Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Искусство стратега

Анатолий Иванович Голубков родился в 1949 году в селе Чердаклы Ульяновской области.

Окончил Ульяновский сельскохозяйственный институт по специальности «ученый-агроном».

После службы в армии работал агрономом в совхозе им. Крупской, в совхозе «Маяк» Мелекесского района, в 1988-1991 годах занимал должность заместителя председателя Ульяновского агропромышленного комплекса, в 1991 году возглавил СПК им. Крупской.

Кандидат сельскохозяйственных наук, заслуженный работник сельского хозяйства РФ.

Представлял интересы ульяновских избирателей в Государственной Думе России третьего созыва. Ныне – депутат Законодательного Собрания Ульяновской области (председатель комитета по аграрным вопросам, природопользованию, природным ресурсам и экологии).

Женат. Есть сын, дочь, трое внуков.

- Анатолий Иванович, вы работаете в совхозе, а ныне СПК имени Крупской, более сорока лет, возглавляете сельскохозяйственно-производственный кооператив с 1991-го года. Каким вам досталось  хозяйство? Какие первые шаги вы предприняли на посту руководителя?

- Не сказать, что дела в совхозе шли из рук вон плохо, однако ситуация в то время сложилась непростая. Зарплата выплачивалась не вовремя, уровень ее оставлял желать лучшего. Но что самое неприятное – так это отсутствие кормов, элементарно нечем было кормить скот! Вот с решения этих вопросов я и начал. Вплотную занялся и дисциплиной в коллективе, пришлось слегка «гайки закрутить», но это было несложно: люди и сами поняли – чтобы жить лучше, надо поменять отношение к организации труда.

В то время пришлось идти поперек воли руководства региона, которое ставило задачу перед местными сельхозпроизводителями: все, что вырастили, продавать на своей территории. Однако уровень закупочных цен в Самарской области был на несколько порядков выше, чем в Ульяновской. Приходилось принимать волевое решение, иногда получал за это, но для развития хозяйства оно имело большое значение.

Так, мы продали в Тольятти большую партию ржи, выручили за зерно солидные в то время деньги – около миллиарда рублей, на них приобрели 25 комбайнов «Дон».  Кроме того, предложили свои услуги одной из известнейших в мире компаний, производящих молочные йогурты.  Зарубежные специалисты приехали, провели анализ сырья и установили, что оно соответствует стандартам качества даже не по трем, как в России, а по всем одиннадцати позициям, предусмотренным международными правилами. Сегодня мы стабильно продаем Тольяттинскому представительству фирмы «Данон» 60-70 процентов всего объема молока, произведенного в нашем хозяйстве.

- Сегодня СПК имени Крупской – мощное предприятие. Производит около 40 процентов всей продукции растениеводства и животноводства в Мелекесском районе, много лет занимает передовые позиции в АПК не только Ульяновской области, но и России. Секрет успеха во многом зависит от управляющего менеджера. Как вы считаете: какие решения, принятые вами, оказали судьбоносное влияние на развитие хозяйства?

- В начале девяностых я со своей командой поехал во Францию изучать ситуацию с покупкой откормочного крупнорогатого скота лимузинской породы. Встречался с президентом ассоциации мясного скотоводства страны, выяснил, что он вместе с двумя братьями содержит ферму, где выращивают более двухсот голов бычков этой породы, занимаются переработкой сырья. А в Париже один из братьев владеет мясной лавкой, торгует тем, что произведено и переработано.

Когда мы вернулись домой, я отправился к заместителю губернатора области по сельскому хозяйству Борису Андреевичу Сараеву. Поделился опытом французских коллег, сказал, что наше хозяйство тоже может заниматься не только заготовкой сырья, но и его переработкой, хотим открыть сеть собственных магазинов, что даст нам дополнительную прибыль, «живые» деньги: мы ведь по несколько месяцев не получали оплату за зерно, молоко, мясо.

Не все восприняли нашу идею нормально: мол, не то это направление, которое хозяйству нужно развивать, ваша задача – производство сельхозпродукции, все остальное – епархия Райпотребсоюза, других торгующих организаций. Однако мы своего добились и в 1994 году открыли первый магазин в Димитровграде, начали стабильно торговать свежей продукцией из собственных кондитерских, молочных, убойных цехов, пекарни… И от этого получили (и до сих пор получаем!) большую выгоду. Если у нас на то время была задержка по зарплате около шести месяцев, то мы ее ликвидировали, с появлением свободных ежедневных денег начали рассчитываться с парт-нерами – за ГСМ, энергоносители. Началась совсем другая жизнь.

- А в прошлом году что предпринял стратег Голубков?

- Летом 2011 года, когда у нас были хорошие виды на урожай кукурузы, однолетних и многолетних трав, мы купили кормоуборочный комбайн «Ягуар», в итоге он нас практически спас. За сентябрь-октябрь на нашей территории выпало 234 мм осадков! Мы кукурузу убирали в адских условиях, машины в поле плавали в этой топи, грязи. И только благодаря надежной технике – сегодня у нас четыре «Ягуара» – справились. Третьего ноября закончили убирать кукурузу, а четвертого ударили морозы.

Если бы у нас не было нового высокопроизводительного комбайна, то 400-500 га кукурузы осталось бы в поле и совхоз зимовал бы без кормов. Мы уже знаем, как это тяжело: во время зимовки 2010-2011 года, которая у нас прошла с большим напряжением, мы даже впервые ввели солому в рацион скота – и с личных подворий, и общественного. Никогда такого не было.

- А вот если можно было бы что-то исправить, какую ошибку вы бы уже не совершили?

- Может быть, это и не назовешь ошибкой, но неким упущением – можно. Когда в девяностых годах жилищно-коммунальный комплекс нашего поселения находился в «подвешенном» состоянии – такая ситуация была в целом по России, – я ничего лучше не предпринял, как взять эту ношу на плечи предприятия, начали содержать «коммуналку» за счет нашей прибыли. И это оказалось непосильным бременем даже для такого успешного хозяйства, как СПК имени Крупской. Особенно накладно было содержать котельную. Мы несли по 15-20 млн. рублей убытков ежегодно – все двадцать лет! Вроде бы, хорошее дело делали, но в то же время сколько потеряли. На эти деньги могли бы решить производственные задачи, в первую очередь, более плотно заняться внедрением новых технологий, обновлением машинно-тракторного парка. Ведь на каких тракторах мы сегодня работаем? На Т-150, К-700, а это уже прошлый век! Сейчас мы передали всю инфраструктуру сельскому поселению, они второй год неплохо справляются, но момент уже упущен: сегодня другие цены, иная ситуация…

- СПК имени Крупской – это цивилизованная жизнь, о которой жители других сел и не мечтают. Асфальт, тротуары, газоны. Дома городского типа. Дом культуры, краеведческий музей, современный спортивный комплекс со спортзалами, сауной и бассейном, ипподром. Кафе построено, церковь… Социальную сферу не бросаете?

- Финансово мы поддерживаем конкретные социальные проекты, спонсорскую помощь оказываем и районной больнице, и детскому садику, и школе. Поддерживаем спорт, содержим волейбольную команду. Сам я по субботам с удовольствием играю в волейбол, с семьей выбираемся в баню, моя маленькая внучка Карина часто зовет меня купаться в бассейн. По-прежнему отправляем наших работников в санатории. Вот и у меня сейчас есть мысль немного отдохнуть перед посевной, съездить куда-нибудь.

- Как повлияли на вас четыре года депутатской работы в Государственной Думе?

- Уровень сознания и представление о жизни и бизнесе в общероссийском масштабе, конечно, расширились. В работе это очень помогло. Я увидел достойных людей, с которых можно брать пример, учиться у них, прислушиваться к их мнению. И видел тех, от которых нужно держаться подальше, от них – одна говорильня, и подводят они не под те дела, под какие бы надо. 

На протяжении всех этих четырех лет не разрывал свою связь с хозяйством: тогда законом это регламентировалось. На общественных началах, в качестве председателя наблюдательного совета, я имел определенные рычаги управления коллективом, и при любой возможности контролировал производственные процессы.

Кроме того, добросовестно исполнял свою депутатскую миссию. Как депутат Госдумы регулярно проводил приемы граждан в моем округе – это 21 район Ульяновской области, в том числе Димитровград. И я видел, что в те времена разговоры, которые велись на самом высоком уровне, и положение дел на местах совсем не стыковались. Народные избранники в большинстве своем не владели ситуацией, были далеки от реальной жизни, от проблем простых людей…

- А каковы сегодняшние проблемы вашего хозяйства?

- Они одинаковы для всего агропромышленного комплекса страны. Первая. Мы до сих пор живем в непонятном, неуправляемом рынке. Это даже не рынок, а самый настоящий базар! Нет ни одного государства, где были бы такие скачкообразные цены на сельхозпродукцию. Вчера пшеница стоила восемь рублей за килограмм, сегодня уже четыре! Как так можно? В то время как солярка с 16 рублей подорожала до тридцати.

В 2011 году мы собрали хороший урожай зерновых – 64 тысячи тонн. Такой рекорд был достигнут в 2008-м году, но тогда мы на зерне получили 75 миллионов рублей, а сейчас – только 32 миллиона.

Вторая актуальная проблема – не отрегулирован вопрос продажи и закупки зерна. В 2007-2008 годах благодаря нашему министру Алексею Гордееву сельхозпроизводители имели возможность проводить интервенцию зерна, и мы не искали покупателей, которые готовы с аграриев три шкуры содрать, а обозначили конкурентную цену. И никаких проблем. В последние годы все это брошено, хотя, думаю, это было выгодно и сельхозпроизводителю, и государству. Да, зерно непросто сохранить, чтобы потом продать, но это бизнес, и бизнес – правильный. Нам дает информацию Союз зернопроизводителей: на всех мировых биржах цена на зерно не опускается ниже 2800-300 долларов. Запасы нефти в России не безграничны, а зерно, если нормально заниматься сельским хозяйством, каждый год родится.

Неадекватные цены на продукцию животноводства – тоже проблема. Мы же прекрасно понимаем, что при вступлении России в ВТО будет наплыв более дешевого молочного сырья, например, из Белоруссии, где производителей дотирует государство. Вот только недавно говорили с партнерами из «Данон»: у них будет выбор, с кем сотрудничать.

Еще одна серьезная проблема сельского хозяйства – наша устаревшая техника. Говорили-говорили – и в прошлом, и в этом году, что начнется модернизация машинно-тракторного парка, но… воз и ныне там. На календаре март, а вопросы по-прежнему не решаются. Государство где-то в стороне находится, считает, что это наши проблемы. Хотя опять к вопросу  ВТО: как мы сможем соперничать с другими, сделать свою продукцию качественнее, рентабельнее, конкурентоспособнее на мировых рынках – с нашей-то техникой, с нашими технологиями! Да без модернизации мы серьезных успехов не добьемся, нас окончательно раздавят!

Сегодня такая же проблема в животноводстве, особенно в молочном. Это самая трудоемкая и затратная отрасль сельского хозяйства! Вырастить из теленка корову, а потом содержать ее – очень непросто. В октябре прошлого года мы были во Франции и видели, как там государство всяческие меры предпринимает для того, чтобы люди не бросали этот бизнес. Вот у них есть уверенность в завтрашнем дне. Мы же до сих пор работаем по технологиям шестидесятых годов прошлого века! В результате в России каждый год идет сокращение поголовья крупного рогатого скота. Мы пока держим поголовье, как бы тяжело нам это ни давалось.

– Анатолий Иванович, о чем мечтаете?

- О спокойной нормальной работе. Чтобы жить, а не выживать. Вот был у нас засушливый год, накопилась масса проблем, и никак пока не выйдем из этой непростой ситуации, постоянно идет давление извне, возникают стрессы. Это отвлекает от  работы, нервирует. А хотелось бы свои мысли направлять на развитие, на позитив, на что-то хорошее, доброе.     

Татьяна Задорожняя

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: