Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Крепость Наири

Наири Чатинян

Гость октябрьского номера – генеральный директор ОАО «Ульяновский механический завод № 2» Наири Чатинян

Наири Вигенович Чатинян родился в 1977 году в городе Черняховске Калининградской области. Окончил Ульяновскую гимназию № 1, экономфак УлГУ, учился в США. С 1999 года работал заместителем директора Ульяновского механического завода № 2. С 2002 года - генеральный директор ОАО «Ульяновский механический завод № 2». Женат, воспитывает сына.

- Наири Вигенович, ваш отец – известный военный врач. А у вас не возникало желания пойти по стопам родителя?

- Меня с детства к этому готовили… Думаю, из меня вышел бы хороший врач. Но в старших классах понял: не хочу! И поступил на экономфак, почувствовал в себе предпринимательскую жилку. Беззаботной студенческой жизни практически не видел – весь в работе был, мы с другом со второго курса серьезными делами занимались. К окончанию УлГУ я мог дать фору любому преподавателю в плане экономики, финансов…

- А от армии «отмазаться» с помощью отца не пытались?

- Это даже не обсуждалось. Мой отец – настоящий патриот, крайне честный, сверхпорядочный человек. Он всего добился сам: окончил школу в деревне с золотой медалью, поступил в институт, был одним из лучших студентов, стал талантливым врачом, дослужился до полковника. Конечно, поначалу я на него обижался: из-за армии меня оторвали от интересной работы, из жизни вырвали… В общем, отслужил я год в стройбате. И это была – во-о-от такая школа жизни! Так что большое ему спасибо.

- А как думаете, сейчас отец вами гордится?

- В душе, конечно, гордится. Я во многом его повторяю, такой же «упертый». Сколько себя помню, отца вечно не было дома, он все время восстанавливал все, что было разрушено, стоил новые корпуса, госпитали, выбивал в округе оборудование. Его постоянно бросали на прорыв, из-за этого наша семья кочевала по стране, за десять школьных лет пришлось сменить семь школ. 15 лет назад мы осели в Ульяновске, и теперь я считаю этот город родным.

- Город пестрит объявлениями: «В связи с резким увеличением объемов производства Ульяновскому механическому заводу № 2 срочно требуются самые разные специалисты». А вам когда-нибудь приходилось искать работу?

- Она меня сама находила. Я с механическим заводом № 2 еще студентом был связан, а после института акционеры спросили в лоб: пойдешь к нам замдиректора? Близкий друг тогда в Москву собирался, но я долго не раздумывал, решил остаться. В общем, попал! Я же крайне независимый человек, а тут завод, проходные, режим. Но вот восьмой год я здесь и уже даже попыток не делаю отсюда вырваться (смеется), успокоился.

- А каких работников вы ждете в свой коллектив?

- Сильных, верных, несгибаемых. Вот главный инженер завода Алексей Рябов, мы с ним одногодки, талантливый руководитель, безгранично преданный заводу. Он по-настоящему православный русский человек, душой болеет за завод, корнями врос в него. Алексей - крестный моего сына, мы дружим семьями… Или бывший директор завода Геннадий Алексеевич Редькин, он до сих пор здесь работает моим первым заместителем, в этом году ему 76 лет исполнится. Или начальник литейного цеха Сергей Кузнецов - потрясающий человек, из руин поднял свой цех, его литейка сейчас одна из образцовых в регионе. Там такое качество литья, что даже для БелАЗа льем детали, соответственно, люди в цехе прилично зарабатывают. Замдиректора по развитию Роман Логинов – конструктор от Бога. Вот такие фанатично преданные заводу люди нам нужны. Мы сейчас отсеиваем кандидатов, пытаясь найти самородков, чтобы из них в нашем корпоративном духе воспитать сотрудников, которые потащат завод дальше. Для этого и Совет рабочих организовали, садимся, обсуждаем: как живется людям, кто делу мешает? В результате некоторых начальников уволили…

- В августе УМЗ №2 выдал «на-гора» рекордное количество автокранов – тридцать за месяц. А ваш личный рекорд?

- А это и есть мой личный рекорд: настолько завод и я стали неотделимы! Три года назад мы делали три-четыре крана в месяц, а теперь для нас и сорок, и пятьдесят кранов в месяц не предел, нет задач невыполнимых. Тем более, на нашу продукцию сейчас колоссальный спрос, мы уже до марта заказами обеспечены. А еще пошел спрос на тяжелые краны, эти огромные гусеничные монстры. Кроме нас, никто в стране не владеет уникальной технологией их изготовления, здесь мы короли. Когда-то завод выпускал их в массовом порядке, но долгое время ни кранами, ни запчастями для них никто не интересовался. Но вот пошло движение, мы уже года два с возрастающей динамикой делаем запчасти, а сейчас нам заказали два тяжелых крана. Продолжаем формировать портфель заказов. В общем, работы хватит, главное, чтобы стабильность в обществе была. Вообще, я выступил бы с предложением избрать Президента на третий срок…

- Когда вы поняли, насколько в бизнесе важны личности?

- Льва Толстого еще никто не отменял, про роль личности в истории нам еще в школе объясняли. И сейчас я понимаю, что в любом бизнесе только ответственные серьезные люди определяют стратегию развития всей компании. Как ни пафосно это звучит, но я знаю себе цену: вытянул умиравшее предприятие, сумел зарядить новую команду своей энергией. Талант управленца - такой же врожденный, как, скажем, талант виртуозно играть на скрипке или рисовать. Ни того, ни другого я не умею, зато могу управлять. И, по подсчетам, этим талантом потенциально обладает около четырех процентов людей. Вот из таких нужно воспитывать лидеров, которых потом можно бросить на прорыв.

- А вас посещают мысли, что в один далеко не прекрасный день вы можете все потерять?

- Я спокойно к этому отношусь. Если человек трясется над деньгами, над креслом, над своим комфортным существованием, да над чем угодно – это конец! Я не желаю никаких катаклизмов в будущем, но, слава Богу, могу обходиться крайне малым. Дом в деревне построил, никакой работы не боюсь, если что – не пропаду, моя семья с голоду не умрет. Есть только страх, связанный с потерей здоровья, но от этого никто не застрахован…

- А вот это интересное кольцо на вашем пальце - не роль ли оберега играет?

- Это мне бабушка подарила, когда я был маленьким. Я вырос и ношу его, не снимая. Здесь изображены львы, ходящие по кругу, это древнеарийский символ силы и власти. Вообще, армяне - один из «осколков» древнеарийской нации.

- Знакомо ли истинному арийцу чувство скуки или пресыщения?

- Скуки – нет. Как может нормальному мужику быть скучно? Возможно, только на отдыхе бывает. Ловлю себя на мысли: «Ну, сколько уже? Пора делом заниматься!». Это не столько синдром менеджера, сколько образ жизни. Я уже ради удовольствия здесь работаю, каждый день вижу результаты труда всего коллектива, приятно от мысли, что наши работники стали жить лучше.
А насчет пресыщения… Это штука страшная для человека бизнеса, я сознательно стараюсь не допускать такого. Скажем, мог бы себе позволить гораздо больше, чем позволяю сейчас, но не делаю этого. Не потому, что экономный, а потому что не хочу пресытиться. И своих близких от этого оберегаю, хотя ребенка балую, он еще маленький. Надо бы ему меньше игрушек покупать, но не получается!

- У старшего поколения ваше имя ассоциируется с названием хорошего коньяка, а все-таки что оно означает?

- Это название Древней Армении. Красивое, благородное имя, редкое даже для Армении. Назвав меня этим именем, родители хотели всегда помнить о своих корнях, они и сестру мою назвали Ани. Ани - древняя столица Армении. Кстати, тоже есть коньяк с таким названием.

- А вы что… употребляете?

- Я не любитель алкоголя. Для России это странно, порой миллионные сделки из-за этого срываются. Хотя могу любое застолье выдержать. Но это – вне работы. На нашем предприятии действует сухой закон, да и курение мы не приветствуем. При прочих равных качествах среди претендентов на должность предпочтение отдаем некурящему. Беречь надо свое здоровье!

- Почти половина вашей продукции уходит на экспорт. В какой стране можно увидеть работающий автокран «Ульяновец»?

- Да где угодно, география сбыта - от Болгарии до Северной Кореи. У нас в Казахстан колоннами уходят машины. Я когда вижу в другом городе наш кран, обязательно подойду, мол, купить хочу такой же. Спрашиваю: «Как техника?». А в ответ часто: «Отличная!» Прямо бальзам на душу… Главное, никто не понимает, что ты директор, я ведь в костюме не хожу, все время же на производстве проводишь. Только купишь хороший костюм – то пятно от масла, то дырка. Разорение сплошное. Так что года три начал на работу надевать удобную одежду: джинсы, футболки…

- Ответьте на вопрос, который в анкете задают каждому претенденту на должность сотрудника ОАО «УМЗ №2». Каковы ваши слабые стороны?

- Не люблю я свои слабые стороны показывать, их у меня немало… Будете удивлены: первая – лень, но это правильная лень. Я считаю, что лень – двигатель прогресса, вот я и стараюсь делать так, чтобы меньше энергии было затрачено впустую, чтобы потом было максимально комфортно не только мне, но и людям, которые меня окружают. Мечтаю о том времени, когда я буду спокойно сидеть в кабинете, наблюдая, как завод работает без проблем. Вот тогда я буду считать себя совершенным менеджером.

- А что в первую очередь для этого нужно делать?

- Мы здесь уже проделали гигантскую работу, но еще больше предстоит сделать по переводу управления предприятия на европейские и японские стандарты. Хотя все опять упирается в кадры, а народ, в целом, мельчает… Вот недавно пришел парень - в сопровождении (!) жены: мастером устраиваться. Я их поводил по цехам, так потом жена заявляет: здесь он работать не будет, здесь шумно и вредно! А он молчит, глазами хлопает. Е-мое, ты же мужик! Во времена моего детства было стыдно не заниматься спортом, сколько себя помню – всегда чем-то занимался: самбо, большим теннисом. А сейчас кто спортом занимается? Посмотрите на пацанов: плюнешь – упадет.

- Еще один вопрос из анкеты отдела кадров УМЗ № 2: «Назовите свои черты, которые вам хотелось бы исправить?»

- Я очень резкий, со мной тяжело. Я и в решениях бываю резок, и в мыслях, и в поступках, это мешает. Уже обстоятельности хочется, так нет: я - на броню, «в бой»!

- На предприятии столько изменений произошло за последнее время, а интерьер директорского кабинета неизменен. Когда же офис себе сделаете «по последнему слову»?

- Себе – в последнюю очередь. Это не принцип какой-то, просто на себя всегда денег жалко. Мы за последний год денег вложили немерено в реконструкцию цехов, модернизацию оборудования, обеспечение безопасности работников, наконец-то отремонтировали кровлю, которая сорок лет не менялась, ремонтируем все хозбытовые помещения – чтобы людям комфортно работалось. Сейчас готовимся к крупной реконструкции цеха сборки кранов, которая позволит нам от стапельной сборки перейти к конвейерной. Эту работу хотим завершить до конца года. На следующий год заложили 1,3 миллиона долларов на реконструкцию, закупку оборудования. Планируем организовать бесплатное питание, строим спортзал: мало принять на работу хороших людей - надо их удерживать…

- Со своей будущей женой вы не на конкурсе ли красоты познакомились? Помнится, Наташа представляла Ульяновск на конкурсе «Мисс Россия»…

- Ну да, любить - так сразу королеву! А познакомились мы благодаря моей двоюродной сестре Алине Бабаян, она известный в Ульяновске дизайнер одежды. К 27 годам я был закоренелым холостяком, никому не давался, а тут Алина: «Знаешь, есть такая замечательная девочка – сказка!». Нет, говорю, модель не хочу, они все недалекие, избалованные. Но выяснилось, что Наташа - вообще другая, она, кстати, тоже в семье военного медика выросла, в строгости. У нас любовь с первого взгляда, Наташа - умница большая, для своих лет удивительно домовитая и хозяйственная. Сейчас ей нелегко приходится: учится и ребенка воспитывает.

- Вашему сынишке Даниэлу всего полтора года, наверное, рано говорить о проявлении фамильных черт характера…

- О, только не у моего! Он в деда и в меня пошел, пацан не промах. Получился Водолей в третьем поколении, мой отец и я – по гороскопу Водолеи. Очень крепкий характер, настоящий командир, ненавидит, когда ему перечат. Конечно, мне это потом аукнется, придется держать его в ежовых рукавицах, но пока душа радуется, что такой боевой парень растет. А дед в нем нашел родственную душу, внук приходит - первым делом к чемодану с инструментами, они вместе что-то пилят, строгают.

- Помимо работы и семьи, есть еще вещи, которые вы искренне любите?

- Я много чего люблю. Рыбу ловить люблю. Люблю все, что связано с оружием, коллекционирую, неплохо стреляю. Увлекаюсь скоростью, люблю погонять на своей «Ямахе». Люблю ничего не делать, просто спать, - серьезно! Для меня это самый лучший отдых, что объясняется просто: очень устаю на работе.

- У многих деловых людей особо приятные моменты в жизни связаны с домашними животными, а у вас?

- Если была бы возможность, я бы дельфина завел, у меня в жизни было много приятных ощущений, но одно из самых-самых – это когда я плавал бассейне с дельфином. Я - мужик без сантиментов, а тут прямо щенячий восторг испытывал. Правда, потом болела голова, может, действительно у дельфинов мощные ультразвуковые волны.

- Наири Вигенович, однажды в интервью нашему журналу вы сказали, что на производстве делаете ставку на молодых…

- И я своего мнения не изменил. Я уважаю опыт старых сотрудников, которые долгие годы преданы заводу, спасибо им огромное. Но - не в обиду им будет сказано - на прорыв они не пойдут. Это дело молодых с их амбициозными целями. Таким нужны деньги для реализации своих желаний, а значит, они будут пахать по-черному.
Татьяна Задорожняя

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: