Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Эколог - это призвание

Гость номера - министр лесного хозяйства, природопользования и экологии Ульяновской области Дмитрий Федоров

Дмитрий Васильевич Федоров родился 5 декабря 1970 года в Чувашии. Окончил Ульяновский пединститут по специальности «География и биология». Работал главным специалистом в Ульяновском городском комитете по охране окружающей среды, в Ульяновском городском экологическом фонде. Окончив аспирантуру Нижегородского госуниверситета, получил степень кандидата биологических наук. В 2001-2008 годах курировал вопросы охраны окружающей среды, природопользования и экологии в администрации, а затем в аппарате Правительства Ульяновской области. В 2009-2010 годах возглавлял департамент недро-, водопользования и экологии Министерства лесного хозяйства, природопользования и экологии Ульяновской области, в мае 2011 года возглавил это ведомство. Женат, воспитывает сына.

- Дмитрий Васильевич, в ближайшее время, возглавляемое вами министерство ждет реорганизация. Оценивая сделанное за два с половиной года, что вы в первую очередь ставите в заслугу себе и своим коллегам?

- Первостепенной задачей, поставленной передо мной губернатором Ульяновской области Сергеем Морозовым на старте пути, было выстраивание экологической и природоресурсной вертикали с муниципалитетами и четкое взаимодействие всех блоков регионального Минприроды. У нас их пять, и в начале 2011 года единого взгляда на работу не было. В подведомственных структурах рассуждали так: «Я лесник, у меня только лесные вопросы и не идите ко мне с экологическими». Или: «Я охотник, я только охочусь и мне не надо никаких других вопросов - ни лесных, ни экологических».

Но все взаимосвязано. Охотничьи виды животных обитают в лесу. А лес, помимо того, что является сырьевым ресурсом, еще и важнейший элемент экологического каркаса. Поэтому перед собой я ставил задачу очень быстро сформировать команду, которая смотрела бы со мной в одном направлении и видела вполне осязаемые общие цели. Буквально с первых дней работы я выстроил систему взаимосвязей в коллективе и убедил всех специалистов в том, что нет узких вопросов, а есть широкое направление работы - сформировать результативную природоресурсную и экологическую работу Минприроды Ульяновской области. Я считаю, что это удалось сделать.

Мы провели три Поволжские экологические недели. Регион взял на себя роль своего рода экологической «блесны» для ПФО, затянув к себе экспертное сообщество окружного, федерального и международного уровней. Эта площадка показала, что мы можем находить экологические приоритеты и для лесного блока, и для блока недро- и водопользования, и где-то даже для жилищно-коммунального хозяйства.

За два с половиной года работы мы вышли на вполне осязаемый результат. Реализовали две целевые программы - ОЦП по охране окружающей среды на период до 2013 года (индикативные показатели которой в целом выполнены) и ОЦП по восстановлению лесного фонда, который пострадал в 2010 году от природных катаклизмов в виде пожаров, ледяных дождей и засухи. Недавно Правительство Ульяновской области утвердило госпрограмму охраны окружающей среды и воспроизводства природных ресурсов на 2014-2020 годы. Она является правопреемницей этих двух целевых программ и включает блок мероприятий, финансовых институтов и целевых индикаторов, определяющих основные направления региональной природоохранной работы - охрану водных ресурсов, атмосферного воздуха, лесного фонда, животного и растительного мира в границах природоохранных территорий, рациональное использование недр.

Вот, в целом направления работы, с которыми мы идем в реформы. Структурно дислокация министерства, по большому счету, не меняется. Прежним остается и функционал. Большинство специалистов продолжат работать на своих местах. Мы предполагаем, что объединенное министерство и дальше сможет выполнять все требования природоохранного законодательства и отвечать за экологическую политику региона.

- Какие возможности получит министерство в связи с укрупнением?

- Во-первых, Минприроды присоединяется к большому блоку сельского хозяйства, которое, так или иначе, оказывает значительное влияние на состояние окружающей среды. В качестве примера: в 2005-2008 годах по поручению Правительства Ульяновской области мы решали проблему утилизации просроченных ядохимикатов и пестицидов. По всей области экологи буквально рыли землю на месте разрушенных складов, искали там сельскохозяйственные яды, выгребали и утилизировали их за пределами региона на спецполигонах. Реорганизация позволит исключить возможность повторения подобной ситуации.

Во-вторых, появится направление работы, связанное с экологически чистой продукцией. Мы все хотим есть мясо, которое, образно говоря, пасется на лугах, а не стоит в мегафермах и питается стероидами и антибиотиками. Работа экологических лабораторий и оценка качества земель поможет экологам и сельхозтоваропроизводителям действовать в связке.

Наконец, благодаря объединению финансов будет более оперативно решаться вопрос по выделению денежных средств на ликвидацию последствий чрезвычайных экологических происшествий - аварий на трубо- и нефтепроводах, ЧП при транспортировке опасных грузов на магистралях, разливов ядовитых веществ с их попаданием в почву и водоемы.

- Вы продолжите свою работу здесь, в Ульяновске?

- Да, я продолжу свою деятельность в сфере охраны природы региона.

- Что вам дала работа в качестве министра в профессиональном и личностном плане?

- Несомненно, должность министра дала большой управленческий опыт. Это был очень  интересный и ответственный период жизни, когда приходилось, помимо оперативного решения вопросов охраны окружающей среды, управлять большим коллективом (сто человек в министерстве и еще пятьсот в подведомственных структурах). Этот опыт мне очень пригодится в жизни.

- А какие уроки вы извлекли из всего этого?

- Умение слышать коллег и оппонентов. Десять раз взвесить, прежде чем принять любое управленческое решение. Потому, что действия в сфере экологии и использования природных ресурсов не сиюминутные, они влияют на интересы многих людей и судьбу больших территорий. Каждый вопрос требовал грамотного, продуманного решения, многочисленных дискуссий с экологической общественностью и консультаций с экспертным сообществом. Все это в значительной степени помогло мне расширить свой кругозор.

- Как у министерства складываются отношения с экологической общественностью? Видите ли вы реальную пользу от этого сотрудничества?

- Я «два в одном», потому, что никогда не отрывал себя от экологической общественности как таковой, позиционировал себя одновременно и как чиновника, и как эколога-общественника. В начале 90-х годов входил в «зеленую дружину» на факультете. После этого работал в экологическом парке «Черное озеро». Всегда был и являюсь рядовым членом сразу нескольких экологических организаций, активно с ними работаю и принимаю участие в конструктивных экологических акциях. Поэтому общественная работа в этой сфере мне близка и понятна.

А если говорить о министерстве в целом, для оперативной связи с общественностью мы создали экологический портал Ульяновской области, запустили проект «зеленый телефон», выдвинулись в социальные сети, создали макет интерактивной карты экологических ресурсов региона. В результате совместной работы с общественностью появился природный символ Ульяновской области - солнечный орел. В этом году мы выпустили книгу, посвященную ему. Среди всех субъектов РФ мы сделали это первыми.

- Экология часто становится разменной монетой политиков. Как здесь отделить «зерна» от «плевел»?

- Что есть разменная монета в экологии? Накануне выборов и других всевозможных политических процессов появляются так называемые «зеленые», которых язык не поворачивается назвать Экологами. Они не имеют специализированного образования,  опыта природоохранной работы, какой-либо экологической подготовки. Но называют себя «зелеными». На самом деле, этих людей привлекают под «зеленые знамена» и используют различные политические силы. Достаточно одного конкретного примера. На моей памяти работы в экосфере региона с 1996 года эти «зеленые» ни разу не приняли участие в конкретных экологических делах - уборке несанкционированных свалок мусора, благоустройстве памятников природы, посадке деревьев и кустарников.

Настоящий эколог понимает, что любой процесс в экономике связан с оценкой воздействия на окружающую среду. Будь то размещение нового предприятия, процесс освоения территории, сброс сточных вод или размещение отходов. Экология - такая же точная наука, как и математический анализ: она тоже строится на исследованиях и формулах с четкими конечными выводами. А «зеленые» окрашивают свои тезисы только в эмоциональную окраску. «Мы против» - и все.

- Перед какими главными экологическими проблемами стоит Ульяновская область?

- В регионе целый ряд экологических проблем, которые проистекают из амортизации основных фондов жилищно-коммунального хозяйства. Например, сточные воды. В Ульяновской области многие населенные пункты не имеют центральной системы канализации и уж тем более очистных сооружений. Губернатор четко обозначил перед правительством задачу для решения этого вопроса: регион должен войти в соответствующие федеральные госпрограммы, и очистные сооружения должны быть построены во всех населенных пунктах. Эту работу ведет региональное Министерство энергетики и ЖКК с участием Минприроды по четкому вектору поступательного движения: разработка проектно-сметной документации, согласование ее с Минрегионразвития РФ и вхождение в федеральные госпрограммы.

Другая глобальная проблема - сбор, вывоз, переработка и утилизация твердых бытовых отходов. Несовершенство этой системы порождает огромное количество несанкционированных свалок. Работой по их ликвидации и созданию системы утилизации отходов также совместно с Минэнергетики и ЖКК мы занимаемся третий год. В начале этого пути мы внедрили систему мониторинга муниципальных образований по ликвидации несанкционированных свалок. Два с половиной года назад их было около 1200, а сейчас осталось около 500.

- В каких областях природопользования, на ваш взгляд, возможно частно-государственное партнерство?

- Региону необходимо построить современные полигоны по утилизации отходов. Все прекрасно понимают, что для отдельно взятого муниципалитета в условиях бюджетного дефицита создать инженерный объект стоимостью несколько десятков, а то и сотен миллионов рублей - это подвиг. Поэтому региональное Министерство энергетики и ЖКК совместно с Министерством стратегического развития и инноваций ведет диалог сразу с несколькими крупными игроками рынка, что в 2014 году позволит региону определиться с генеральным партнером, который зайдет с бизнес-проектом организации современной комплексной системы сбора, вывоза, переработки и утилизации отходов.

- Расскажите о конкретных экологических проектах в Ульяновской области. Какова в этой работе роль создания особо охраняемых природных территорий?

- Экологическая работа во всем мире базируется на «каркасе» из заповедного фонда. Объекты живой природы не могут быть сохранены в изоляции, это возможно только при наличии «коридоров миграции» растений и животных. А для того, чтобы эти «коридоры» существовали, нужна система особо охраняемых природных территорий - без крупных объектов инженерных коммуникации и больших предприятий. Если такие участки есть даже на определенном удалении друг от друга, они создают возможность для перемещения объектов животного и растительного мира и формирования популяций.

Когда в Минприродыобсудили эту проблему с экспертами-биологами, стало понятно, что существующая в Ульяновской области на тот момент система из 132 территорий заповедного фонда не удовлетворяет качественному сохранению объектов дикой природы, и чтобы создать полноценный «экокаркас», нам нужно минимум в два с половиной раза больше площадей этих территорий. В Минприроды разработали программу развития региональной системы ООПТ до 2016 года. Согласно ей, ежегодно должно создаваться от 10 до 14 таких объектов. После завершения этой работы у нас будет порядка 220 объектов заповедного фонда регионального значения.

- А не возникает конфликта интересов с хозяйствующими субъектами?

- Конфликт интересов возникал неоднократно по участкам лесного фонда, вошедшим в состав заповедного. Но здесь природоохранное законодательство доминирует над лесным. В ходе встреч с лесопромышленниками мы смогли объяснить им целесообразность придания такого статуса старовозрастным лесам и лесам, в подлеске которых растут редкие виды растений. Они пошли нам навстречу, и мы внесли изменения в долгосрочные договоры аренды, исключив эти ценные участки из мест рубок. Сейчас эксплуатационные рубки на территории памятников природы в регионе не ведутся, хотя до начала 2011 года такая практика существовала. В этой части по большинству из лесничеств мы имеем достойную картину, где конфликт интересов урегулирован.

- Кандидат биологических наук - это первая ступень вашей профессиональной «табели о рангах». Планируете дальше заниматься научной деятельностью?

- Меня всегда интересовали несколько сфер - экономика природопользования, гидробиология и энтомология. Я продолжаю большую научную переписку с российскими и зарубежными коллегами, работающими в этих сферах. Поддерживаю регулярное общение со специалистами из США, Германии, Италии, Швеции. Мы обмениваемся методиками, научной литературой, исследованиями. Этот «багаж» чрезвычайно полезен: он всегда будет при мне, и когда позволит время, я оформлю свою работу в монографию.

Понимая, что только узкими научными интересами самосовершенствование не должно ограничиваться, получаю второе высшее образование в Академии госслужбы по специальности «Государственное и муниципальное управление». Продолжаю совершенствоваться и в языках, беру индивидуальные занятия по английскому и немецкому. Это необходимо мне для того, чтобы полноценно общаться с иностранными экспертами.

- Каким видите свое ближайшее будущее?

- Отвечу коротко: я планирую продолжать заниматься любимой работой.

Алиса Немова

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: