Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Лес вне политики?

В лесном хозяйстве страны снова назревают перемены

 

В лесном хозяйстве страны снова назревают перемены. Не то чтобы частник оказался абсолютно неэффективным арендатором. Просто государство слишком резко ушло из этой стратегически важной сферы.

Куда торопимся

Когда семь лет назад вступал в силу Лесной кодекс, тревожных голосов было куда больше, чем одобрительных. Сегодня звучат голоса возмущенные. И сроки, которые даны на «формирование серьезной лесной политики государства», снова вызывают тревогу.

На то, чтобы определить стратегию развития отрасли, отведено… шесть месяцев (!). Формально точкой отсчета законодательных изменений стал Госсовет по вопросам повышения эффективности лесного комплекса РФ, который прошел в апреле 2013 года в Бурятии.Констатация факта по окончании Госсовета: Россия остается нетто-экспортером круглого леса и нетто-импортером продуктов его переработки. Лесозаготовка - убыточный бизнес, и за последнее десятилетие не продемонстрировал рентабельности. Объемы нелегально заготавливаемой в стране древесины ежегодно колеблются по оценкам ФАО ООН от 35 млн до 45 млн куб. метров, что близко к трети всех лесозаготовок. И коррупция, коррупция, коррупция.

По итогам заседания президиума Госсовета определили 26 направлений «работы по совершенствованию системы государственного управления лесами». Стратегический документ - «Основы госполитики в области использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов в РФ до 2030 года» президент Владимир Путин поручил утвердить в октябре. А вице-премьер Аркадий Дворкович - согласовать проект до 2 сентября.

Сегодня - в духе современных российских реалий - вопрошают о том, как идет «реализация поручений президента». Формально - идет. Но что можно сделать в столь спешном порядке? Новая версия Основ «лесной» госполитики увидела свет уже в начале августа. Официально - это  документ, «разработанный в связи с неблагоприятной динамикой развития лесного комплекса и необходимостью увеличения его вклада в социально-экономическое развитие страны». По сути же - отписка, заявляют как эксперты, так и сами чиновники.  Деловая пресс констатирует: выданная «на гора» в спешном порядке версия утратила конкретику и не затрагивает основные проблемы отрасли - закредитованность, низкое качество управления и сложности, создаваемые последней версией Лесного кодекса. Минпромторг, Минфин и другие составители Основ не включили в документ количественных показателей и сроков реализации, беспокоятся в регионах России. Куда и зачем торопимся?..

Снова - ломать систему

Один в поле не воин - известная истина. Но и в лесу одиночка проигрывает. Сегодня звучат цифры, которые просто обескураживают.  Июль-2013, Санкт-Петербург,генеральный директор Научно-исследовательского и аналитического центра экономики леса и природопользования Николай Петрунин:  «За последние годы численность работающих в лесном хозяйстве сократилась в четыре раза. И на сегодняшний момент, как на федеральном, так и региональном уровнях нет единого понимания: а сколько же специалистов необходимо для эффективного управления отраслью». Регионы, как в той поговорке, - кто в лес, кто по дрова. На 100 тыс. гектаров эксплуатационных и защитных лесов в Белгородской области приходится 145 человек, в Калужской - 55, Костромской - 17, в Республике Карелия - восемь, Приморском крае - шесть, в Красноярском - два (!).

- На фоне этих цифр разговоры о том, а надо ли увеличивать численность работающих в лесном хозяйстве  кажутся если не сознательным вредительством, то определенно кощунством по отношению к отрасли, - констатирует глава аналитического центра.

И анализы теоретиков, и выводы практиков сходятся: корень всех социально-экономических бед лесной отрасли кроется в ошибках системного характера. За последние сто лет организационная структура управления лесами в России менялась 39 раз. В настоящее время проблемами лесных отношений в той или иной мере занимаются 12 министерств и ведомств. Страна, имеющая самую большую площадь лесного фонда и второе место в мире по запасам древесины, не имеет внятного отраслевого министерства.

Спускаемся по вертикали вниз: в регионах система государственного управления лесами значительно разнится. Статус лесничеств не определен. Региональные власти стремятся сделать их бюджетными учреждениями, которые способны зарабатывать средства на свое содержание «на стороне». Однако в таком случае лесничества юридически не имеют права осуществлять переданные полномочия в области лесных отношений. На сегодняшний день не соответствуют требованиям действующего законодательства порядка 67% лесничеств. Это тоже из официальных отчетов.

Естественным образом возобновляются вырубки березы и осины. Восстановить же хвойные и твердолиственные породы в Ульяновской области можно только искусственным путем

И снова - ломать систему?.. НИИ экономики леса и природопользованиярисует идеальную, на его взгляд, схему государственного управления лесами. На федеральном уровне: Правительство РФ → отраслевое министерство; на региональном: правительство регионов → отраслевые министерства в регионах → лесничества → участковые лесничества. Причем, лесничие должны получить статус государственного гражданского служащего, а само лесничество - статус районного или межрайонного территориального органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области лесных отношений.

Зри в корень

Система бед в лесной отрасли - «многокорневая». Но два самых важных ее корня - хроническое недофинансирование и перекладывание государства своих обязанностей на регионы, утверждают и аналитики, и практики.

Вот еще цифры, которых после Госсовета в Бурятии прозвучало немало: в России на лесное хозяйство тратится ежегодно 30,8 млрд рублей, в США - 4,9 млрд долларов. То есть, в Соединенных Штатах расходы государства на один гектар государственных лесов в 76 раз больше, чем у нас. Есть пример и другой лесной страны - Финляндии. В ней на лесное хозяйство выделяют в 25 раз больше средств, чем в России.

Что же касается российских регионов, то и здесь подход к лесному хозяйствованию не одинаков. Остановимся на отдельно взятой Ульяновской области. 1062,6 тыс. гектаров общей площади ульяновских лесов -  это 26% территории области. Почти 80% лесов отнесены к первой группе, леса второй группы занимают чуть более 20%. Уточним: к первой категории относят леса, основные функции которых - водоохранные, защитные, санитарно-гигиенические и оздоровительные, а также леса особо охраняемых природных территорий; ко второй - леса в регионах с высокой плотностью населения, а также леса в регионах с недостаточными лесными ресурсами, для сохранения которых требуется ограничение режима лесопользования. Категория третья (леса многолесных регионов, имеющие преимущественно эксплуатационное значение) - это уже не про Ульяновскую область.

Наши почвенно-климатические условия таковы, что восстановление ценной древесины на вырубаемых площадях возможно только искусственным путем. Естественным образом возобновляются вырубки березы и осины, восстановить же хвойные и твердолиственные породы на местах их вырубки может только человек. Исходя из того, что нам «отпущено природой», и должна строиться работа с лесом и в лесу.

В 2010  году в регионе принята целевая программа «Восстановление лесного фонда на территории Ульяновской области в 2011-2013 годах». Насколько эффективно она выполнялась, станет ясно уже скоро. Но подводить итоги придется уже не тем, кто разрабатывал программу. Реформирование оргструктуры не могло не коснуться и Ульяновской области. Слово «лес» доминировало в названии профильного министерства до 2009 года. Сегодня отрасль находится в ведении регионального Министерства лесного хозяйства, природопользования и экологии. Но уже с сентября ульяновский лес отдают в новые руки: Минлесхоз объединяют с Минсельхозом.

Насколько чуткими и профессиональными окажутся эти руки, можно будет понять как минимум через год. Пока же к публичности не готовы ни те, кто сдает дела, ни те, кто дела принимает. Готовя эту публикацию, «ДО» не смогло получить ответа ни на один из 12 вопросов,отправленных нами в профильное министерство.

Как бы то ни было,  в Ульяновской области сегодня функционируют 19 лесничеств и 30 отраслевых предприятий - общества с ограниченной ответственностью, некоммерческие партнерства, ОГУПы. Чиновники ждут очередных пертурбаций. А те, кому поручено вести лесное хозяйство, - хозяйствуют. Как умеют.

Мария Мишина

фото - 2krota.ru

ТОЛЬКО ЦИФРЫ

39 раз менялась организационная структура управления лесами России за последние сто лет

12 министерств и ведомств занимаются  проблемами лесных отношений сегодня

В раза сократилась численность работающих в лесном хозяйстве страны за годы действия Лесного кодекса 

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: