Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Кому занятость, а кому - работа

Ситуация на ульяновском рынке труда сегодня напоминает фронтовую. Поскольку безработица названа в стране проблемой №1, борьбу с ней возглавил лично губернатор, а для координации действий различных ведомств создан специальный штаб.

Сводки с фронта

Свежие «фронтовые сводки» на этом штабе обсуждают в еженедельном режиме. Вот одна из последних - от 17 февраля с.г. Полюбопытствуем?..

В первых строках сообщается, что мы не хуже других. Если в целом по стране регистрируемая безработица составляет 2,95%, в Приволжском федеральном округе (ПФО) 2,75%, то у нас всего 2,14%. Правда, эти цифры почему-то не стыкуются с показателями общей безработицы, рассчитываемой по методике Международной организации труда (МОТ). В соответствии с ней Ульяновская область, наоборот, не в лидерах, а в аутсайдерах. Если в России и ПФО доля безработных составляет 8,2% от численности экономически активного населения, то у нас - 10,1%. Короче, не занят на трудовом фронте каждый десятый. В абсолютных цифрах это почти 66 тысяч из 656 тысяч работников. В то же время показатель регистрируемой безработицы говорит, что неработающих у нас в 4,4 раза меньше - всего 14,9 тысяч. Какой цифре верить?

Еще сводка сообщает, что с 10 по 17 февраля безработными признан вновь 851 человек. Одновременно 634 сняты с учета. По следующим основаниям: 350 трудоустроены на постоянные рабочие места, 70 - на временные, восемь досрочно отправлены на пенсию, 29 наказаны за неявку без уважительной причины в службу занятости в положенный срок...

К сожалению, самые маленькие цифры в сводке относятся к вакансиям работодателей. За неделю их подано всего 254. При этом четверть вакансий - это общественные работы и лишь треть предлагает зарплаты, превышающие величину прожиточного минимума. Зато неполная занятость (прямая угроза увольнения) куда как масштабна: под этим дамокловым мечом на указанную дату находились 7782 работника УАЗа, 4963 работника ДААЗа, 1200 сотрудников «Контактора» и т. д.

Рассказывают, что такой еженедельный мониторинг стартовал в России 1 октября 2008 года - как только призрак кризиса начал превращаться в монстра. Но кто тогда мог предполагать, что больше всего от него достанется бедному машиностроению?

Горе от зарплат

«Досталось» машиностроению вот в какой степени. Если в целом по России промпроизводство в 2009 году рухнуло на 10,8%, то в «машиностроительных» Чувашии, Самарской и Нижегородской областях - на 25-28%, у нас - на 15,6%. А мы и без того были бедными. Ведь известно: самые высокодоходные отрасли России - это экспортные нефть, газ, металлургия. У нас их нет - откуда взяться барышам?

Весьма красноречиво «имущественное расслоение» территорий живописует показатель валового регионального продукта (ВРП) на душу населения. В Ульяновской области он в два раза ниже, чем в среднем по России, в четыре - по сравнению с Москвой и в восемь (!) по сравнению с Тюменью. Черное золото, однако! А чем меньше добавленной стоимости территория создает, тем меньше она зарабатывает. Вот свидетельство на этот счет: среднедушевые денежные доходы ульяновцев (9,4 тыс. рублей в ноябре 2009 года) вдвое ниже среднероссийских, а в федеральном рейтинге по этому показателю мы находимся на далеком 67 месте.

Какое отношение все это имеет к рынку труда? Самое прямое. Какой уважающий себя профессионал будет «потеть» за 15 тыс. рублей в Ульяновской области, если в той же Тюмени он за свой труд получит 40 тысяч?!.. При крайне низких зарплатах массовой трудовой эмиграции и, следовательно, кадрового истощения нам не избежать. И не это ли явление уже сейчас является причиной дисбаланса между высокой общей и низкой регистрируемой безработицей? Вместо визита за помощью в службу занятости люди просто «голосуют ногами» - говорят родному краю «гуд бай!» и отправляются в прекрасное далеко за лучшей долей.

Что за вакансия, создатель!

Насколько велика разница в местных и «дальних» заработках, хорошо видно из вакансий работодателей, широко представленных ныне как в газетах, так и в Интернете. Вот столичный размах: в Москве должность финдиректора «тянет» на 100-150 тыс. рублей. Зарплаты руководителей среднего звена (начальники цехов и отделов) «танцуют» вверх от 50 тыс. рублей.

А что у нас? В ульяновских вакансиях, размещенных на сайтах правительства региона и департамента занятости населения, последняя указанная цифра уже не ступенька, а потолок. Встретить ее удалось в одном-единственном объявлении из нескольких сотен. Львиная доля всех других зарплатных предложений стоит вровень (или чуть выше) величины прожиточного минимума.



Максимум на что может рассчитывать у нас врач, учитель, воспитатель, агроном, бухгалтер, ветеринар - это 6-7 тыс. рублей. Крайне редко промелькнет что-то более весомое. Вот агроному предлагают «от 10 тыс. рублей». Вот водителю автомобиля «от 15 тыс. рублей». Но предлагают такое только частники, а госучреждения - никогда. Есть также вакансии машиниста экскаватора и тракториста «от 20 тыс. рублей», инженера-строителя в Новой Малыкле «от 25 тыс. рублей». Но самые «вкусные» рабочие вакансии заявляет Чердаклинский район: слесарь по сборке металлоконструкций - «от 16 до 23 тыс. рублей», слесарь механосборочных работ - «от 18 до 28 тыс. рублей».

Кто настолько щедр? В объявлении указана только форма собственности работодателя - «частная». Скорее всего, это приглашения иностранных инвесторов, создающих в промышленной зоне «Заволжье» новые производственные мощности.

Где же выход из тоннеля?

Кстати, не с этой ли стороны как раз идет спасенье? Недаром власти в последнее время говорят, что стране нужны не просто рабочие места, но именно эффективные рабочие места - отличающиеся высокой производительностью труда и созданием высокой добавленной стоимости. Если инвесторы делают именно это, честь им и хвала.

Ведь что получается? По свидетельству экономистов, отечественный работник в течение года выпускает продукции на 30 тыс. долларов США, его западный коллега - на 250-300 тыс. долларов. Причина десятикратного отставания - устаревшее оборудование и плохой менеджмент, но никак не генетика. В том, что мы умеем работать «по-западному», сомнений нет. Характерный пример - авиакомпания «Волга-Днепр». В годы хорошей рыночной конъюнктуры годовая выработка одного ее сотрудника доходит до 700 тыс. долларов, превосходя западные образцы. Вот что значат опора на национальный инновационный продукт, воля и постоянное самообразование.

А разве Ульяновская область располагает одним только «волга-днепровским» инновационным продуктом? Буквально каждый год ученые УлГТУ привозят с международных инновационных выставок десятки медалей. Неужели невозможно перековать их в большие бизнесы? Следовательно, сегодня нам позарез нужна действенная система мер по отбору, поддержке и коммерциализации инноваций. Для области, лишенной экспортных сырьевых ресурсов, это магистральный путь: именно высокие технологии формируют в современной экономике наиболее высокую добавленную стоимость.



Наряду с инновациями большим потенциалом развития у нас располагает малый бизнес. Буквально в срочном порядке нужна социальная реабилитация рабочих профессий в глазах молодежи. Вспомним Гошу из кинофильма «Москва слезам не верит»: «Я прихожу на работу и то, что без меня не работало, начинает крутиться...». И это действительно так: высокие технологии немыслимы без мастеров-золотые руки. А еще надо настойчиво продолжать начатое - пестовать инвесторов и улучшать демографию. Сегодня численность населения области (1299 тыс. человек) вернулась в 70-е - «доавиастаровские» - годы прошлого века. Куда дальше отступать? Авиационных столиц без авиаторов не бывает.

Геннадий Ельцов

Между Сциллой и Харибдой

профессор УлГУ, доктор экономических наук Анатолий Лапин о проблемах рынка труда

Международная практика справедливо ориентируется на показатель общей безработицы, ведь далеко не каждый после увольнения отправляется в службу занятости. Гораздо большее число людей ищут работу самостоятельно - как в Ульяновске, так и за пределами региона. На конец прошлого года эти показатели отличались у нас в пять раз: зарегистрированная безработица составила 2% от численности экономически активного населения, общая - 10. Причем обе эти цифры отягощены высоким уровнем так называемой неполной занятости, поддерживаемой оплачиваемыми общественными работами.

Как временная мера поддержки занятости, этакий демпфер, она полезна. Но практиковать ее постоянно в условиях современной экономики недопустимо. Что хорошего в том, что квалифицированный работник занят неквалифицированным трудом?! Во-первых, он гораздо меньше зарабатывает, во-вторых, что самое страшное, теряет квалификацию. Этот способ сдерживания безработицы уже исчерпал себя и, если конъюнктура рынка в ближайшее время не изменится в лучшую сторону, наши предприятия начнут избавляться от неполной занятости, а именно - от избытка рабочих рук.

И этот процесс уже стартовал. Вот данные о движении работников в экономике области в конце года. Выбытие в декабре составило 12 тыс. человек, прием - 6400. За один только месяц высвобождено 5600 человек!

Беда в том, что большая доля продукции ульяновских предприятий неконкурентоспособна. Складывается впечатление, что наши менеджеры никак не могут усвоить простой мысли: сегодня в любой точке продаж, в том числе на территории Ульяновской области, мы конкурируем с мировыми лидерами - «Тойотой», «Фордом», «Пежо». А у них, кроме превосходства в качестве, есть еще и колоссальное преимущество в производительности труда. В журнале «Мировая экономика» наткнулся на такие цифры. Если один работник АвтоВАЗа в течение 2007 года производил продукции на 40 тыс. долларов, то работник «Судзуки» - на 2 млн. долларов, в 50 раз больше!

С точки зрения долгосрочных перспектив - альтернатив модернизации, на которой настаивает президент России Дмитрий Медведев, нет. Но и легкой она не будет. Образно говоря, экономику нужно будет провести между Сциллой и Харибдой. С одной стороны угроза беспросветной технологической отсталости, с другой - угроза роста социальной напряженности вплоть до открытых конфликтов.

Ведь что такое модернизация? Это замена устаревшего оборудования на более эффективное, что неминуемо будет сопряжено с высвобождением большого числа рабочих рук. А чем прикажете занять высвобождающийся персонал? Свободных рыночных ниш сегодня не так уж и много...

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: