России, ОАЭ. Какие впечатления они оставили?

— Самое интересное на авиасалонах — это летная программа. Я помню, как несколько лет назад в Париже мы выставляли «Ту-204» с двигателем «Роллс-ройс» и абсолютно новой идеологией интерьера самолета. Но после того как французы устроили «вальс» своих трех самолетов в воздухе, наш летчик, чтобы показать, что мы не хуже, произвел набор высоты, поставив самолет «на нож» — плоскостью крыла перпендикулярно земле. Этого не делал ни один пассажирский самолет в мире — ни до, ни после.

На праздновании юбилея Казанского госуниверситета

В Китае запомнились выступления украинских летчиков и английской спортивной группы, которые в конце программы «закатили бочку» на «Ан-32». Это было на грани фола! Но особо волнительный момент произошел на прошлогоднем авиасалоне «МАКС», где КБ «Туполев» вывел целую эскадрилью большегрузных самолетов. Мощным звеном они прошли над зрителями и эффектно рассыпались в небо. В нашей стране такое повторить больше некому.

— В России нашлось несколько желающих стать космическими туристами с компанией Virgin Galactic. Если бы у вас было лишних 200 тысяч долларов, вы потратили бы их на то, чтобы посмотреть на земной шар с высоты 100 км?

— С превеликим удовольствием! Потому что неизведанное всегда интересно, а ту красоту, которая, по рассказам космонавта Леонова, видна сверху, ни кисточкой, ни фотоаппаратом передать невозможно.

— Говорят, человек, который не путешествует, подобен читающему всю жизнь одну-единственную книгу...

— «Книг»-путешествий в моей жизни было немало. В юности я обходил всю Мордовию, Татарстан, какие там леса, озера, реки! Сегодня, благодаря служебным командировкам, я имею возможность смотреть на мир, на людей, на их отношение к делу, которое нас объединяет. Оно не измеряется деньгами, а только интересами и знаниями. Даже если мы с иностранными коллегами говорим на разных языках, мы с полуслова понимаем друг друга.

— Помните свой самый экстремальный поступок?

— Много их было. В том числе и хулиганских. Раз залез на маковку полуразрушенной церкви без страховки, захотелось проверить себя. Только потом сообразил, что мог бы и сорваться...

С коллегами на конференции в «Лесной были»


— Что из предметов luxury-сегмента приемлете?

— Мне нравится, когда меня окружают комфортные, эстетичные вещи, люблю хорошую живопись, удобную, красивую мебель, меня восхищают не только ее внешние качества, но и то, как грамотно она спроектирована.

— У фирмы «Туполев» достойное прошлое, но, безусловно, не менее славное будущее. А каким вы видите будущее Ульяновского филиала ОАО «Туполев»?

— В кругу своих коллег на разного рода мероприятиях я неоднократно заявлял и заявляю: приложу все силы, чтобы ульяновский филиал стал лучшим среди конструкторских коллективов фирмы «Туполев»! Может быть, это слишком амбициозная задача, но я вместе с моими единомышленниками буду стремиться к ее выполнению.

обсудить статью

Татьяна Задорожняя

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: