Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Много неба и мало земли

Малая авиация Ульяновской области - миф, основанный на реальных событиях.

Малая авиация Ульяновской области - миф, основанный на реальных событиях.

Когда мы задумывали тему номера и мне предстояло узнать, как обстоят в регионе дела с малой авиацией, я, признаться, обрадовалась. Перед моим взором открывались картины бескрайних небесных просторов. 

Я видела отважных людей в маленьких, почти игрушечных самолетиках, бесстрашных парашютистов, выпрыгивающих в бездну открытого неба. Реальность оказалась не так небесно прекрасна, но это, скорее, от изменчивой погоды, когда всякие полеты и прыжки запрещены из-за коварности весенних ветров.

За официальными данными о состоянии малой авиации в Ульяновской области я обратилась в региональное правительство, а ответы на свои вопросы решила проверить опытным путем.

Аэродромы

Официально:«По данным на 01.03.2011 г на территории Ульяновской области зарегистрировано 4 аэродрома. Из них аэропорт международного класса «Ульяновск-Восточный», аэропорт «Ульяновск Центральный», аэродром «Белый Ключ», аэродром «Красный Гуляй». Ранее в Ульяновской области насчитывалось 54 аэродрома (площадка), в основном для применения авиации в народном хозяйстве. Кроме того, на территории Ульяновской области зарегистрировано всего 51 воздушное судно, из которых 44 являются легкими воздушными судами, максимальный взлетный вес которых составляет менее 5700 кг».

Реально: пересчитывать наши аэродромы и зарегистрированные воздушные суда, а тем более взвешивать, дабы перепроверить максимальный взлетный вес, я, конечно, не стала. Я просто отправилась к ульяновским авиаторам, которые не мыслят своей жизни без неба, сами собирают самолеты и дельталеты, проводят на взлетных полях и в небе большую часть своей жизни. Уж они-то, как никто другой, должны быть в курсе количества и качества ульяновских аэродромов и используемой техники.

- По сути, для нужд малой авиации у нас сейчас существует только один аэродром  – в Белом ключе. С 1932 года он исторически считается площадкой ДОСААФ, и хотя в 90-х его хотели отдать под застройку из-за удобного расположения в пригородной зоне, все же эта земля перешла в муниципальную собственность. Эти 255 гектаров земли сейчас используются для осуществления полетов, – рассказал «ДО» член совета Федерации авиационного спорта Владимир Ефимов. –  Тем не менее,  для коммерческого использования аэродрома, а это и проведение сельхозработ, и спорт, и отдых для всех желающих приобщиться и полетать, авиаклуб должен взять эту землю в аренду у государства. Но при нынешнем развитии нашей малой авиации эти 30 млн. рублей в год аэроклуб не потянет.  Просто потому, что при отсутствии рынка и развитой инфраструктуры таких денег не заработаешь ни на каких самолетах и полетах.

- А как же площадка, на которой ежегодно проводятся авиасалоны и авиапраздники в Новом городе?

-  Имея в Ульяновске единственный аэроклуб РОСТО-ДОСААФ, мы бьемся,  чтобы получить площадки для аэродромов, уже пять лет. Ни губернатор, ни правительство пока не сделали ничего, кроме как прописали все это в программе. Земля, на которой мы проводим авиасалоны и авиапраздник, продана. В частном порядке удалось договориться с владельцами, чтобы мы временно могли ею пользоваться. Когда у реальных хозяев дойдут руки до ее функционального использования, мы останемся без единственного удобного аэродрома, куда более-менее подведены городские коммуникации.

- Как же тогда в авиацию приходят новые люди? Я не верю, что нет мальчишек, да и взрослых, которые хотят посмотреть, полетать, прыгнуть с парашютом.

- Ну, уж точно не приезжают на аэродром. «Свежей крови» вообще мало. Сейчас летают мужики, которым по 40-50 лет, и преемников у них практически нет. Им некому передавать свои знания, накопленные за целую жизнь полетов. Для молодежи нужно создавать условия. Ведь есть полностью отвязные ребята! Они настолько хотят летать, что прыгают с парашютами с 60-метровых вышек, сами конструируют дельтапланы.  И таких нужно организовывать и подтягивать в аэроклубы. Они-то и будут дальше развивать спортивную и легкомоторную авиацию. Ведь небо – это положительные эмоции, это адреналин и эндорфин. Но без поддержки правительства энтузиастам не справиться. Нужна государственная или хотя бы областная программа поддержки малой авиации.

Поддержка правительства

Официально:«В 2008 году была принята «Концепция развития авиации общего назначения (малой авиации) в Ульяновской области на 2009-2013 годы». Поддерживая инициативу энтузиастов, а это профессиональные летчики, специалисты авиационного дела, да и просто любители, губернатором области С.И. Морозовым к разработке программных документов по развитию региональной авиации общего назначения был привлечен ряд министерств ульяновского правительства».

Реально:эта программа является действующей и на сегодня. Многие ее положения в дальнейшем вошли в областную целевую программу «Ульяновск – авиационная столица». Она практически дословно повторяет аналогичную, принятую в Самарской области в 2007 году.  Вот только в отличие от самарской, почти не продвинулась в практическом исполнении.

Малая авиация, или авиация общего назначения,  –  это и мониторинг территорий, нефтепроводов, газопроводов, и доставка пассажиров и грузов во все районы области, и  санавиация, и борьба с чрезвычайными ситуациями в лесных массивах и на водоемах. Сюда же относится и столь необходимая в районах сельхозавиация. Сейчас, безумно востребованная хозяйственниками, она находится на полузаконном основании. Фермеры нанимают летчиков на договорной основе, как говорится, «под урожай». Свою оплату те получают только после продажи урожая, то есть на следующий год.

– Массового развития в Ульяновской области АОН (авиация общего назначения) не имеет. Думаю, это прежде всего связано с отсутствием базового аэродрома, высокой стоимостью воздушных судов (ВС), их ежегодной сертификации и эксплуатации,  – рассказал «ДО» исполнительный директор по организации летной работы ООО «Авиаспорт» Александр Долгаймер. – Хотя одним из позитивных шагов администрации области для развития малой авиации явилось принятие решения об отмене транспортного налога на ВС АОН. Губернатор на совещании 26 марта 2011 года поставил вопрос: «Что администрации нужно сделать для того, чтобы привлечь в Ульяновскую область производство легких ВС, подтолкнуть развитие АОН?». Авиаторы ушли думать.

Производственные «площади»

Официально: «В настоящее время в Самаре выпускается не более 4 самолетов малой авиации в год, против 11-14 самолетов ежегодно в прошлом. Такой резкий спад произошел, по мнению участников рынка, из-за отмены в кризисный период ведомственной целевой программы, которая была направлена на развитие отрасли малой авиации».

Реально: заметьте, «в Самаре выпускается…». Про производство самолетов малой авиации в Ульяновской области не сказано ничего. Тем не менее, в рамках V Всероссийского форума «Малое и среднее предпринимательство. Государственная поддержка сектора. Финансирование. Контроль, административные барьеры» победителем в номинации «За лучший инновационный проект» стала ульяновская компания «Дизель» – за проект «Разработка и производство многоцелевых самолетов легкого класса».

 - До этого года основное производство у нас было развернуто в Самаре, соответственно, и все самолеты делались там. Сейчас уже процентов 50 всего нам удалось перенести в Ульяновск, и через два месяца мы выпустим первый полностью ульяновский самолет марки М-12, – рассказал «ДО» учредитель и директор ООО «Дизель»  Евгений Шагаров. – Пока планируется выпускать десять самолетов М-12 и М-16 в год, но уже через год мы сможем поднять это число до 20-ти. На производстве у нас сейчас трудится 16 авиастроителей. В основном все наши самолеты отправляются за границу в частные руки. Один самолет в Америке, два в Казахстане, несколько в Украине и только один – в Татарстане.  Для развития малой авиации в России и, в частности, в Ульяновской области, у нас слишком несовершенное законодательство. Конкретные предложения по усовершенствованию законодательства и проекты законов мы собираемся представить губернатору Ульяновской области в конце апреля. Я очень надеюсь, что это послужит каким-то толчком и побудит власть к действию.

Тем временем, я отправилась к тем самым «энтузиастам, профессиональным летчикам, специалистам авиационного дела», о которых говорилось в ответе в редакцию. 

Заволжский район Ульяновска, Новый город. Гаражно-строительные кооперативы на грязных окраинах. Здесь в самых дешевых гаражах практически на коленке собираются и ремонтируются самолеты, планеры и дельталеты, как сейчас официально называют мотодельтапланы.  Авиамеханики, закончившие когда-то знаменитую кузницу авиакадров – Харьковский авиационный институт, работают на голом энтузиазме. Конструирование летательных аппаратов для них уже давно не профессия, а скорее хобби.

Иван Ивахненко: Строить самолеты всегда было моей мечтой. Я занимаюсь этим с 80-го года. Раньше работал на «Авиастаре», потом в авиаклубе. Когда тот в 2000 году прекратил свое существование, все производство переместилось в эти вот гаражи. Когда очередной самолет готов, а я собрал их за свою жизнь уже семь штук и скоро будет восьмой, приезжает комиссия, сертифицирует его, и самолет продается. Чаще всего – в другой регион. Пока были аэроклуб и аэродром, мы делали самолеты для себя, тогда было проще летать. Приехал, поставил, сели, полетели. А когда прекратилось финансирование со стороны правительства, прекратилось и существование клуба. Но людям же надо на что-то жить. Эмоции мы питаем небом, а семью небом не накормишь. Был бы сейчас аэродром, было бы проще, но пока нам его только пообещали.

Николай Уваров: Я собираю мотодельтапланы с 1989 года, а в авиации, можно сказать, с рождения. Первый свой самолет начал строить в шестом классе. За свою жизнь сделал уже десять аппаратов. В этом гараже я работаю один. От начала до конца собираю дельталет, на эту работу уходит около полутора лет. Работаю в основном по частным заказам из других регионов. Но не сказал бы, что процветаю.  Я – механик,  во мне нет коммерческой жилки, мне нужен толковый менеджер, который бы занимался только продажей моих аппаратов. Сам иногда летаю, но где придется. Нет площадки для взлета, никто не хочет давать нам землю.

Анатолий Топор: Занимаюсь в этом гараже ремонтом и обслуживанием самолетов. Можно сказать, что у меня тут ремонтная мастерская. Переделываю планеры в самолеты. На один у меня с помощником уходит около полутора лет. Это ведь работа штучная. Все делается по чуть-чуть: день – оснастка, еще день – деталька, на  третий поставил ее, четвертый – опробовал. Потом самолеты сертифицируются, регистрируются в госреестре. Испытываем технику обычно на аэродроме в Белом ключе, там, рядом с самолетами, я и провожу все лето. Больше всего меня сейчас волнует уже даже не поддержка со стороны властей, не развитие авиации в целом, а то, что все летчики у нас – это уже пенсионеры. Мне некому передать опыт, который я копил годами.

Андрей Бакушев: Страшно вспомнить, сколько лет я уже занимаюсь авиаконструированием. В первый раз поднялся в небо на планере еще в 1978 году, когда учился в ХАИ. А через пару лет начал заниматься дельтапланами. Свой первый я построил в 1987-м. С тех пор занимался только ими, а когда распался аэроклуб, мне волей-неволей пришлось переключиться с авиационной тематики на строительную. Вот и живу теперь практически в этих катакомбах. 

Учимся летать

Официально:«1 ноября 2010 года вступили в силу новые правила использования воздушного пространства, которые также призваны способствовать развитию малой авиации. Они закрепили три класса воздушного пространства и ввели уведомительный порядок его использования. В небе над Ульяновском и его окрестностями установлены зоны С и G. Так, например, в Правобережье зона С, и только в районе аэродрома «Белый Ключ» зона G. В Левобережье ограничения (зона С) установлены в районе аэропорта «Ульяновск – Восточный» и территории НИИАР».

Реально: как пояснили любопытной мне летчики, эти правила оказались палкой о двух концах.

- Как только они начали действовать, летные удостоверения автоматически аннулировались у всех. Пришлось заново аттестовываться, сдавать экзамены, налетывать часы и получать новые документы, – говорит авиаинженер-механик Андрей Бакушев. – Все бы ничего, но сделать это в Ульяновске практически невозможно. Несмотря на действующее училище гражданской авиации, которое не подпускает нас к себе на пушечный выстрел, им и со своими выпускниками проблем хватает. Поэтому приходится вызывать аккредитационную комиссию и специалистов  Объединенной федерации сверхлегкой авиации, а также представителя РосАвиа, которые, так  сказать, принимают у нас экзамены. Но это в любом случае десятки поездок в Самару и Москву.

Вообще, с обучением полетам, как на легких самолетах, так и на мотодельтапланах, в Ульяновске огромные проблемы. Высшая квалификационная комиссия дала на вопрос летчиков об обучении неоднозначный ответ: у вас нет соответствующей квалификации, такое обучение будет незаконным.

Вместе с тем, бывалые мотодельтапланеристы благодаря знаменитой русской смекалке смогли выкрутиться.

- Я не могу официально учить, выдавать диплом и, тем более, кого-то аттестовывать. Зато я могу передать свой опыт в частном порядке.  А сертифицирует человека потом уже квалификационная комиссия, – делятся дельтапланеристы.

- Есть пилоты-инструкторы, работающие в частном образовательном учреждении дополнительного образования взрослых, Казанском авиационном учебном центре «Авиатор»,  которые могут подготовить пилота-любителя по летной программе объемом 42 часа, с выдачей свидетельства частного пилота  ГА в Татарском Межрегиональном Территориальном управлении гражданской авиации в Казани, – прокомментировал ситуацию  Александр Долгаймер.                 

Катерина Крылова

11184
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: