Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Электоральный портрет в предвыборном интерьере

Кафедра социологии и политологии УлГУ обнародовала новый социокультурный портрет Ульяновской области. Сегодня жители региона «выглядят» хуже, чем четыре года назад: они стали недоверчивее, материальная самооценка понизилась, число неуверенных в будущем растет

Кафедра социологии и политологии УлГУ обнародовала новый  социокультурный портрет Ульяновской области. Сегодня жители региона «выглядят» хуже, чем четыре года назад: они стали недоверчивее, материальная самооценка понизилась, число неуверенных в будущем растет*.

Середняк среди своих, бедняк среди чужих

Напомним: исследование социокультурного портрета региона проводится в рамках программы Института философии РАН «Социокультурный атлас России». Результаты социального самочувствия жителей Ульяновской области за период с 2008 по 2009 годы мы публиковали два года назад (см. «ДО» №8, 2009). Нынешнее измерение «пульса» региона позволяет увидеть, что произошло с людьми в кризисный период и предположить, можно ли с подобным настроением электората создавать «Народный фронт» поддержки действующей власти либо пора решать, что делать с «фронтальным» протестным настроем.  

Как рассказала доктор политических наук, завкафедрой социологии и политологии УлГУ Нина Дергунова, исследование выявило снижение уровня социального самочувствия: оценки материального положения семьи ухудшились, уровень социального оптимизма снизился, возросли отрицательные оценки изменений жизни. 

Так, четверть участников исследования отмечает, что денег хватает только на повседневные затраты (то есть, в основном на питание), 31% испытывает трудности при покупке одежды, а 29% берут в долг даже при покупке бытовой техники. При этом 5% опрошенных «доступно все, кроме покупки квартиры и дачи». 1% участников опроса признался, что семья не испытывает материальных затруднений. А 9% не хватает денег даже на еду.

При этом  в масштабе собственного населенного пункта 60% респондентов отнесли себя к среднему слою. Чуть меньше трети - «ниже среднего». В масштабе собственного населенного пункта 60% респондентов отнесли себя к среднему слою. Чуть меньше трети - «ниже среднего».  2% заявили, что находятся в слое «выше среднего». Назвать себя «верхним слоем» не рискнул никто. Однако чем шире «зона охвата», тем ниже самооценка.  С увеличением социальной общности от города, села до страны в целом снижается процент среднего слоя (до 35%), увеличивается слой ниже среднего (до 36%) и каждый четвертый респондент относит себя к нижнему социальному слою в масштабах страны.

Самоидентификация с тем или иным социальным слоем зависит, в том числе, от возраста и образования. На уровне своего населенного пункта к среднему социальному слою себя относят в большей степени люди до 39 лет, с высшим образованием. А слой ниже среднего представлен больше респондентами старше 40 лет, с неполным средним образованием.

В той или иной степени не уверены сегодня в будущем 42% жителей региона (в 2007 году таких было 27%), треть респондентов придерживается противоположной позиции. В целом же с 2007 года число уверенных в будущем снизилось на 13%, а неуверенных стало на 15% больше.

А что нам за это будет?

Уровень защищенности от социальных опасностей - тоже показатель социального самочувствия. Как выяснилось, в наибольшей степени ульяновцы считают себя защищенными от притеснений по национальной принадлежности, религиозным убеждениям, по полу и возрасту. А беззащитными - от экологической угрозы (таковых 81%), преступности (75%), бедности (75%), произвола чиновников (66%) и правоохранительных органов (51%).

Также, говорит Нина Дергунова, анализ результатов опроса позволяет предположить достаточно высокий уровень национальной и религиозной толерантности в регионе. Подавляющее большинство опрошенных чувствуют себя защищенными от притеснений из-за национальности и религиозных убеждений. И отмечает, что за последние четыре года жители региона стали чувствовать себя более беззащитными относительно экологической угрозы, бедности, одиночества, преступности, произвола чиновников и правоохранительных органов, притеснений относительно пола и возраста.

Продолжает снижаться доверие к органам власти. Главе региона доверяют 43% опрошенных, не доверяют - 33%, у Законодательного Собрания  20% доверия и  38% недоверия, у муниципальных и местных органов самоуправления, соответственно, - 28 и 44% , у профсоюзов - 18 и 36%.  Еще меньше жители области доверяют СМИ (32% - да, 51% - нет), полиции (21% - да, 51% - нет) и региональным отделениям политических партий (15% - да, 47% - нет). Исследователи отмечают, что за период с 2007 года наблюдается отрицательная динамика уровня доверия населения региона к губернатору, профсоюзам и Законодательному Собранию.

И еще один момент, важный для фактически уже начавшейся в стране предвыборной кампании. Исследователи резюмируют, что включенность населения Ульяновской области в активную общественную жизнь находится на крайне низком уровне. Почти 100% опрошенных не являются членами политических партий и общественных организаций. Почему? А все очень просто: 70% респондентов причиной своей низкой общественной активности называют отсутствие личной пользы от участия в общественных организациях и местном самоуправлении. Кроме того, 5% респондентов не знают, как вступить в общественную организацию и столько же - опасаются вовлечения в сомнительную деятельность.

- Низкая общественная активность в сочетании с низкой инновационной активностью может говорить об инфантильности населения, очень низкой подданнической политической культуре, - резюмирует госпожа Дергунова. - Люди не хотя и не могут легально и институционально (то есть через имеющиеся институты - суд, партии, НКО и т.д.) защищать свои права и свои интересы, они ждут, кто бы это сделал за них - президент, губернатор, например. В партии или общественные организации вступают не для того, чтобы что-то от них получить, а для совместной деятельности с единомышленниками для защиты общих интересов. То есть наше население не поднялось до уровня организации для защиты своих интересов. Общество атомизировано, каждый сам для себя, но таким обществом очень легко управлять.

При этом налицо рост потенциальной протестной активности. 41% участников опроса в той или иной степени готов к участию в акциях протеста. Не готовых больше, но ненамного: 49%. В 2007 году это соотношение составляло 35 и 56% соответственно.

Ольга Петренко

* Опрос проводился в мае 2011 года в Ульяновске и районах области. 1000 респондентов, выборка репрезентативна по полу и возрасту. 

10088
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: