Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Не обманешь — не продашь

Сейчас уже никто не скажет, когда появилась эта поговорка, но несомненно, что родина ее — Россия. Ибо в обсчитывании, обвешивании, фальсификации товаров за многие столетия у нас достигли небывалого искусства.

Уже в старину русская торговля встречала немало помех — тяже- лые пошлины, произвол должност-ных лиц, соперничество с иноземными товарами. Все это наряду с невежеством и низким уровнем нравственности породило многие темные стороны в самом процессе отечественной торговли.
Историк В.Д. Сиповский писал: «Удивляя иноземцев своей сметливостью, сноровкой, изворотливостью, вообще торговыми способностями, русские купцы порой нередко поражали своей нечестностью: они старались купить товар за бесценок, а продать втридорога, запрашивали у покупателя вдвое-втрое против настоящей цены... Расхвалить негодный товар, обмерить покупщика, подсунуть ему вместо выбранной вещи худшую — все это было, к сожалению, не редким явлением. И, что особенно любопытно, торговцы и не считали это мошенничеством... Как на войне ратные люди всячески пользуются оплошностью врага и допускают против него всякую хитрость и обман, так опытный торговец, по взгляду русского купца, мог поступать с покупщиком». Рассуждали: «В торговле без обмана нельзя... Душа не стерпит! От одного грош, от другого два, так и идет сыздавна. Продавца у нас пять лет такому делу учат».
Вот и старался недобросовестный лавочник, как гоголевский Пономарев, подмешивать в вино «всякую дрянь: сандал, жженую пробку и даже бузину», в пиво для придания ему сладковатого вкуса и более пышной пены добавлять глицерин, в горькие сорта — дубовую кору или полынь. Очень часто фальсифицировали поступающие из-за границы чай и кофе. К дорогим сортам примешивали более дешевые, выдавая такой суррогат за первосортный продукт.
«...Нередко в продажу поступает кофе с фантастическими названиями «любительский кофе» или «экономический», в которых фальсификат из цикория и винных ягод составлял 30-70%, — писал сто лет назад энциклопедический словарь, рассказывая о фальсифицированных пищевых продуктах. — Чтобы кофейные бобы больше весили, во время обжарки их опрыскивают вазелином, паточным сахаром или другими веществами. Научились изготавливать даже искусственные бобы из пшеничного, ячменного и бобового теста, искусно подделывая их под настоящие бобы кофе». Подделывали часы и медикаменты, косметические средства и другие наиболее востребованные на рынке товары. Большинство из этих товаров поступало в Россию из Европы, оттуда же, в основном из Польши и Германии, шел и фальсификат, иногда довольно высокого качества.
В некоторых случаях торговцы и сами оказывались жертвами обмана. Например, управляющий Симбирской питейной конторой М.Ф. Беляев в 1843 году описал следующую типичную для той эпохи ситуацию. Симбирский чиновник господин Г.С. Апраксин послал своего лакея купить в лавке при местной Питейной конторе ведро «полугарного вина», как тогда называли обыкновенную водку. Посланник Апраксина прихватил с собой полуштоф с водой с намерением влить эту воду в вино, и такое же количество вина перелить в полуштоф для собственного употребления. Но в «конторской ведерной» он был изобличен тамошними служащими, препровожден в Симбирскую городскую полицию, где и сознался в своих грехах. В связи с этим случаем управляющий питейной конторой М.Ф. Беляев опубликовал в местных «Губернских ведомостях» заметку, в которой призывал господ получателей «посылать за покупками, особенно вином, людей более благонадежных, чем слуга господина Апраксина, а лучше приезжать лично, чтобы наверное избежать неприятностей и не предъявлять Конторе необоснованных претензий по качеству отпускаемой здесь водки».
Первые законы о торговом обмане, особенно при продаже пищевых продуктов, появились в Европе в середине ХIХ века. Во Франции в 1851 и 1855 годах вышел закон, карающий подделку напитков, в 1889 году — закон об ответственности за обман при продаже масла. В 1879 году в Германии предусматривалась уголовная ответственность за фальсификацию съестных припасов, игрушек, обоев, краски, посуды. Так, за подделку съестных припасов наказывали шестью месяцами тюрьмы или штрафом до 1500 марок.
Русский устав о наказаниях, изданный в 1885 году, за такое же преступление предусматривал месяц тюрьмы или 100 рублей штрафа. В 1891 году у нас появился закон, запрещающий торговлю фальсифицированным коровьим маслом, «смешанным с маргарином, искусственным маслом или иными жирами». С недобросовестных продавцов и изготовителей взимался штраф в 300 рублей, в качестве альтернативы предусматривался арест на 3 месяца.
Но это нисколько не пугало торговцев и производителей фальсифицированной продукции. В 1910 году одна из симбирских газет сообщала, что на мест-ном базаре продают кокосовое масло вместо коровьего: «На днях сыскная полиция обнаружила и опечатала у господина Перещукова целую фабрику, занимающуюся перетопкой кокосового масла с коровьим. Как оказывается, настоящим коровьим маслом в Симбирске никто давно уже не торгует...». Дело о фальсифицированном масле вскоре было направлено в городской суд.
Несмотря на то, что в качестве обвинителя выступил сам начальник симбирского сыскного отделения П.И. Мицкевич, главному подозреваемому И.И. Перещукову удалось уйти от ответственности. Он заявил, что купил 40 пудов вызвавшего подозрение продукта в Мелекессе, где его продавали как чисто коровье масло, то есть он ничего не знал о каких-то примесях и ему вообще ничего не известно о таинственном «кокосовом масле». К тому же в суде выяснилось, что все вещественные доказательства куда-то пропали, а свидетели стали дружно отказываться от своих показаний. Дело было прекращено, и о кокосовом масле горожане вскоре забыли. А зря. Сейчас, как и в начале ХХ века, мы нередко под видом сливочного масла покупаем смесь натурального продукта со всевозможными растительными добавками, о чем не всегда бывает указано на упаковке.
В прошлые столетия судебные дела по поводу фальсифицированных товаров почти всегда прекращались из-за слабых доказательных обвинений или за подкупом должностных лиц и свидетелей. Так, ничем закончилось дело по обвинению в 1884 году суконных фабрикантов Симбирской губернии Ф.С. Степанова, Акчуриных, В.А. Арацкова, Д.И. Воейкова, А.И. Виноградова и еще нескольких человек в сдаче интендантству сукон с примесью «не своих материалов и не на своих фабриках приготовленных». В погоне за прибылью фабриканты в ущерб качеству сукна умышленно подмешивали в натуральную шерсть дешевые суррогаты. Но дело рассыпалось за недоказанностью обвинений.
А фабриканты и в дальнейшем продолжали подмешивать в сукна суррогаты, такие, как искусственная шерсть из тряпья или шерстяная вата. Спрос рождал предложения, и в губернии начали появляться фабрики по изготовлению искусственной шерсти из отходов суконного и хлопчатобумажного производства. В 1908 году появилась первая фабрика с производительностью 16,5 тысячи пудов искусственной шерсти и ваты в год. В 1909 году такую же и в таком же объеме продукцию выпускало товарищество «Энергия» в Сызрани и «Первая Подгорная Симбирская фабрика искусственной шерсти Б.Ш. Юсупова». К 1911 году в Симбирской губернии насчитывалось уже 45 фабрик искусственной шерсти, тогда как на остальные губернии страны приходилось всего 58 заведений, где также изготавливали волокна для добавки в натуральную шерсть из разных подсобных материалов, например, из сосновых иголок путем их термической обработки.
Но было немало честных торговцев и производителей товаров, которые старались держать марку качества, всячески пытаясь защитить продукцию от подделок. На своих изделиях они ставили специальное клеймо как гарантию качества. Например, один из первых асфальтовых заводов России, появившийся в Сызрани в 1873 году и принадлежавший Воейковым, выпускал асфальт лучших мировых стандартов. На асфальтовых плитках производитель ставил специальное клеймо «Бр. Воейковы. Сызрань», указывающее на подлинность товара, чтобы его не путали с асфальтом других российских заводов, чья продукция не отличалась высоким качеством.
Нередко в рекламных проспектах крупных фирм звучали призывы к покупателям быть бдительными и остерегаться подделок. Вот некоторые из них, публикуемые в симбирских газетах и в российских изданиях:
«С заводов Шустова поступила в продажу юбилейная полтавская варенуха «Спотыкач». Колоссальный успех! Бойтесь подделок!». «Калинкинское пиво-медоваренное товарищество в Санкт-Петербурге. Пиво приготовляется исключительно из лучших натуральных материалов. Остерегайтесь подделок!».
«Избегать должен каждый благоразумный человек выписывать заочно материю, предлагаемую рекламными фирмами небывало дешево, ибо таковая материя никуда не годится. Наша фирма высылает вам полную коллекцию образцов высшего качества и моднейших мужских и дамских костюмных материй, драпов для пальто, ученических фирменных и гвардейских сукон, а так же образцы мужского, женского и детского платья», — писала в своей рекламе во «Всеобщем Русском календаре на 1912 год» фабрика Суконно-Шерстяной мануфактуры из города Лодзь. Подобные примеры можно приводить бесконечно.
Технический прогресс изменил мир вещей вокруг нас, но неизменной осталась человеческая сущность. И в наши дни на вопрос: «Как там в России?» можно ответить по Н.М. Карамзину: «Воруют!» или по-современному: «Имитируют!» — так благозвучно теперь называют фальсификацию.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: