Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

На новом витке

На вопросы «ДО» отвечает генеральный директор ООО «Газпром межрегионгаз Ульяновск» и ООО «Газпром газораспределение Ульяновск» Владимир Камеко

Владимир Николаевич Камеко родился в 1966 году в Брянске. Окончил Омское высшее танковое училище (специальность «инженер-механик»). До 1996 года проходил службу в рядах Вооруженных сил России, майор запаса. С 1997-го работает в структуре ОАО «Газпром». Прошел путь от главного специалиста до заместителя начальника управления по работе с регионами. С марта 2007 года - генеральный директор ООО «Ульяновскрегионгаз» и ООО «Ульяновскоблгаз». В 2011 году избран в Законодательное Собрание Ульяновской области, вошел в комитет по промышленноcти, строительству, транспорту, связи, жилищно-коммунальному хозяйству и топливно-энергетическому комплексу.  Женат, имеет двоих детей и внука.

- Владимир Николаевич, вы приехали работать в Ульяновскую область шесть лет назад. Какую задачу тогда поставило перед вами руководство Газпрома? Как считаете, вы справились с ней?

- Задача стояла стратегическая: выравнивание платежей, налаживание более конструктивных отношений с руководством области, с крупными потребителями газа и  консолидация крупных газовых активов, потому что значительная часть сетей, по которым транспортировался газ,  была фактически бесхозной. Эти задачи тогда стояли перед всеми регионами, потому что начиналась работа над большой программой, которую назвали пятым нацпроектом - газификация регионов России.  Я считаю, что с поставленными задачами мы справились. С 2006 года в строительство межпоселковых газопроводов Ульяновской области Газпром инвестировал более 4 млрд рублей. Введено в эксплуатацию  20 объектов протяженностью более 600 км.

- Как выглядит Ульяновская область в плане газификации на фоне других регионов России? Нам есть куда развиваться?

- Общий уровень газификации в регионе на сегодняшний день - 62%, а начинали с 38-ми. Мы пока отстаем от соседей, но и старт у нас был разный. В 2006 году в  Ульяновской области было газифицировано два районных центра, а сейчас газ есть в каждом райцентре. В Барышском, Инзенском, Карсунском,  Мелекесском, Инзенском районах, в Инзе, Сенгилее практически все теплоисточники уже переведены на газ.

- С точки зрения бизнеса, это интересный проект?

- Бизнес всегда ставит задачу получения прибыли, но газификация российских регионов - это, прежде всего, социальный проект. Вернуть деньги, вложенные в газификацию деревни - утопия. И все-таки это правильное направление в инвестировании: каждое мероприятие по торжественному пуску газа в селах подтверждает, что  жизнь населения реально улучшается и приближается по качеству к городской.  Люди не просто избавляются от заготовки дров, а получают горячую воду, ванные, душевые.

- А население всегда с энтузиазмом встречает газовиков?

- С населением непросто работать, потому что людям по 10-15 лет обещали, что газ вот-вот будет, и обманывали ожидания. А они покупали недешевое газовое оборудование,  которое со временем устаревает. Но наше преимущество в том, что  мы приходим с газом, а потом уже убеждаем людей. Я не хочу оценивать вклад прежних руководителей Ульяновской области в ее газификацию, но то, что сделано губернатором Морозовым, - это огромный результат. Темпы газификации за этот короткий период никак не сравнятся с темпами, которые были при Советском Союзе.

- Будет ли Ульяновская область когда-нибудь газифицирована на 100%?

- Стопроцентная газификация - нереальный показатель. Чтобы протянуть газ к деревне, нужны десятки миллионов рублей. А сколько у нас деревень, где осталось три живых двора? Газификация нужна селам, где есть основа для развития. Ну и, кроме того, даже если мы сегодня газифицируем регион на 100%, завтра будут построены новые объекты.  И так бесконечно.

- У Ульяновской области много амбициозных планов. А газовая отрасль региона за ними успевает?

- Наше развитие напрямую связано с  развитием промышленности области.  Чем больше регион будет потреблять газа, тем лучше будет наша экономика, тем больше рабочих мест мы создадим. Сейчас мы находимся на новом витке развития, и перед нами стоят новые задачи.  В Ульяновскую область пришел второй газопровод-отвод - большая магистральная труба.  И наша первоочередная задача на сегодняшний день - максимально ускорить процесс отбора газа из нее. Две газораспределительные станции, в Тереньге и Ясашной  Ташле, уже  построены, пущены в эксплуатацию. Сегодня область потребляет 3 млрд кубометров газа в год. Новый газопровод-отвод позволяет потреблять еще 6 млрд кубических метров газа дополнительно.

- В декабре 2011 вы стали депутатом Законодательного Собрания Ульяновской области. Почему вы приняли решение избираться в ЗС?

- Депутатов-газовиков воспринимают, прежде всего, как представителей Газпрома. И это нормально, потому что мы решаем общие задачи, нацеленные на развитие области. Ведь газификация региона предполагает партнерские отношения. И Газпрому небезразлично, какие законодательные решения принимаются в области.  

- А обращения избирателей к вам часто связаны с вашей профессиональной деятельностью?

- Довольно часто, и  я рад, что у меня есть возможность использовать свои депутатские полномочия не только для формирования эффективной региональной политики в деле газификации, но и помогать конкретным людям. Основные поводы для обращений избирателей всегда связаны с социальной проблематикой. Это улучшение жилищных условий, трудоустройство, правомерность действий управляющих компаний, тарифы на жилищные и коммунальные услуги...

- Тема ЖКХ для России одна из самых острых. Многие корень проблем видят в том, что у нас безудержно и необоснованно растут цены на энергоресурсы. А что по этому поводу думаете вы, как профессионал, работающий в газовой отрасли?

- Газовая составляющая в росте тарифа для  населения - 2-3%. В большей степени нагрузка ложится на промышленные предприятия. Но это стимулирует их к более эффективному использованию энергоресурсов. Есть много примеров, когда предприятия серьезно занимаются модернизацией с целью экономии - ставят генерации, лучистое отопление, используют современные модели котлов и оборудования - и получают хороший результат.

А что касается конкретно ЖКХ, то проблем много.  Например, в Ульяновской области  цена на гигакалорию одна из самых высоких в ПФО. Сети изношены, у ряда теплоисточников очень низкий КПД. Сегодня необходима глобальная модернизация теплового комплекса. Причем  эти программы должны быть абсолютно прозрачными. Не исключаю, что после проведения модернизации, тариф на тепловую энергию в Ульяновске может снизиться.

- Ваши потребители с вами аккуратно рассчитываются? Нет проблем?

- В целом нет. У нас деловые партнерские отношения на договорной основе. Есть проблемы с  предприятиями, которые частично оказывают услуги по отоплению и горячему водоснабжению близлежащих микрорайонов. Но тут, по крайней мере, понятна проблематика. А вот с предприятиями жилищно-коммунального комплекса, которые находятся в районах, складывается ситуация, мягко говоря, нездоровая. Мы их кредитуем своим товаром, и срок этого кредита  достигает года. Причем услугу, которую коммунальщики предоставляют населению с использованием газа, население оплачивает на 95-97%.

- Можно исправить эту ситуацию?

- Плохо, что отсутствует действенный контроль со стороны муниципальных органов власти за цепочкой расчетов. В результате  управляющие компании своих обязательств по передаче денег от населения поставщику ресурсов не выполняют, а деньги, нарушая все правила и законы, расходуют по своему усмотрению. Фактически - это нецелевое использование средств. А выход в том, чтобы исключить управляющие компании из цепочки прохождения платежей от населения к поставщикам энерго- и теплоресурсов. Поставщик энергоресурса должен получать деньги населения напрямую.

Ведь какая сегодня складывается ситуация: человек платит за ЖКХ, а оно рушится и рушится. Ему говорят, что надо платить больше, но  все  продолжает рушиться. Беда в том, что у нас система живет за счет человека, а надо, чтобы было наоборот. В Германии люди в очереди стоят,  чтобы заплатить деньги за утепление своих домов, готовы платить сегодня больше, чтобы экономить потом. Немцы  вкладывают  деньги и знают, что они делают это для себя, а не для системы.

- Законы по ЖКХ пишут и переписывают бесконечно. Как вы думаете, почему российские законы такие несовершенные? Об этом сейчас говорят открыто на всех уровнях.

- Часто дело совсем не в законе, а в его реализации. Например, в основе постановления №354, вокруг которого было столько шума, - правильная  идея: надо считать ресурсы, которые мы потребляем. Но исполнителями она была доведена до абсурда. Как можно выставлять плату за общедомовые нужды, в частности, за отопление подъезда, если в этом подъезде даже проектом не предусмотрена система отопления?  А таких примеров было много.

- Сложно руководить двумя предприятиями да еще работать в областном парламенте? Что бы вы посоветовали людям, которые жалуются на недостаток времени?

- Я не сторонник того, чтобы до одиннадцати часов вечера сидеть на работе.  Когда ночь за окном, а в рабочем кабинете горит свет, это значит, что день был спланирован неправильно. Надо успевать работать в рабочее время.

Мне в этом помогают очень профессиональные коллективы, как в региональной компании, так и в Облгазе.  Это два предприятия, но  мы делаем одно дело, и хозяйство у нас тоже одно,  просто сбыт и транспорт разделены между собой. У меня нет необходимости, приезжая из региональной компании в Облгаз, перестраивать мозги. Я просто продолжаю работать.

А работа в Законодательном Собрании - это, конечно, серьезная дополнительная нагрузка. Но она органично вошла в мою жизнь, потому что близка мне по складу моего характера. Я в школе был активнейшим пионером, комсомольцем. В училище возглавлял комсомольскую организацию факультета. Был секретарем партийной организации курса. Мне это нравится. Я испытываю удовлетворение от принятия конструктивных законодательных решений, а если они дают очевидные положительные плоды, то это вообще здорово.

-  Понятно, что у Газпрома есть корпоративные стандарты управления. Но ведь у вас как у руководителя с большим опытом наверняка есть свой стиль работы...

- Я всегда был противником того, чтобы подчиненные боялись начальника. Это тормозит развитие предприятия. Подчиненным нужно давать право на принятие самостоятельного решения. Работа в команде, когда возникшая проблема обсуждается в демократичной обстановке, дает более высокий эффект, чем авторитарное решение. Главный принцип: нужно, чтобы работники добросовестно исполняли свои обязанности и не боялись отстаивать свои права. Я знаю точно, что если перед нашей командой будет стоять задача, мы ее выполним.

- Каким было ваше первое впечатление от Ульяновска? Изменилось ли оно?

- Когда я только приехал в Ульяновск, у меня было впечатление, что я оторвался от мира. Но оно прошло довольно скоро - через пару месяцев. Что изменилось? Я стал любить этот город. Ему присуща эмоциональная размеренность. Здесь тихо, спокойно. Но это не мешает оперативно решать все вопросы. Когда уезжаю в командировку в мегаполисы,  устаю от шума.  И мне нравится возвращаться сюда. Нравится климат, природа, люди. Что уж говорить про Волгу...

- А как вы отдыхаете?

- Люблю активный отдых. Лежать на пляже - это не по мне. А вот в командных играх, в движении, в походах я по-настоящему отдыхаю.

- Чего вам больше всего хочется как руководителю, как депутату и просто как человеку?

- Хочется честных и открытых отношений. Чтобы мои коллеги, друзья, родные никогда не подвергались выпадам  из-за угла. Не выношу подковерных интриг, потому что они бессмысленны и отнимают массу дорогого  времени.  Хочу, чтобы в жизни каждого были  уверенность в завтрашнем дне, стабильность  и спокойствие. И еще очень немаловажно устранить  из жизни злость. Если большинство людей будут  нацелены на то, чтобы все было хорошо -  на работе, в семье, - то так оно и будет.

Татьяна Захарычева

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: