Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

На пороге революции. Экологической

Стране обещают экологическую революцию. Обещают «верхи» – федеральная власть. А власти региональной остается только брать под козырек: ее деятельность теперь будут оценивать исходя из экологических проблем «на местах».

ПЛАНЫ И ПЛАНКИ

Экологические проблемы Ульяновска изложены в Генеральном плане города, принятом в 2007 году и рассчитанном на период до 2025 года. Более авторитетного и исчерпывающего документа, содержащего не только оценку окружающей среды Ульяновска (в цифрах, графиках, диаграммах), но и задачи ее сохранения, на сегодняшний день в городе нет. Перечень природоохранных задач в нем занимает порядка 20 страниц.
В том же 2007-м была одобрена Экологическая доктрина Ульяновской области – совместный труд ведущих экологов, объединившихся в профессиональный совет при губернаторе.

Согласно плану реализации доктрины (которая в фундаментальных задачах перекликается с задачами, поставленными в Генплане города) мы должны уже вступить в ее «исполнительный» этап, на котором «ожидается получение первых результатов, а также улучшение состояния окружающей среды». Следующий этап – «Итоговый» в документе обозначен 2017 годом, к этому времени основные проблемы в сфере природоохранной деятельности должны быть решены. Сложность поставленной задачи компенсирует одно принципиальное обстоятельство – об Экологической доктрине региона уже практически не вспоминают.

- Чтобы реально решать задачи, изложенные в Генеральном плане, финансирование муниципальной программы по охране окружающей среды должно составить полмиллиарда рублей, минимум – сто миллионов, половина из которых уйдет только на проектную документацию, – говорит экс-председатель Комитета по охране окружающей среды мэрии Ульяновска Андрей Салтыков. – С самого первого дня утверждения нового Генерального плана Ульяновска нужно было принимать план его реализации. Формально он был принят, но про экологию в нем – ни слова. Когда мы обращались по этому поводу к мэру, в Гордуму, ответ был один: сейчас не до этого – кризис.

Сразу после принятия Генплана, в 2008 году, в Ульяновске действовали две экологические целевые программы – «Чистый город» (установка новых контейнерных площадок для мусора, борьба с несанкционированными свалками) и «Зеленый город» (приведение в порядок парков, особо охраняемых природных территорий, благоустройство водоохранных зон) с финансированием в 20 млн. рублей. В этом же году на страницах городских СМИ разгорелся скандал: запланированные на 2009 год «экологические» 30 млн. рублей финуправление мэрии срезало до пяти.

- В городе принята муниципальная целевая программа «Охрана окружающей среды Ульяновска на 2011-2013 годы», – говорит депутат Городской Думы Евгений Калмыков. – На ее реализацию предусмотрено 227 млн. рублей. Из них – на мероприятия в 2011 году – 12,9 млн. рублей.

На эти средства в Ульяновске планируется ликвидировать 100% несанкционированных свалок, модернизировать 100% существующих мест сбора отходов с территории жилищного фонда, довести до нормативных показателей качество объектов городского зеленого фонда с 50% до 70% от общей площади зеленых насаждений. Вот такие планы на ближайшие три года.

КАРТА КОЗЫРНАЯ – ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ

А тем временем подтверждаются наблюдения специалистов, что «экологическая карта» разыгрывается в предвыборную пору. Страна взяла курс на «экологическую революцию»: в 2011 году будет кардинально изменено природоохранное законодательство, плюс уже принято решение оценивать успехи и неудачи органов власти в зависимости от того, насколько эффективно они на местах решают задачи охраны окружающей среды. Эта идея нашла отражение в Послании президента России Федеральному Собранию от 30 ноября прошлого года.

Эколого-экономическое рейтинговое агентство «Интерфакс» (Интерфакс-ЭРА) уже разработало методологию сравнения регионов России по экологическим условиям. В частности, будет учитываться размер бюджетного финансирования природоохранной деятельности.

Рейтинг создается в рамках проекта партии власти «Экология России». Его координатор в Ульяновской области, депутат Законодательного Собрания Сергей Глебов говорит, что информация об экологической ситуации в регионе будет поступать не только из отчетов чиновников, но и от общественных организаций. Механизм участия в этом проекте всех неравнодушных к природоохранной теме разрабатывается.

Что касается финансового подкрепления, которое позволило бы региону достойно выглядеть в общероссийском рейтинге, то координатор проекта заверил:
- Уже принято решение, что в 2011 году финансирование областной программы «Охрана окружающей среды Ульяновской области на 2007-2013 годы» будет практически полностью восстановлено. В прошлом году в силу объективных экономических причин финансовое обеспечение получили только самые важные мероприятия программы.

Исполняющая обязанности министра лесного хозяйства, природопользования и экологии Ульяновской области Наталья Аюкаева эту информацию подкрепляет конкретными цифрами:
- В 2011 году областным бюджетом обеспечено финансирование мероприятий в рамках областной целевой программы «Охрана окружающей среды Ульяновской области на 2007-2013 годы» на сумму 59,2 млн. рублей, это в 2,5 раза больше, чем в 2010 году (23,12 млн. рублей).

ОРЕЛ-МОГИЛЬНИК И 60 МИЛЛИОНОВ

- Что нужно сделать, чтобы на территории Ульяновской области было комфортно жить? – свою январскую встречу с экологами губернатор Морозов начал прямо с этого вопроса, подчеркнув, что сожалеет: контакт власти с экологической общественностью, налаженный в 2005-2006 годах, ныне утрачен. Глава региона сказал, что на сегодняшний день видит две серьезные экологические проблемы – обмеление бассейна Волги после засушливого лета и утилизация просроченных агрохимикатов. Экологи (по большей части представители общественных и образовательных организаций) расширили круг проблем – лесные пожары, восстановление родников, экологическое образование, сохранение популяции орла-могильника на территории Ульяновской области.

Симбирское отделение Союза охраны птиц России предложило сделать пернатого хищника природным символом региона, поскольку именно у нас располагается центр поволжской популяции орла-могильника. И именно у нас ее численность – одна из наиболее высоких в европейской части России.
Губернатор сказал, что надо подумать, как это можно сделать. И результат в принципе уже известен: орел-могильник признан символом Ульяновской области, правда, в этом качестве его целомудренно назвали солнечным орлом, не погрешив, впрочем, против истины: орел-могильник, он же – солнечный орел (перевод латинского названия Aquila heliaca), он же императорский орел…
В конце февраля в Краеведческом музее были подведены итоги конкурса на изображение живого символа региона. В новостных репортажах с этого мероприятия сообщали, что утвержденный природный образ области – птица, летящая на фоне солнца, – символизирует устремленность вперед. Словом, орел пришелся кстати – его вписали в общую концепцию региона: к взлету...

Январская встреча губернатора с экологами дала еще один, вполне практический результат. По ее итогам был подготовлен проект закона, предполагающий внесение в областную целевую программу по охране окружающей среды шесть новых мероприятий, подкрепленных дополнительным финансированием.
Порядка 60 млн. рублей должны выделить на охрану водных объектов, мониторинг окружающей среды, защиту лесов, противооползневые работы, экологическое образование и на завершение утилизации агрохимикатов (сегодня на складах ООО «Приор» в герметичной таре хранится 75 тонн ядохимикатов второго и третьего класса опасности, готовых к отправке на полигон в Ленинградской области).

ПЕРВЫЕ В РОССИИ – ПО ОНКОЗАБОЛЕВАНИЯМ

В 2007 году в Ульяновске вышел в свет «Атлас здоровья населения Ульяновской области и среды обитания» с анализом статистических данных по заболеваемости в регионе за 12 лет на фоне экологических и социальных факторов.

- Исследование показало рост по всем нозологиям, – говорит доцент кафедры биологии и биоэкологии УлГУ Светлана Ермолаева (ее научная работа «Влияние факторов окружающей среды на здоровье населения Ульяновской области» легла в основу Атласа). – Более урбанизированные территории – Ульяновск, Димитровград, Ульяновский район, Сенгилей – загрязнены в большей степени, и заболеваемость там выше. Ухудшились показатели здоровья населения в Вешкаймском, Карсунском, Инзенском, Кузоватовском, Павловском, Сенгилеевском, Чердаклинском районах. Если общие показатели заболеваемости в Ульяновской области вписываются в российские нормы – за десять лет рост на 4%, то по врожденным аномалиям, по заболеваемости системы кровообращения и мочеполовой системы за этот период они выросли в полтора раза. По злокачественным новообразованиям – вдвое.

По информации регионального минздрава, за десять лет смертность от онкозаболеваний в Ульяновской области выросла на 9%, в то время как по России – снизилась на 0,5%. Показатель общей заболеваемости злокачественными новообразованиями в регионе в 2009 году превысил общероссийский более чем в два раза.

- По онкозаболеваемости лидируют Майнский (взрослое население) и Тереньгульский (подростковое население) районы, – говорит Светлана Ермолаева. – Выше среднеобластных – показатели в Базарносызганском, Цильнинском и Николаевском районах. – Пока нельзя сказать, что этот рост спровоцировал конкретный фактор, но там, где совпадают плохая экологическая обстановка и низкое качество жизни, заболеваемость выше – это совершенно точно.

Атлас издавался на средства экологического фонда и был рассчитан на врачей, экологов и представителей власти.
- Насколько мне известно, его распространяли в муниципальных образованиях, чтобы, оценив экологическую, социально-экономическую ситуацию и состояние здоровья населения, власть на конкретных территориях могла разрабатывать мероприятия для минимизации влияния вредных факторов. Мы ожидали отклика на свою работу, но обратной связи нет, – отмечает Светлана Ермолаева.

Здоровье населения на 20% определяют экологические факторы, констатирует Всемирная организация здравоохранения. Российские специалисты, в свою очередь, утверждают, что распределение потенциальной жизнеспособности населения России в значительной степени совпадает с распределением качества экологических условий жизни. Поэтому методология «Интерфакс-ЭРА», которая легла в основу сравнения регионов по экологическим показателям, опирается на динамику смертности населения от естественных причин. В Ульяновской области в традиционном рейтинге причин смертности (первое место – сердечно-сосудистые заболевания, второе – новообразования, третье – травмы и отравления) последние годы происходят значительные изменения – разрыв между первым и вторым местом стремительно сокращается.

БОЛЬШЕ НАРУШЕНИЙ – КРУЧЕ РЕЙТИНГ

А пока идет подготовка рейтинга в рамках партийного проекта, в России продолжают создаваться традиционные экологические рейтинги. В феврале обнародован очередной, в котором Ульяновская область заняла 19 место среди регионов России и третье – в ПФО. Эта информация была представлена на заседании регионального правительства и проиллюстрирована отчетом об итогах работы Комитета по государственному контролю в сфере природопользования и охраны окружающей среды в 2010 году. Из него следовало, что количество выявленных и пресеченных нарушений по сравнению с 2008-м и 2009 годом в области постоянно увеличивается, и за 2010 год составило 628.
Независимые экологи, обсуждая в блогах эту информацию, отмечали, что количество выявленных нарушений и ликвидированных свалок – не показатель хорошей экоситуации, а свидетельство большого количества нарушений, которые нужно не фиксировать постфактум, а предотвращать.

- Думаю, что это необъективный рейтинг, – говорит Андрей Салтыков. – В начале 2000 годов Росгидромет бил тревогу, что в Ульяновске неблагополучная ситуация по воздуху. С тех пор промышленность пошла в рост, количество личного транспорта выросло вдвое. В то же время не была решена ни одна стратегическая задача. У города до сих пор нет объездной магистрали. И мы дышим тем, что закачивает нам в легкие транзитный транспорт. У нас нет электрической тяги на железной дороге. А выбросы одного локомотива сопоставимы с объемом выбросов двухсот самосвалов. Как можно говорить, что у нас чисто, и не тратить на охрану окружающей среды реальных денег?

КАК НЕ «ВЫПИТЬ» ЖЕЛЕЗНУЮ КРОВАТЬ

В ряду важнейших задач, которые необходимо решать для улучшения экологической ситуации, кроме строительства объездных магистралей и электрификации железной дороги, – реконструкция городской ливневой канализации, противооползневые мероприятия, развитие муниципальных лесов, ликвидация неконтролируемых свалок, перевод водоснабжения правобережья Ульяновска на подземные воды Барышского и Свияжского месторождений и многое-многое другое. Все эти задачи отражены и в Генплане и Экологической доктрине. И многие годы мигрируют из одной программы в другую – в качестве светлых перспектив.

В декабре 2010 года на заседании регионального правительства министр энергетики и жилищно-коммунального комплекса Ульяновской области Александр Букин, докладывая об итогах реализации областной целевой программы «Обеспечение населения Ульяновской области доброкачественной питьевой водой», рассчитанной на 2007-2010 годы, сказал, что ее главная цель – предотвратить процесс износа водопроводных сетей – не достигнута.

- Новая программа «Чистая вода», рассчитанная на 2011-2015 годы, ставит задачу за пять лет 65,5% населенных пунктов области обеспечить питьевой водой нормативного качества и количества. Для этого необходимо построить и реконструировать 1102 км сетей водоснабжения, – говорит экс-директор Департамента ЖКК, ныне директор Регионального фонда реформирования ЖКХ Сергей Гигирев. – Потребность в финансировании программных мероприятий – более 3,5 млрд. рублей. В этом году по плану необходимо 636 миллионов, из них – 223 млн. рублей – из областного бюджета. Фактически из бюджета выделено 43 млн. рублей.

Заместитель директора научно-исследовательского технологического института УлГУ Александр Гришин считает, что в областной программе «Чистая вода» должны быть прописаны мероприятия не только по замене трубопроводов или бурению новых скважин, но и по доведению воды до санитарных норм – хотя бы в учреждениях социальной сферы. Вода из подземных источников в районах правобережья отличается повышенной жесткостью, в левобережье – перенасыщена железом и марганцем. Старожилы Мелекесского района шутят: «Человек, который здесь живет, за жизнь съедает металлическую кровать».

Такие факторы, как повышенная заболеваемость крови, сердечно-сосудистой, эндокринной систем, органов пищеварения и обеспечение территории водой ненадлежащего качества, в 70% совпадают, отмечает Светлана Ермолаева. Утверждать, что именно вода вызывает заболевание, нельзя, но информация для размышления есть: например, в Барышском и Мелекесском районах – одни из самых высоких показателей заболеваемости по области, и как раз там в воде обнаружено превышение по тяжелым металлам.

ВОЛГА-ВОЛГА

Если районы области обеспечиваются водой из подземных источников, то областной центр – из Волги (артезианский источник в левобережье – слишком небольшая доля в общем водопотреблении). И тут распространенное мнение «из Волги пить нельзя» приходится компенсировать верой в то, что муниципальное предприятие «Водоканал» обеспечивает хорошую биологическую и механическую очистку воды. Хотя специалисты отмечают, что хлорирование воды, которое обеспечивает ее заданное качество, – само по себе вынужденное зло.

Техногенное загрязнение Куйбышевского водохранилища и Свияги с ее притоками в цифрах представлено в материалах Генплана Ульяновска (причем оценке и контролю подлежало поступление загрязнителей только через организованные выпуски). В 2003 году суммарный сброс сточных вод города в открытые водоемы достигал 83,78 млн. кубометров, из них 99,3% составляли загрязненные стоки, соответственно, только 0,7% были нормативно очищены. Что изменилось с тех пор в лучшую сторону?

- Последние пять лет мы выявляем единичные случаи превышения ПДК по атмосферному воздуху, но в пробах по воде превышения в каждом анализе, – говорит директор филиала «Центр лабораторного анализа и технических измерений по Ульяновской области» (ЦЛАТИ) Андрей Беркутов. – Очистные сооружения на предприятиях, сбрасывающих стоки в водные объекты, по большей части построены в 60-е годы прошлого века, и их модернизация далеко не всем по карману. Стоимость проектно-сметной документация может доходить до 800 тыс. рублей, сама модернизация обойдется еще в несколько миллионов.

Если зло от промышленных сбросов в водные объекты отчасти компенсируется спадом производства, то городская ливневка, не оборудованная очистными сооружениями, в качестве городской проблемы с годами только набирает обороты.

- По сути, это кровеносная система города, к которой открыт доступ – туда подпольно можно сливать любые яды, что и делается сейчас, – говорит Андрей Салтыков. – Все, что выбрасывается и накапливается на территории города – нефтепродукты, соли тяжелых металлов, все, что перевозится по дорогам и рассыпается из кузовов машин, – с талыми дождевыми водами оказывается в ливневке.

Количественный химический анализ сбросов из ульяновской ливневой канализации проводил ЦЛАТИ, и превышение ПДК было зафиксировано практически по всем показателям. По нефтепродуктам – в 37 раз, по нитритам – в 3,5 раза, по азоту аммония – в 234 раза, по фосфатам – в семь раз… И далее в том же духе. Это данные 2005 года, они же – самые свежие. С тех пор Центр лабораторного анализа не получал задания проводить исследования ливневых стоков в городские водоемы. Проблема известная, у всех на слуху, и в конкретных цифрах, видимо, она уже никого не интересует. На ее решение, говорят специалисты, нужны миллиарды рублей, поэтому пагубные последствия сбросов ульяновской ливневки компенсирует «Водоканал» – как может. Независимые экологи подчеркивают, что как бы хорошо ни работало муниципальное предприятие, оно контролирует далеко не все показатели по химическим соединениям.

АНОМАЛИИ ПОД ВОДОЙ

Картину экологической катастрофы Волги СМИ, как правило, иллюстрируют фотографиями рыб-мутантов, которые рассекают просторы реки.
- Около 1% рыб в Волге встречаются с искривленным позвоночником. Но эта и многие другие аномалии необязательно являются мутациями, – говорит ихтиолог, доцент кафедры биологии и биоэкологии УлГУ Дмитрий Семенов. – Скорее всего, это факторы тератогенеза, то есть формирование уродства происходит под воздействием окружающей среды, которое не повреждает генотип, но нарушает фенотип – внешние признаки.

А в части разнообразия речной флоры и фауны экологическая ситуация у нас в области неплохая, считает Дмитрий Семенов. В Свияге сохранилось много краснокнижных видов рыб. В Волге практически исчезли сельдь-бешенка, белуга, осетр, но до сих пор встречается более сорока видов рыбы.
Ученый-ихтиолог подчеркивает, что сам принципиально не пьет волжскую водопроводную воду. Он убежден, что если власть озаботилась состоянием здоровья населения, то решать эту проблему в первую очередь нужно с обеспечения людей качественной питьевой водой. Вторая по важности задача – экологическое воспитание.

ЖИЗНЬ НА СВАЛКЕ

Вот с воспитанием у нас как раз туго. По информации мэрии Ульяновска, в конце прошлого года на территории Ульяновска было зафиксировано 280 несанкционированных свалок. В основном – бытовые отходы населения. Жизнь на свалке – многолетняя проблема, и природа ее хорошо известна. Обитатели частного сектора категорически отказываются заключать договоры на вывоз бытовых отходов со специализированными организациями, предпочитая решать эту проблему самостоятельно: оставляя мусор где-нибудь «по дороге» или на контейнерных площадках многоквартирных домов, не рассчитанных на такие объемы.

Два года назад Комитет ЖКХ мэрии сообщал: только 5% жителей частного сектора заключают договоры на вывоз ТБО. Сейчас этот показатель подтянулся – в разных районах по-разному. Худшая ситуация в Ленинском районе – только 10% от всех домовладений избавляются от отходов цивилизованно.

Между тем курс, взятый федеральной властью на энергосбережение, подразумевает экологическую культуру россиян как данность. Энергосберегающие лампы, которые со временем должны заменить традиционную «лампочку Ильича», как известно, продукт ртутьсодержащий, но в Ульяновске разбитые лампы и градусники летят в обычные контейнеры для сбора ТБО. Во многих городах эта проблема начала решаться: организуется прием ртутьсодержащих отходов на базе Управляющих компаний и ТСЖ. Места сбора оборудуются специальной герметичной тарой.

ВТОРАЯ ЭКОРЕВОЛЮЦИЯ

Россия уже переживала экологическую революцию – в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого века. На волне перемен первые президенты Советского Союза и России – Михаил Горбачев и Борис Ельцин – возвели экологические проблемы в статус первоочередных.

- В 90-е годы в Ульяновский филиал МГУ (ныне – УлГУ. – Ред.) ученые-экологи ехали со всех городов России, – рассказывает заведующий кафедрой экологии и биоэкологии доктор биологических наук, профессор Валерий Каменек. – Мы читали ведущим специалистам и руководителям предприятий курсы по экологии, и они должны были получать соответствующие аттестационные документы. Все это продолжалось года три-четыре – не больше.

В 2000 году, вскоре после того, как Борис Ельцин передал президентский пост своему преемнику, был издан приказ о расформировании Государственного комитета по охране окружающей среды. В 2001 году экологию исключили из образовательных программ. И не только из образовательных.

Экология как сохранение окружающей среды выпала из сферы государственных интересов, утверждают независимые экологи. Осталось природопользование, то есть эксплуатация тех или иных природных ресурсов с целью получения прибыли. Но и оно до сих пор ведется варварскими методами.

Это мнение фактически подтверждено официальной властью: по данным государственного доклада Минприроды РФ, более половины населения страны сегодня живет в условиях превышения предельно допустимых норм концентраций, то есть в неблагоприятных экологических условиях.

О том, что России необходима экологическая революция, министр Юрий Трутнев заявил в декабре прошлого года. Обеспечить ее должно принятие шести ключевых законопроектов в области охраны окружающей среды.
- Ситуация, которая существует в России, не стимулирует природопользователей к снижению вредного воздействия. Мы должны перейти от фактического согласования загрязнения в определенных объемах к запуску механизмов снижения загрязнения, – говорит руководитель Управления Росприроднадзора по Ульяновской области Александр Каплин.

Наиболее революционный из законопроектов предполагает, что предприятия должны произвести экологическую модернизацию, внедряя наилучшие доступные технологии (НДТ). Планируется выпускать специальные справочники, в которых будет указано разрешенное воздействие на окружающую среду на единицу продукции при применении НДТ. Компании будут сами рассчитывать свои выбросы и заявлять о них в декларативной форме. Параллельно создаются условия для проведения внеплановых проверок и вводятся повышенные штрафные санкции.

В любом случае ликвидация последствий застарелого экологического нигилизма в России предполагает повышенные инвестиции, а значит – дополнительную финансовую нагрузку на бизнес. Вопрос: готов ли бизнес к таким подвигам?

- Речь идет о гармонизации нашего законодательства с европейским, которое, как считается, в большей степени направлено на охрану окружающей среды и экономически обосновано, – поясняет Александр Каплин. – Декларативный механизм, существующий в развитых странах и предполагающий, что предприятию доверяют до тех пор, пока «не поймают за руку», но уж если поймают, то оно больше не сможет вести бизнес, в России сложно применить. При низкой социальной ответственности природопользователей у нас еще и утрачены многие рычаги воздействия на них. Поэтому в России можно сколько угодно перерегистрировать фирму, и каждый раз уходить от наказания.

«Нам надо модернизировать экономику. Нам надо становиться энергосберегающими, энергоэффективными», – так министр Трутнев определил задачи грядущей экологической революции. Независимые экологи считают, что они недостижимы без революции в умах – простого осознания населением и властью важности сохранения окружающей среды. Хотя речь, по большому счету, идет уже не о сохранении, а о безопасности.

В начале 2011 года в открытых источниках появилась информация, что человеческая цивилизация прошла точку невозврата: если до прошлого года живая природа могла самовосстанавливаться после техногенного воздействия на нее, то теперь человечество вплотную встало перед необходимостью искусственно поддерживать свою среду обитания. Уже в глобальном масштабе.

Татьяна Захарычева

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: