Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Кто не летал, тот не может знать...

В июне 1896 года в Симбирске впервые поднялся в воздух человек на воздушном шаре. Воздухоплавание все увереннее занимало умы и сердца россиян.

Когда люди начали покорять воздушное пространство и кем были первые воздухоплаватели? Разрозненные исторические факты не дают однозначного ответа. И все же началом эры воздухоплавания принято считать 5 июня 1783 года. В этот день в маленьком городке Анное на юге Франции братья Жозеф Мишель и Жак Этьен Монгольфье, владельцы бумажной фабрики, запустили воздушный шар диаметром 11,5 метра, наполненный теплым воздухом. Шар поднялся на высоту 200 метров и продержался в воздухе 10 минут.
Слух об этом достиг Парижа, и в сентябре в Версале в присутствии самого короля, придворных и многочисленной публики братья Монгольфье подняли в воздух на своем шаре первых «пилотов»: барана, утку и петуха. Французский король щедро наградил братьев — даровал им дворянство, Жозефу вручил орден Святой Марии, а Этьену пенсию в 600 ливров.

Владимирский сад и Тихвинская улица на фоне разлива Волги. Фото начала ХХ в.

Полет биплана над Ярмарочной площадью Симбирска



Как тут не вспомнить о событии, произошедшем в России за полвека до этого? В 1731 году рязанский подьячий Фурвин Крякутный «сделал мяч большой, надул дымом поганым и вонючим, сделал петлю, сел в нее, и нечистая сила подняла его выше березы и после ударила о колокольню, но он уцепился за веревку, чем звонят, и остался жив». Перепуганные рязанцы тут же решили закопать Фурвия живым в землю или сжечь. Но, поразмыслив, просто выгнали из города на все четыре стороны.
А в том же 1783 году, когда братья Монгольфье поразили французского короля своим воздушным шаром, в Петербурге в день тезоименитства Екатерины II (24 ноября) был запущен тоже воздушный шар. Но увеселение не понравилось императрице, увидевшей в желании человека оторваться от земли бунтарский дух революции. Она запретила впредь устраивать подобные представления.
В то же время в Европе до конца XVIII века и весь XIX век воздушные шары были очень популярны, и редкие праздники обходились без их участия. Российские «левши» могли только мечтать о полетах в небо. Лишь в конце XIX века в разных городах России стали проходить аттракционы с воздушными шарами. Не стал исключением и Симбирск.

Граф Михаил Кампо-Сципио

В середине июня 1896 года воздухоплаватели-парашютисты Юзеф и Ольга Древницкие устроили представление для симбирской публики во Владимирском саду (ныне Центральный парк). 16 июня, надув горячим воздухом воздушный шар и поднявшись на нем на значительную высоту, первым совершил прыжок с парашютом-зонтиком Юзеф Древницкий. Он опустился на землю недалеко от места взлета — в районе современных улиц Кузнецова и Плеханова.
Краевед Ю.Д. Ефимов пишет: «В саду публики было мало, зато на Венце около сада, на крышах домов и храмов — толпы народа». Весть о небывалом зрелище быстро облетела Симбирск, и 21 июня, когда шар второй раз был поднят в воздух, а прыжок совершала Ольга Древницкая, народу набралось предостаточно».
Воздушные змеи и шары были первыми ласточками воздухоплавания. Им на смену вскоре пришли дирижабли и планеры. Но человек мечтал не просто подняться в небо и лететь, куда ветер подует, а стать властелином воздушного океана. Развитие технической мысли сделало это возможным. В 1903 году в американском городе Дейтон два других брата, владельцы велосипедной мастерской Орвилл и Уильбер Райты построили аэроплан с мотором, который оторвался от земли и пробыл в воздухе сначала 3,5 секунды, затем 59 секунд, а в 1905 году уже 38 минут.
Не отставали и европейские авиаторы. Особенно преуспели французы. В 1909 году французский пилот Блерио на своем аэроплане пересек Ла-Манш. В том же году во французском городе Реймс стали устраиваться международные авиационные выставки с показательными полетами.
В первых числах октября 1910 года в Москве на Ходынском поле состоялась первая российская неделя показательных полетов. Примечательно, что наряду с французскими летчиками уже выступали российские авиаторы Михаил Ефимов и Иван Заикин. После таких летных соревнований, как правило, все авиаторы, вне зависимости от национальности и страны проживания, отправлялись в гастрольные турне по российским городам, чтобы заработать деньги на ремонт самолетов, на подготовку к новым соревнованиям.
В Симбирск отправился авиатор, выпускник французской авиашколы граф Михаил Кампо-Сципио. В воскресенье, 18 октября, на ипподроме бегового общества в час дня ожидалось его показательное выступление на моноплане «Анрио» (он имел одно большое крыло, укрепленное над фюзеляжем). В доме Кудряшова на Большой Саратовской улице в магазине «Товарищество» продавались билеты, а газета «Симбирянин» знакомила горожан с летными особенностями моноплана «Анрио»: «Первый в Симбирске моноплан прибыл и помещен в специально выстроенный ангар. Эти монопланы единственные в России. Поддерживающая поверхность его равняется 16 квадратным метрам, вес 22 пуда, на нем установлен 4-цилиндровый двигатель. Остов аппарата в форме легкой лодочки покоится на тележке с амортизаторами и двумя пневматическими колесами. Тяга — ровно 150 километров». Все ожидали объявленного выступления, но представления не получилось. Виной всему оказался сильный ветер, и полет перенесли на 22 октября.


В сборе пожертвований на развитие отечественного воздушного флота симбиряне приняли самое активное участие


Накануне на ипподроме городского бегового общества (находился позади Александровской больницы) граф Кампо-Сципио в присутствии небольшой группы симбирян: киндяковской помещицы и мецената Екатерины Максимилиановны Перси-Френч, городского головы Леонида Ивановича Афанасьева, редактора газеты «Симбирянин» Александра Петровича Коваленко и еще нескольких человек — совершил первый полет на аэроплане над Симбирском. В четыре часа дня Кампо-Сципио поднялся в воздух на стометровую высоту, пролетел в сторону «лесочка», повернул к вокзалу и вернулся на ипподром. Долив в бак бензина, авиатор поднялся вторично, снизив высоту полета до 80 метров, и через 10 минут вновь опустился на землю, где его уже ждала сбежавшаяся с окрестных улиц толпа народа.
Воодушевленный авиатор и сгоравшая от нетерпения публика ожидали следующего дня, и вновь непогода спутала планы. Не состоялся полет и два дня спустя. Наконец, 26 октября, хотя скорость ветра в городе равнялась 15 метрам в секунду (а, как известно, первые самолеты не летали уже при скорости ветра 10 метров в секунду), авиатор решил «лететь во чтобы то ни стало».
Чем закончилась эта попытка, вновь рассказывает «Симбирянин», назвав заметку «Шальной полет»: «Моноплан рвануло ветром на забор ипподрома, но авиатор не растерялся, и обошлось без катастрофы. По пути в ангар моноплан задел его крылом». Машина требовала серьезной починки, и Кампо-Сципио вместе с монопланом отбыл из Симбирска по железной дороге.
Разочарованные симбиряне провели в ожидании еще два года, пока после очередной авиационной недели в Симбирск не прибыл авиатор Александр Алексеевич Васильев. Местная газета устроила ему шумную рекламу, разместив на первой полосе фотопортрет авиатора с автографом «Кто не летал, тот не может знать прелести и красоты пространства». Вечером 29 июня 1912 года на том же ипподроме, что и два года назад, состоялся полет Александра Васильева. На аэроплане «Блерио» он взял высоту 200 метров, затем 300, выполнил несколько сложных фигур в воздухе и, совершив три круга над ипподромом, благополучно приземлился. Через день состоялся его второй полет над городом, аэроплан продержался в воздухе 10 минут 49 секунд.

Моноплан «Блерио»



Вначале к воздушным шарам, дирижаблям и аэропланам относились как к дорогим игрушкам и веселым забавам. Но вскоре правительства многих стран увидели явную пользу, которую может приносить авиация. В 1911 году авиатор Генри Пекетт впервые доставил на своем аэроплане почту, а в годы Первой мировой войны самолеты уже бомбили окопы противника. К 1914 году воздушный флот Франции имел около 1000 аэропланов и управляемых дирижаблей, Германии — 600, Англии — более 200. Воздушный флот России намного отставал от этих показателей.
Чтобы исправить положение, решено было провести всероссийский сбор пожертвований на развитие отечественного воздушного флота. Симбиряне приняли самое активное участие в этой акции, создав осенью 1912 года комитет по сбору пожертвований, который возглавил губернатор Ключарев. Среди самых крупных жертвователей (по 500 рублей) надо отметить контрагента строительной компании «Тами и Дейчман» (вели строительство волжского моста) Василия Евгеньевича Штукенберга, купца Алексея Александровича Крупеникова, дворянина Владимира Александровича Мерлина. Сотни жителей губернии жертвовали небольшие суммы — от 3 до 100 рублей. Так, общими усилиями россиян к началу
Первой мировой войны создавался наш воздушный флот.


обсудить статью

Татьяна Громова

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: