Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Кто «сведет» науку с производством

Февральское заседание за круглым столом «ДО» мы посвятили Дню науки. Речь шла о научном потенциале региона и практическом применении инновационных разработок.

Анвар Галиакберов, Юрий Лапшин

Борис Соломин, Алексей Широков




Андрей Климовский, Валерий Мишин

Виктор Григорьев, Ирина Бармакова




Николай Ларионов, Вячеслав Ильин

Вадим Самойлов

Александр Емельянов




Надежда Ярушкина

Андрей Жуков, Михаил Федотов, Алексей Баев





Участники круглого стола:

Алексей Баев, заместитель генерального директора ОАО «УКБП»
Ирина Бармакова, главный технолог ОАО «Автодеталь-сервис»
Анвар Галиакберов, заместитель директора Ульяновского НИИСХ
Виктор Григорьев, заместитель директора Ульяновского инновационного центра «БИНК»
Александр Емельянов, заместитель генерального директора по качеству и эффективности ФНПЦ ОАО «НПО Марс»
Андрей Жуков, начальник УНИ УлГУ
Вячеслав Ильин, директор Ульяновского научно-технического центра ВИАМ
Андрей Климовский, начальник управления науки и инноваций департамента инноваций и информационных технологий аппарата Правительства Ульяновской области
Юрий Лапшин, проректор по научной работе УГСХА
Николай Ларионов, технический директор ОАО «УНИПТИМАШ»
Валерий Мишин, директор департамента инноваций и информационных технологий аппарата Правительства Ульяновской области
Борис Соломин, ведущий научный специалист Ульяновского филиала ИРЭ РАН
Вадим Самойлов, начальник расчетно-методического сектора ОАО «Контактор»
Михаил Федотов, директор технопарка «УлГУ — высокие технологии»
Алексей Широков, заместитель директора по науке Ульяновского филиала ИРЭ РАН
Надежда Ярушкина, проректор по научной работе УлГТУ


«ДО»:
— Каковы основные тенденции в работе научных и научно-технических коллективов Ульяновской области в последние годы?


Надежда Ярушкина:
— 15 лет в российских вузах происходило закрытие лабораторий, постепенное исчезновение многих научных направлений. Усилия концентрировались на том, чтобы сохранить кадровый потенциал, который мог стать определенным инкубатором на будущее, если условия изменятся. И условия начинают меняться. Расширились возможности по деньгам, которые можно использовать в рамках федеральной научно-технической программы. Среди показателей, устанавливаемых для университетов, очень важными становятся научные. Такова общероссийская тенденция.
В УлГТУ всегда была очень хорошо развита прикладная наука. Мы вторые в России среди организаций-патентодержателей. У нас более 2,5 тысяч авторских свидетельств и патентов. Те, что имеют реальную потребительскую стоимость, поддерживаются. В 2006 году с помощью федеральных средств и благодаря взаимодействию с департаментом инноваций мы создали областной центр трансфера технологий. Это делается для того, чтобы отработать цепочку «идея — изобретение — коммерциализация». Но проблема в том, что наши основные изобретения ориентированы на промышленный кластер. А российская промышленность не настолько встала на ноги, чтобы гоняться за инновациями. Предприятия ориентированы на банальное инженерное перевооружение, на воспроизведение чуть-чуть устарелых, но еще достаточно современных западных моделей. Поэтому нам трудно находить для себя нишу. Доказана экономическая целесообразность проекта, имеются определенные прототипы, опытные образцы — а дело сдвинуться не может. Потому наши ученые начинают работать «в стол», на статьи, ради медалей, признания.

Анвар Галиакберов:
— Учеными НИИСХ выведены сорта яровой пшеницы, картофеля, гороха, которые используются и за пределами области. Ульяновскими сортами овса, например, заняты 30 процентов пахотных площадей России, эти сорта имеются в Украине, Казахстане, Молдавии. Однако, несмотря на закон о селекционных достижениях, мы не можем получить с этого ни копейки. Если бы, как за рубежом, мы могли иметь роялти за использование сортов, эти средства стали бы хорошим подспорьем для развития ульяновской науки.
В последние же 15 лет мы в основном работаем с учетом нынешнего состояния сельского хозяйства региона. Поэтому используем рекомендации, которые не требуют больших затрат. Но главная беда в том, что в сельском хозяйстве совсем забыли о планировании. Животноводство есть, а кормопроизводство не планируют. И на какую прибыль можно при этом рассчитывать? Эту проблему надо решать. Надо сориентировать людей, что без бизнес-плана ничего нельзя делать.

Алексей Широков:
— В Ульяновске есть условия для развития фундаментальной науки. Но область промышленных разработок серьезно отстает. По сути, потеряно то, что было заложено в 90-е годы. Тогда в городе открылся классический университет, был университет технический, УЦМ закладывался как сеть прикладных институтов с опытным производством, далее — целый ряд промышленных предприятий. Вот та цепочка, которая отработана исторически. Сегодня ее нет.
Ситуация в академической науке — очень сложная. Реформы в РАН продолжаются, как и в высшем образовании. Ничего, кроме урона и образованию, и науке я в этом не вижу. Бесконечная перетасовка приоритетов в направлении развития только мешает. И все же УлГУ и УлГТУ очень неплохо готовят для нас специалистов. Но высокий уровень теоретической подготовки имеет свои минусы. Мы теряем кандидатов наук, которые после стажировок за рубежом получают приглашение поработать в Германии, Португалии, США. Их направления — физика, оптические интегральные схемы, оптонаноэлектроника. Когда в нашей стране наука вновь станет востребована, эти ребята, возможно, вернутся. Это будущее нашей науки.
Я считаю, нам нужно держать высокий уровень знаний там, где это реально может сыграть роль. Состязаться с зарубежной наукой в физике, микро-, наноэлектронике мы сейчас бессильны. А вот в информационных технологиях, вопросах обработки сигналов сложными математическими методами перспективы у нас есть. Здесь мы можем не уступить ни американцам, ни кому-то еще. Поскольку в этих сферах требуется интеллект. Надежда — только на интеллект.


Алексей Баев:
— ОАО «УКБП» традиционно работает в области авионики. Сегодня мы конкурируем не только с российскими, но и с иностранными производителями, и естественно, что уровень нашей продукции требует значительных научных подкреплений. По направлению авиации мы, конечно, опираемся на отраслевые НИИ. Но бюджетное финансирование этого направления постепенно сокращается, поэтому нам приходится вкладывать в научные исследования собственные средства, и объем этих вложений постоянно растет.

Александр Емельянов:
— Объемы вложений в инновации в НПО «Марс» всегда были очень серьезными. Мы закупали новые технологии, современные станки, вкладывали средства в обучение своих специалистов, на что уходило порядка 100 млн. рублей в год. Но наработки предыдущих десятилетий себя исчерпали, и стоит вопрос, какие новые задачи необходимо решать, что нужно для того, чтобы нас воспринимали как на внутреннем рынке, так и на внешнем. А рынок достаточно узкий, конкурентов очень много. Для того чтобы продукция нашего предприятия была конкурентоспособна, мы стараемся взаимодействовать как с отраслевыми научными организациями, так и с НИИ и вузами Ульяновска. Для расширения рынка сбыта внедряется подход, связанный с тем, что каждая новая разработка должна иметь несколько областей применения (например, для Министерства обороны, инозаказчика) и по возможности могла бы быть конверсирована для использования в гражданской сфере (например, для гражданского судостроения).

Юрий Лапшин:
— В УГСХА сосредоточен достаточно сильный научный потенциал. Однако наши инновации не востребованы, потому что большинство сельхозпроизводителей области — в кризисном состоянии. В областной же программе развития сельского хозяйства на 2007 год на научное сопровождение предусмотрено лишь 5,1 млн. рублей. Да, в АПК идут крупные инвесторы с современными западными технологиями. Но уровень их техники, уровень автоматизации производства настолько высок, что не требует научного сопровождения. С такими инвесторами мы работаем в части адаптации зарубежных технологий к ульяновским землям, местным климатическим условиям.
Но есть и точки роста. Ряд сортов озимой пшеницы, выведенных профессором Тупициным, включен в государственный реестр. Качество зерна этих сортов подтверждено медалями и дипломами международного и всероссийского уровней. Второе наше сильное научное направление — микробиология. При финансовой поддержке международного научно-технического центра мы провели крупнейшую за последние 15 лет международную конференцию по болезням, общим для человека и животных. Она имела большой резонанс. На базе исследований профессора Васильева в академии создан инновационный центр, который работает в тесном контакте с правительством области и способен привлечь крупные финансовые ресурсы для научных исследований.

«ДО»:
— Как можно преодолеть препятствия на пути от научной идеи до массового производства изделия?


Вячеслав Ильин:
— Мы создали довольно продуктивную схему ускорения реализации наших научных разработок. Первое — маркетинг на стадии проблемных вопросов по серийным заводам, по КБ. Не только авиационной промышленности, но и нефтегазового комплекса, пищевой и перерабатывающей промышленности и т.д. Затем создается комплексная программа, совместно с нашими заказчиками мы выходим в правительство и в программах развития все эти вопросы оговариваем. Нам выделяют деньги, открывается бюджетное финансирование.
Но сегодня мало просто разработать новую программу, технологию или материал. Путевки в жизнь для него не будет, пока мы не покажем, как этот инновационный продукт внедрять, как использовать и что конкретно это дает потребителю. Здесь дается уже не только экономическое обоснование, но и экологическое, и такие критерии, как уровень свойств продукта, его ресурс и т.д.
Все это нужно донести до потребителя. А он хочет видеть образец разработанной нами техники. Поэтому мы создали при своем центре экспериментально-технологическую базу, которая позволяет полностью отрабатывать наши технологические процессы. Разрабатываем технологию, отрабатываем номенклатуру деталей, которые нужны для конкретного изделия, и начинаем его производить. То есть, предлагаем потребителю научно-технической продукции технологии, полностью готовые к применению.

Алексей Широков:
— Беда ульяновской науки и производства — в разобщенности. Мы не знаем, у кого что делается, какие проблемы возникают. Поэтому нужен единый региональный научный портал. Допустим, предприятию требуется найти какое-то решение. Выстави заявку на сайт. Возможно, кого-то это заинтересует. У нас, например, есть право выбора тем научных исследований. Мы их можем вводить в план и целенаправленно вести исследование в рамках бюджетного финансирования в интересах конкретного предприятия. А в дальнейшем это, возможно, даст развитие новому направлению, новому техническому решению, которое будет полезно в масштабах региона, страны.

Алексей Баев:
— Кроме разработки и поставки авионики, в последние годы мы занимаемся и несколько нетрадиционными для нас направлениями. Это системы автоматического управления для наземной боевой техники, для гидроагрегатов ГЭС, системы автоматического управления в области медицины. По этим проектам мы тесно сотрудничаем с департаментом инноваций, используем новые возможности финансирования научных разработок. В том числе и через федеральные целевые программы. В декабре реализовали совместный перспективный проект — запущена малая ГЭС на очистных сооружениях «Ульяновскводоканала». Это наглядный пример того, что УКБП перестраивается в своей работе, ищет новые подходы, новые возможности и ресурсы. У нас довольно много совместных проектов с ульяновскими вузами, заключены генеральные соглашения, по которым ведется работа в очень широких аспектах. Но наука — это не только электроника, радиотехника или механообработка. Сегодня всерьез идет речь, например, о науке эффективного управления предприятием. Некоторые вопросы в этой сфере мы решаем совместно с нашими коллегами из ульяновских вузов.

Александр Емельянов:
— В Ульяновске развернулась серьезная работа по аккумулированию идей, которые есть на каждом предприятии, в каждом вузе, создается единый банк данных. Это очень важно. Но чтобы ульяновская наукоемкая продукция была по-настоящему востребована, нужно проводить широкий маркетинг, лоббирование наших интересов на разных уровнях управления. К сожалению, эта работа ведется не так широко, как хотелось бы. Имея в Ульяновске достаточно уникальные проекты и наукоемкие продукты, мы их не пропагандируем, мы даже не всегда знаем, что есть друг у друга. Я считаю, что правительство области должно здесь выступить как интегрирующий орган. Кроме того, нужно стимулировать инновационную деятельность, давать предприятиям, внедряющим наукоемкую продукцию, какие-то минимальные льготы. Мы все это вернем — через областные налоги, через тех молодых специалистов, которых постоянно берем из вузов, через создание благоприятной социальной обстановки в городе и районе.

Надежда Ярушкина:
— На западе, условно говоря, на «рубль», вложенный в фундаментальную науку, десять рублей вкладывается в инновации (в те малые фирмы, которые создают небольшой образец), сто — в крупное производство. И только после этого идет массовое производство. У нас в университетах, научных организациях сохранились группы и лаборатории, которые на «один рубль» генерируют идею, доводят ее до какого-то состояния. Есть достаточно мощные корпорации, готовые вложить серьезные деньги в массовое производство. А вот создание инновационной системы, состоящей из мелких наукоемких предприятий (которые должны существовать в бизнес-инкубаторах, технопарках), — пока вопрос открытый.
Потребители наукоемкой продукции ждут очень глубокой проработки идеи. А те, кто ее генерирует, могут дать идею в виде полуфабриката — потому что не имеют ни средств, ни возможностей, ни посредника. Вот этот посредник, на мой взгляд, необходим. Он, видимо, и будет определять степень успешности развития наукоемкого сектора в регионе и в целом в России.

Андрей Жуков:
— В УлГУ создана не только необходимая кадровая и материальная база, но и инфраструктурная сеть поэтапного создания инновационного продукта. Во-первых, активно развивается сегмент получения новых знаний, действует прочная сеть сотрудничества с производством как элемент практического приложения новых знаний. Во-вторых, для создания конкурентоспособного наукоемкого продукта действует технопарк. В-третьих, имеется опыт создания высокотехнологичного бизнеса на базе собственного интеллектуального продукта.
В-четвертых, существует ряд разработок, доведенных до опытного образца и многократно испытанных с положительным эффектом. В 2007 году планируется открытие инновационного бизнес-инкубатора для студентов, аспирантов и научных работников. С созданием бизнес-инкубатора формирование инфраструктуры инновационной деятельности УлГУ будет завершено.

Вадим Самойлов:
— Беда в том, что в наших умах и сердцах очень много водоразделов. Физики — лирики, научные сотрудники — технари, инженеры-конструкторы - управленцы и т.д. По-моему, в этом одна из причин тормозящейся коммерциализации науки. Мы не то что не можем или не хотим понять другого — у нас интересы разные. У нас узкая специализация. Наверное, многим хорошо известна теория решения изобретательских задач Альтшуллера. Вот инструмент, который разрабатывался у нас в стране с 1946 года. Многие носители этой инструментальной, работающей теории эмигрировали. Сейчас это приходит к нам из-за рубежа. В том числе и в преображенном виде, в соединении с другими методиками — оценка и управление качеством, стоимостный анализ и т.д. Мое предложение — создать в Ульяновске школу подобных технологий, которая будет учить, как выстроить всю цепочку: от идеи, от изобретения или открытия до внедрения. И здесь, по-моему, должен сработать один из приемов ТРИЗ — или уход в развитие на микроуровень (когда один человек развивает направление), или переход в надсистему. В нашем регионе одной из надсистем может быть именно правительство области.

«ДО»:
— Как может осуществиться реальная коммерциализация науки в Ульяновске?


Алексей Широков:
— 20 лет назад в Ульяновске было создано первое академическое учреждение. В нашем уставе первым пунктом значится проведение фундаментальных исследований, вторым — прикладных. Но чтобы выживать, приходится серьезно заниматься прикладными работами. И для УЦМ, и по заявке Минобороны, и для нефтяников. По сути, мы доводим идею до конструкторской документации и даже сертифицируем изделие. Но разве это задача академической науки? Каждый должен делать свое дело. Не должен человек, занимающийся фундаментальными исследованиями, думать, как довести свою идею до потребителя. Это подтверждается и мировой практикой.

Вячеслав Ильин:
— Мы создали банк интеллектуальной собственности. Все, что защищено патентами и прочими охранно-техническими решениями, ставим на баланс предприятия. В случае появления заинтересованного покупателя составляем лицензионный договор и продаем технологию. Идет коммерциализация научных разработок.
Но здесь возникает еще один вопрос. Передача технологий без технического сопровождения часто приводит к тому, что предприятие, не имея профессионально подготовленных кадров, губит это дело. Поэтому мы вынуждены продавать технологии только с нашим участием. По Ульяновской области работаем примерно с 20 малыми предприятиями, внедряем наши разработки в Комсомольске-на-Амуре, Улан-Удэ, в Китае, во Франции. С 1997 года, когда была введена экспериментально-технологическая база, объем реализации нашей продукции возрос в 20 раз, во столько же раз увеличились налоговые отчисления в местный бюджет. И зарплата в пять раз повысилась.

Михаил Федотов:
— Я считаю, что в нашем регионе научно-производственные кластеры состоялись как таковые. У нашего технопарка нормальные договорные отношения с целым рядом предприятий, и уже началась практическая работа. В технопарке преобладает принцип маркетинга: не продавать то, что сделано, а делать то, что требуется заказчику. Хотя нашим клиентам предлагается и то, что уже разработано, что мы квалифицированно умеем делать. Технопарк УлГУ — это школа инновационного бизнеса, коммерциализация научных разработок и возможностей университета. Очень важно, что в этих процессах задействованы студенты. Университет будет выпускать уже не «чистый лист», а специалиста, знающего проблемы производства и умеющего их решать.

Вячеслав Ильин:
— Для того чтобы использовать научный потенциал Ульяновской области, необходим координатор. Я считаю, что правительство области должно взять на себя функции координации получения заказов — не только внутри нашего региона, но и из других республик и областей. Наше предприятие, например, регулярно подает на конкурс РФФИ шикарные работы. Итогов — никаких. Работы не возвращаются, а идеи уплывают, продаются. Мы это видим, но доказать это невозможно. Поэтому самое главное сейчас — координация внутреннего и стороннего заказа. И для предприятий это будет выгодно, и налоговые отчисления в бюджет только вырастут.

Валерий Мишин:
— В плане генерации знаний Ульяновская область является одним из лидеров Приволжского федерального округа. Но коммерциализация технологий — это вопрос открытый. И здесь надо учитывать следующее. Правительством России принято решение, что стране нужен инновационный путь развития — такой, как во всем мире. В это направление будут вкладываться очень большие деньги. Они уже начинают выделяться в рамках федеральных целевых программ. Но эти деньги пойдут в регионы, которые инновационно подготовлены. Поэтому главная задача Правительства Ульяновской области — создать инновационную систему, которая обеспечивала бы приток денег в регион. Для этого создается инновационная инфраструктура. Создается надстройка. Принят областной закон о государственной поддержке инновационных проектов. Предстоит провести линейку подзаконных актов — поддержка научных предприятий, поддержка и аккредитация инновационных предприятий, предстоит создание индустриальных парков, обязательно нужно обеспечить внутренний заказ, необходимо обеспечить доступность кредитов. Все это резко активизирует и создание проектов, и их коммерциализацию.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: