Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Экологическая безопасность региона: как отвести угрозы?

Насколько активно проводят в жизнь экологическую политику государственные контролирующие структуры и промышленные предприятия? О болевых точках этой проблемы и отношении к ней бизнеса и общества дискутировали гости апрельского заседания «ДО».

Дмитрий Фролов

Александр Гришин

Евгений Здор



Борис Капков

Константин Зонов

Надежда Богданова



Рустем Богданов

Дмитрий Федоров

Алексей Воронцов



Лев Левитас

Александр Сидреев



Участники круглого стола:

Рустем Богданов, заместитель председателя комитета по охране окружающей среды и природопользованию мэрии Ульяновска
Надежда Богданова, начальник отдела охраны окружающей среды ОАО «УАЗ»
Алексей Воронцов, директор ООО «ПромУтилизация»
Александр Гришин, директор НИЦ «Поволжье»
Евгений Здор, руководитель подразделения «Фильтр» ООО «Холдинг ФВК-ТРАС»
Константин Зонов, председатель комитета по государственному контролю в сфере природопользования и охраны окружающей среды Ульяновской области
Борис Капков, заместитель руководителя управления по технологическому и экологическому надзору Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору по Ульяновской области
Лев Левитас, заместитель генерального директора ООО «ФПК»
Александр Сидреев, заместитель технического директора по охране труда, промышленной и экологической безопасности ОАО «Ульяновскцемент»
Дмитрий Федоров, начальник управления охраны окружающей среды Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Ульяновской области
Дмитрий Фролов, заместитель генерального директора ООО «Симбирские стройматериалы»



Дмитрий Федоров:
— Приоритеты региональной экологической политики в 2008 году и на период до 2010 года закреплены в областной целевой программе по охране окружающей среды. В документе учтены шесть основных направлений. Наиболее важны вопросы утилизации отходов. Сбор, вывоз и утилизация твердых бытовых отходов организованы согласно требованиям законодательства лишь в Ульяновске, Димитровграде и Инзе, имеющих полигоны по захоронению отходов. А большинство крупных райцентров обрастает несанкционированными свалками. В числе крупных проблем — охрана ресурсов качественной питьевой воды. От состояния ее по-верхностных и подземных источников напрямую зависит здоровье населения. Другое ключевое направление — реализация мероприятий по снижению негативного воздействия индустрии на окружающую среду. Основу областной целевой программы составляют производственные экологические программы 150 крупнейших промышленных предприятий.
В областной кадастр внесены 133 особо охраняемые природные территории (ООПТ) общей площадью 1 млн. 110 тыс. га. Наметились перспективы для создания национального парка. К сожалению, у нас нет инспекторской службы, которая бы могла контролировать ООПТ, разбросанные по всему региону. Безусловно, актуальны вопросы охраны атмосферного воздуха, проблемы, связанные с загрязнением и деградацией земли. Нередко недропользователи извлекают полезные ископаемые, «забывая» о рекультивации использованных участков.

Александр Сидреев:
— До вхождения в холдинг «ЕВРОЦЕМЕНТ групп» наше предприятие было одним из самых проблемных в экологическом отношении. Но за последние два года ситуация изменилась. Приоритетное направление — снижение выбросов пыли в атмосферу. В начале 2008 года на вращающейся печи №1 заработал современный электрофильтр, позволяющий снизить их до европейских норм. Стоимость проекта — 110 млн. рублей. Затраты частично возвращаются: снижается плата за негативное воздействие на окружающую среду и экономится сырье за счет возвращения уловленной пыли в технологический процесс. В 2009 году построим еще один электрофильтр на печи №2. Для проведения мониторинга выбросов загрязняющих веществ в атмосферу на предприятии создана и аттестована санитарно-промышленная лаборатория. Считаем, что ответственный бизнес обязан заботиться об охране окружающей среды. Промедление в решении этих проблем может значительно осложнить ситуацию в скором будущем.

Дмитрий Фролов:
— ООО «Симбирские стройматериалы» находится в процессе становления. Минувшей осенью в Красном Гуляе был запущен завод по производству стеклотары. Для предприятия закупается только новейшее чешское и французское оборудование, которое отвечает самым строгим экологическим критериям. В паспортах оговорены даже правила утилизации после того, как оно отработает свой срок. Конечно, есть и нерешенные вопросы.

Надежда Богданова:
— На УАЗе более двадцати лет действует отдел охраны окружающей среды. В 2005 году УАЗ был признан лучшим среди машиностроительных предприятий России по снижению экологического воздействия на природу. А по итогам 2006 года занял второе место среди ста крупнейших предприятий страны. Участвуем во всех направлениях областной экологической программы, ежегодно осваивая значительные финансовые средства. К примеру, ведется строительство резервуара-накопителя для ликвидации сброса неочищенных ливневых сточных вод в Свиягу. Реконструируется узел обезвоживания на заводских очистных сооружениях. Проведены тестовые испытания новой установки «Газоконвертор Ятаган», эффективно улавливающей выбросы вредных веществ в атмосферу. Внедрены современные установки по утилизации промышленных отходов и пылегазоочистного оборудования. Это позволит снизить негативное воздействие на окружающую среду и соответствующий размер платы за негативное воздействие.

Борис Капков:
— По частоте упоминаний в федеральных документах экологическая безопасность почти на равных с промышленной и экономической. А если поточнее проинформировать людей о том, что они едят и чем дышат, то стрессов не избежать. За последние годы экологическая обстановка вряд ли улучшилась, хотя работа ведется широким фронтом. Однако немало ресурсов еще не используется. В частности, административный. Если главы администраций не будут постоянно ставить вопрос о необходимости этой работы, она не сдвинется с места. Тему экологии наконец-то подняли на самом высшем уровне государственной власти, и дело обязательно пойдет. Но надзорные структуры должны действовать по единым, понятным и общим для всех правилам, которые давали бы положительный эффект. Понадобится значительно больше инспекторов.

Константин Зонов:
— За нашим комитетом закреплено 60 тысяч объектов. А инспекторов — всего двадцать по штату, и только пятеро занимаются экологией. Получается, что инспектор может проверить объект не чаще одного раза в десять лет.

Борис Капков:
— Во всех странах, где сумели чего-то добиться в улучшении экологии, ее проблемами очень активно занималась общественность. Подчеркиваю: занималась не политикой, а реальными делами. А у нас в Ростехнадзоре за весь прошлый год было всего 20 обращений от населения.
Рустем Богданов:
— Я бы не согласился с высказыванием об инертности общественности Ульяновска. У нас немало случаев, когда именно общественность воспрепятствовала строительству экологически опасных объектов. Зато чиновник, занятый природоохранной деятельностью, не всегда защищен от влияния административного ресурса и может быть поставлен перед выбором: подписывай документы либо уходи с работы. Именно общественный контроль является барьером против подобных покушений. Возможны и другие варианты. В Казани, к примеру, есть экологическая милиция.
А законодательство в последнее время менялось не в пользу охраны окружающей среды, а в пользу предпринимателей. Наверное, надо вернуться к существовавшему положению о временном приостановлении деятельности предприятия-нарушителя надзорным органом, а не только по решению суда (допустим, в аварийных ситуациях). Предприниматели обязаны осуществлять свою деятельность самым безопасным способом. А город должен иметь свою долю на рынке утилизации отходов, чтобы возникла здоровая конкуренция. И пора остановиться с реорганизациями экоконтроля на федеральном уровне: в результате вымываются действительно профессиональные кадры. Недаром принято решение о создании госкомэкологии, ликвидированного в 2000 году.

Алексей Воронцов:
— Действительно, здоровая конкуренция поможет нормализовать цены на рынке экологических услуг. Так, в Самарской области 300 полигонов: промышленных отходов и ТБО (практически все крупные предприятия имеют собственные). Но надо также привести законодательную базу в соответствие с реалиями сегодняшнего дня. А лицензии, выдаваемые Ростехнадзором, имеют региональные ограничения, что в конечном итоге приводит к удорожанию сервиса.

Рустем Богданов:
— По 131 закону и закону об охране окружающей среды организация работы по сбору и утилизации отходов возложена на органы местного самоуправления. Но разве им это под силу? Правда, Дмитрий Медведев еще в роли первого вице-премьера заострил внимание на этой емкой теме. И считает, что в нашей стране можно было бы создать отдельную отходоперерабатывающую отрасль промышленности. Недавно начали заниматься организацией системы очистки ливневых стоков, но это требует инвестиций в сотни миллионов рублей.

Константин Зонов:
— В этой ситуации я бы посоветовал городу рассматривать реконструкцию ливневой канализации как бизнес-проект. Наверное, это возможно за счет платы за водоотведение. К примеру, «Водоканал», принимая стоки, имеет средства благодаря экономически обоснованному тарифу.

Рустем Богданов:
— Организации, эксплуатирующие системы ливневой канализации в Ульяновске, не имеют лицензии на право пользования водными объектами. И поэтому они не вправе взимать абонентскую плату. А получение такой лицензии станет возможным только при наличии очистных сооружений.

Евгений Здор:
— Что надо сделать, чтобы люди могли нормально жить сегодня? Никакая очистка воды не может избавить человека от потребления того, что в ней накоплено. Пестициды, тяжелые металлы и прочее можно вывести только прямыми химическими реакциями. И человек впитывает все отложения, что вызывает различные заболевания. Только при употреблении специально структурированной воды он может избавиться от вредных накоплений в организме. Мы изобрели и начали массовое производство фильтров-преобразователей, которые работают в проточном варианте и выдают структурированную воду. Изобретен и фильтр-преобразователь жидкого топлива, позволяющий обойтись без ядовитых добавок. Быть может, новые законы заставят обратить внимание государства и промышленников на подобные изобретения?

Лев Левитас:
— Во-первых, давайте уйдем от ужастиков. К примеру, наша фирма, занимающаяся разработкой экологической нормативной документации и получающая от Гидромета замеры фоновых концентраций загрязняющих веществ в атмосфере по всей области, не обнаружила ни в одной из контрольных точек превышения предельно допустимой концентрации вредных веществ (ПДК). Вода питьевая у нас соответствует ГОСТам. Но когда экоконтроль был сосредоточен в госкомэкологии, работа шла гораздо эффективнее. В регионе работало 60 природоохранных инспекторов. В центральном аппарате инспекторы работали по четырем четко обозначенным направлениям. С твердыми бытовыми отходами вообще не было проблемы. Она возникла в 1995-1996 годах, когда пошел массовый завоз товаров в различной упаковке из Турции, Китая и Вьетнама.

Алексей Воронцов:
— А нормативы по уборке ТБО при этом остались прежними...

Лев Левитас:
— Прежде при раздельном сборе мусора получалось 10% невосполнимых потерь (их нельзя превратить в сырье для дальнейшей переработки). Сейчас выполняем заказ мэрии, и потери оцениваются уже в 40%. Почему? Понять невозможно.
У нас практически нет экологического воспитания, а оно может снять около 30% проблем. Раньше проводились дни эколога с участием работников комитета и экологов предприятий. В «Ульяновской правде» была экологическая страница. А наши выезды с проверками регулярно сопровождали телеканалы. Сейчас этого нет. Средства массовой информации дают лишь платную информацию, а у экологов, видимо, недостаточно средств, чтобы ее оплатить.

Борис Капков:
— В наше управление поступил приказ из Ростехнадзора о подготовке и аттестации руководителей и специалистов организаций в области обеспечения экологической безопасности. Быть может, это поднимет их ответственность?

Александр Гришин:
— Считаю, что нужно серьезнее заниматься социальным образованием населения. К примеру, отсутствует элементарная культура водопользования, а вместо локальных очистных сооружений используются выгребные ямы. Важен и экономический критерий, поскольку коммерческие структуры не хотят тратиться на экологию. Надо ставить вопрос принципиально: либо они несут эти затраты, либо будут оштрафованы. Многие экологические проблемы на 90% относятся к государственному уровню (будь то устройство ливневой канализации или снабжение питьевой водой). К их решению надо подходить комплексно, привлекая специалистов в рамках целевых программ и объединяя усилия государственных и коммерческих структур. Насколько реальна коммерциализация в решении экологических проблем? Если обустройство городской ливневки сделать бизнес-планом, капитализация проекта будет понятна в лучшем случае только через три года. В любом случае, нет однозначных решений. Похоже, каждый замкнулся в своем блоке, а на общем результате это практически не отражается. О социальном просвещении: его активность в большей степени зависит от самих СМИ. Если уж нас собирают за одним столом журналисты, то проблемы явно лежат на поверхности.

Алексей Воронцов:
— Сказывается нехватка квалифицированных инженеров-экологов. Ведь несмотря на обещания областной администрации о стопроцентном трудоустройстве будущих экологов, подготовленных УлГТУ, из моего выпуска 2003 года по специальности работают лишь пять-шесть человек. Начинать надо со школьной скамьи, вводя в обязательную программу дисциплины экологической направленности.

Рустем Богданов:
— Когда в 2000 году был ликвидирован госкомэкологии, контролировавший охрану окружающей среды, ряд ведомств сразу почувствовал направление ветра. К примеру, вскоре экология оказалась вне школьной программы. Пока этот ветер будет дуть то в одну сторону, то в другую, все так и останется.

Лев Левитас:
— Нормальное у нас законодательство! Что мешает сейчас его исполнять и брать штрафы? Ведь занимались этим в прежние времена.

Дмитрий Федоров:
— В областной программе есть блок по экологическому образованию. Наверное, надо начинать заниматься экологическим воспитанием с детского сада и вводить специальный предмет в школах. Изменения в сознании происходят не сразу. В Швеции свыше 40 лет вводили раздельный сбор бытового мусора, постепенно приучая к этому людей. Там экологические стандарты и нормы выше, чем в Евросоюзе, и любой телеканал дает экологическую социальную рекламу. Штрафы огромны: полторы тысячи евро за бумажку, брошенную мимо урны.
Будет требование со стороны государства, и дело пойдет. Почему-то у нас законодательно разделили окружающую среду и человека между контролирующими органами, входящими в структуру МПР России, и Роспотребнадором. Теперь эти ведомства намерены объединить. И, наверное, когда человека не будут отделять от окружающей природы, что-то действительно изменится к лучшему и в экологической безопасности.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: