Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Не заЦИКЛивайтесь!

Капитализм — вещь цикличная. Для него характерны подъемы и спады, спады и новые подъемы. Только вот глубина падения бывает разной. И в победителях окажется тот, кто, нащупав дно, первым рванет вверх. Так что не стоит зацикливаться на грядущих проблемах. Надо думать, как будем из них выходить.

В СЕРЕДИНЕ декабря Росстат обнародовал официальные итоги 11 месяцев. Средняя зарплата в стране увеличилась на 22% — в ноябре она составила 17995 рублей. Оборот розничной торговли вырос на 14,1%. При этом реальные располагаемые доходы населения уменьшились на 6,2%. Инвестиции в основной капитал в ноябре увеличились на 3,9% (до 848,7 млрд. рублей). Просроченная кредиторская задолженность российских предприятий увеличилась за октябрь на 11,8% (до 977,1 млрд. рублей). Уровень безработицы вырос на 17,8%. Безработными в России числятся 5 млн. человек — это уже 6,6% экономически активного населения...
Оценок и прогнозов сегодня — великое множество. Параметры глубины, длительности и последствий кризиса, накрывшего страну, разнятся на порядок. Одни ругают либеральные реформы и сулят едва ли не новую мировую войну, другие всерьез рассчитывают на антикризисные меры государственной поддержки, третьи логично рассуждают о том, что пора «сбросить жирок» и заняться, наконец, реальным планированием и бюджетированием.

ХОРОШО, что не успели вступить в ВТО и имеем сейчас полное моральное (и законодательное!) право на протекционизм по отношению к собственным субъектам экономики и полную свободу действий в этом. Пять триллионов рублей на стабилизационные мероприятия — не так уж и мало. Главное — понять, на что их направить и, прежде чем отдавать, объяснить, на что можно тратить эти деньги и какая от этого должна быть отдача.

ПЛОХО, что наступающий год встречаем в полном смятении. Из правительства звучат самые противоречивые оценки состояния экономики. Официального прогноза на 2009-й нет. А ведь от реальных экономических параметров зависят и бюджетные расходы, и деловая активность. Беда в том, что отсутствие согласованной оценки ситуации может привести к новым экономическим потерям и недофинансированию целых отраслей. Но разве поспоришь с экономистами, которые утверждают, что из-за отсутствия реальных данных все оценки и прогнозы становятся безосновательными?..
Да, нужны налоговые льготы. Нужны гарантии для кредитов. Нужны меры защиты от недобросовестной конкуренции. Все это надо делать быстро, четко и внятно.

ДОСТОЙНО пережить кризис тоже надо уметь. Получается это не у всех и не всегда. В конце декабря наш постоянный автор доцент УлГУ Юрий Вершинин вместе со своими коллегами — московскими бизнес-консультантами — провел блиц-опрос среди представителей бизнес-сообщества Среднего Поволжья. Конечно, полученные данные не претендуют на всеобъемлющую картину происходящего, так как информация исследовалась с точки зрения использования в процессе бизнес-консультирования. Но круг интервьюируемых был достаточно широк: представители 43 организаций среднего и малого бизнеса (машиностроение, строительство, услуги и т.д. — руководители или их заместители).
Выяснились следующие интересные моменты. Во-первых, текущее положение дел у большинства респондентов не столь уж плохое. Лишь около 28% опрошенных признали, что объемы спроса на их продукцию и услуги в четвертом квартале 2008 года снизились. 56% считают, что «закроют» квартал с прибылью, как и предыдущие. В то же время, оценка перспектив на 2009 год у подавляющего большинства весьма негативная — с большим перевесом негативных ожиданий на первую половину года. Более 81% считают, что объемы продаж снизятся, и почти все (96%) полагают, что деловая жизнь в начале года сократится до состояния «ледникового периода».
И наконец, бизнес-сообщество практически не формулирует для себя какой-то внятной последовательности выхода из сложившейся ситуации. Лишь менее одной трети опрошенных (31%) будет действовать в сложившихся условиях в соответствии с собственной стратегией, большинство (76%) будет действовать в зависимости от изменения бизнес-окружения, а в качестве драйвера изменений почти та же часть предпринимателей (77%) хотела бы располагать государственной поддержкой (госзаказ, финансирование и т.д.).

В КРИЗИСНОЕ ВРЕМЯ, как никогда, нужна внятная информация, честные оценки, постоянный мониторинг ситуации. Все это «Деловое обозрение» намерено предложить своим читателям в наступающем году. Мы остаемся с вами!
А в первом номере нового года нелишним будет еще раз обратить внимание на то, что нынешний кризис — не первый. И, увы, не последний. А потому — экскурс в историю современной экономики.


Экономика на «точках поворота»
Рыночная капиталистическая экономика функционирует циклически. Циклы являются механизмом, который позволяет устранять накапливающиеся дисбалансы в размещении ресурсов в условиях рыночной экономики, имеющей стихийный характер.



Колебания — циклические

Деловые циклы проявляются как колебания фактических объемов производства и ВВП относительно долгосрочного тренда, характеризующего потенциал экономики, который определяется доступностью факторов производства (труда, сырья и материалов, капитала, энергетических ресурсов) и изменениями в технологиях.
Основу экономических колебаний составляют инвестиционные циклы, связанные с движением материальных запасов, а также внедрением новых технологий. Кроме того, отклонения от долгосрочных трендов могут вызываться ожиданиями хозяйствующих субъектов, а также шоками и необходимостью приспособления экономики к новым условиям.
Шок — это неожиданные макроэкономические нарушения, например, неблагоприятные изменения в ценах на первичные ресурсы (нефть) или изменение политики. Воздействие этих процессов на экономику находит отражение в таких макроэкономических показателях, как частные потребительские расходы и сбережения (ожидания населения); инвестиционные расходы (ожидания делового сектора); государственные расходы (государственное потребление и изменения экономической политики); чистый экспорт (влияние международной торговли на экономику страны).



То взлет, то «посадка»

С 1970-х годов в мировой экономике наблюдалось четыре экономических спада: в середине 1970-х, в начале 1980-х, в начале 1990-х и в начале третьего тысячелетия. Они сопровождались негативными процессами в реальном секторе экономики — сокращением объемов материального производства, которое выражается в отрицательных темпах его прироста (диаграмма 1).
Глубокий экономический спад 1973-1975 годов последовал за периодом устойчивого роста производства, который длился около двух десятилетий. Его основной причиной послужил шок предложения, связанный с резким ростом цен на нефть. В 1950-60-е годы правительства многих стран осуществляли политику управления спросом, которая усилила рост цен, характерный для экономического подъема.
Нефтяной шок способствовал еще большему росту цен, поэтому и в США, и в Японии, и в Европе были предприняты изменения в экономической политике, дабы обуздать инфляцию. Она оказала эффект сжатия на сбережения, инвестиции и потребительские расходы, что привело к снижению объемов производства. Определенную роль в усилении экономической нестабильности сыграли также отмена фиксированных валютных курсов и падение Бреттонвудской валютной системы.
Второй нефтяной шок 1979 года и ужесточение монетарной политики вызвали непродолжительный экономический спад в начале 1980-х годов в США и европейских странах, не затронувший Японию. Японии удалось избежать рецессии благодаря сильному и продолжительному росту инвестиций и производительности труда.
Относительно длительный период экономического подъема 1980-х, последовавший за спадом, в США был обеспечен заметным ростом частного потребления и сбережений, который был вызван сочетанием финансовой либерализации и быстрого роста стоимости кредита (процентной ставки), а также цен на активы. Значительное снижение нефтяных цен в 1986 году помогло удержать инфляцию потребительских цен на низком уровне, несмотря на сильный экономический рост в этот период.
Экономический спад в начале 1990-х годов в большинстве развитых стран был вызван специфическими страновыми шоками и особенностями экономической политики. В США и Великобритании рецессия начала 1990-х была спровоцирована ужесточением монетарной политики в 1989-1990 годы, а также ослаблением частного потребления в связи с ростом пессимизма потребителей.
Во многих европейских странах спад хозяйственной деятельности начался в середине 1992 года. Причиной спада стали ужесточение монетарной политики, направленной на управление валютными курсами в связи с необходимостью конвергенции европейских экономик, готовящихся к введению единой валюты.
В Японии в конце 1980-х рост цен на активы был выражен гораздо сильнее, чем в других развитых странах, поэтому экономический спад для финансового сектора этой страны имел более серьезные последствия.


Особенности подъема

В период экономического подъема 1990-х годов в экономике США и Великобритании проявился ряд особенностей. Они испытали длительный период подъема с середины 1991 года, который характеризовался падением уровня безработицы, сопоставимым с 1970-ми, а также падением уровня инфляции. Инвестиции в основной капитал были локомотивом экономического роста во второй половине 1990-х. Они внесли заметный вклад в глобализацию экономической активности. В декабре 1998 года подъем в США достиг своего максимума и стал самым длительным периодом экономического процветания в мирное время за весь послевоенный период. Он превзошел рекорд фазы подъема 1982-1990 годов.
Подъем 98-го не сопровождался ростом инфляции, которая обычно сопутствует расширению производства. Это дало повод некоторым экономистам заявить, что в США изменилась парадигма делового цикла, что возросшие темпы устойчивого экономического роста и сокращение естественной нормы безработицы могут сочетаться со снижением инфляционных тенденций. Назывались и причины таковых изменений. Во-первых, достижения в области компьютерных и телекоммуникационных технологий и их влияние на производительность. Во-вторых, роль глобализации в усилении конкуренции, ведущей к снижению цен. В-третьих, внедрение более эффективных технологий в управлении материальными запасами (в частности, доставки «точно в срок»). Кроме того, проявилась успешность долгосрочной монетарной политики, ее превентивного ужесточения в 1994 году, что позволило продлить фазу подъема делового цикла.
В Японии рост производства был значительно ниже, чем в США. В Италии, Франции, Германии экономический подъем сопровождался значительным увеличением безработицы. Это объясняется тем, что в этот период страны ЕС готовились к введению евро и проводили жесткую фискальную и монетарную политику.
Экономическое положение развитых стран в 1990-е годы указывает на то, что циклические колебания стали менее синхронизированными. Решающую роль здесь играли уже не общие для всех стран шоки, а специфические страновые факторы. Например, низшая точка цикла (дно цикла) в США и в Великобритании в начале 1990-х годов была достигнута раньше, чем в Европе и Японии.
Особенность деловых циклов экономики США заключается в том, что их основу составляют, прежде всего, инвестиционные циклы и циклы материальных запасов. В связи со структурным снижением материальных запасов, вызванным использованием новых технологий и систем своевременной доставки, цикл материальных запасов, который играл важную роль в 1970-80-х годах, стал менее значимым для экономики этой страны. Однако инвестиционный цикл в США сохранил решающее значение.
В Европе относительно более важную роль, чем в экономике США, играет чистый экспорт. Внутренние причины делового цикла в европейской экономике менее выражены, чем в Соединенных Штатах, так как она имеет более эффективные внутренние стабилизаторы и более разнообразную бюджетно-налоговую и монетарную политику.
В Европе в последние годы ХХ века наиболее динамичную компоненту внутреннего спроса составляли государственные расходы, которые использовались для осуществления антициклической бюджетной политики. Экономический спад 2001 года в Европе был инициирован в основном спадом в международной торговле, а не изменениями инвестиций или материальных запасов.



Почему не синхронно

В последней четверти XX века деловые циклы стали проявляться и в развивающихся странах. Они происходили синхронно с циклами в капиталистических странах, однако наблюдались и некоторые отклонения. В период с 1980 по 1990 год в развивающихся странах замедление роста наблюдалось до того, как оно проявилось в развитых странах. В 1991-1993 годах рост в развивающихся странах достиг своего максимального значения, несмотря на то, что в это время в развитых странах наблюдался экономический спад. А в 1997-1998 годах многие развивающиеся страны испытали значительный спад в экономике, в то время как в большинстве развитых стран (за исключением Японии) наблюдался экономический подъем.
Десинхронизации циклических колебаний объясняется тем, что многие развивающиеся страны провели значительную диверсификацию своего экспорта, его товарной и географической структуры. Быстрый рост международной торговли внутри этой группы стран позволяет им в некоторой степени изолировать себя от экономических колебаний в развитых странах. Многим из них удалось повысить эффективность экономической политики и добиться заметного экономического роста в начале 1990-х — в то время как развитые страны оказались в состоянии рецессии.
Более открытые рынки капитала, низкие процентные ставки в развитых странах в периоды экономического спада могут оказывать положительное влияние на экономическую активность в развивающихся странах — благодаря либерализации и дерегулированию международного движения капитала. Приток капитала в развивающиеся страны в 1990-х годах происходил под влиянием позитивных ожиданий инвесторов из развитых стран по поводу их экономического роста и прибыли.
Международный деловой цикл — это не только рост или снижение выпуска продукции и торговли. Он включает также изменения в структуре национальных экономик и условиях международной торговли, производства, финансов и экономического роста. А деловой цикл в национальной экономике ведет к изменению распределения между секторами труда, капитала и других ресурсов, сокращая избытки, неэффективное использование и дисбалансы. Деловой цикл в мировом хозяйстве может вести к изменениям сравнительных преимуществ стран, изменяя международные потоки и балансы. В результате одни страны могут увеличивать свою долю на глобальных рынках, а доля других может снижаться.


Спады нового тысячелетия

В США, Японии и Германии, а также в некоторых других европей-ских странах 2001 год был ознаменован экономическим спадом. Годовой прирост ВВП в развитых странах сократился с 3,9% в 2000 году до 1,2% в 2001-м (диаграмма 2). Первая фаза спада началась в середине 2000-го в США. В результате подъема 1990-х в промышленности развитых стран, особенно в секторе информационных и телекоммуникационных технологий, произошло накопление избыточных мощностей. Центральный банк США (Федеральная резервная система) предпринял ужесточение монетарной политики с целью ослабления роста экономики, которая приблизилась к пику своего потенциала. Наиболее сильная реакция на эту меру наблюдалась в высокотехнологичном секторе, что объяснялось большим притоком «дутых» инвестиций («мыльных пузырей»), который начался еще в 1998 году. Замедление экономической активности и избыток мощностей в промышленном секторе способствовали дальнейшему падению темпов инфляции.
Вторая фаза спада началась в конце 2000 года, когда рецессия охватила Японию и Европу. Объемы производств в Японии, экономика которой очень сильно зависит от высокотехнологичного экспорта, резко сократились. Спад экспорта и одновременное падение цен на фондовых рынках привели к ухудшению положения в банковском секторе Японии. Поскольку в Европе, в отличие от США, подъем 2000-го едва достигал долгосрочного тренда ее экономического потенциала, в этом регионе внутренние движущие силы экономического цикла были значительно слабее, чем в США. Однако сжатие мировой торговли оказало большое влияние на европейский промышленный сектор, в том числе и на высокотехнологичные отрасли. Спад, сначала проявившийся в Германии, распространился на все европейские страны.
Террористическая атака, совершенная в США в сентябре 2001 года, положила начало третьей фазе спада. К этому времени в Японии и США все еще наблюдались высокие темпы спада, хотя в промышленном секторе рецессия уже исчерпала себя.
Период, последовавший за террористической атакой, характеризовался потерей доверия со стороны потребителей и нарушениями в деловых ожиданиях. В течение одного месяца после тер-акта долевые ценные бумаги (акции) упали в цене на 15%, товарные цены сократились на 7%. Эти события привели к нарушениям со стороны предложения и ожиданий хозяйствующих субъектов и замедлили наступление оживления.
По своей продолжительности и глубине спад начала третьего тысячелетия сопоставим с рецессиями начала 1980-х и 1990-х годов, а его одновременность во всех развитых странах делает этот спад особенно острым для целой группы стран как единого целого. Замедление роста частного и государственного потребления имело умеренный характер, но при этом инвестиционный процесс характеризовался сильным сжатием. А ведь расходы на инвестиции играют решающую роль в деловом цикле. Инвестиционная активность растет в том случае, если перспективы для прибыльных инвестиционных возможностей увеличиваются.
В таких больших сегментах экономики, как ИКТ и интернет-экономика, деловая уверенность была подорвана в результате серьезных нарушений в учете и финансовых отчетах крупных компаний, которые использовались в целях инфляции деловых ожиданий и прибылей. Эти нарушения в сочетании с сомнительными методами менеджмента при слияниях и поглощениях, бум которых наблюдался в предшествующие годы, поколебали доверие к корпоративному управлению и привели к оттоку капитала. В период с 2000 по 2002 год стоимость глобальных рынков капитала снизилась почти на 40%. Это, в свою очередь, способствовало еще большему спаду на рынках капитала. Падение стоимости капитала оказало негативное влияние на финансовых посредников — таких как банки и страховые компании.
Особенность спада 2001 года по сравнению с предшествующими экономическими рецессиями заключалась в том, что во многих развитых странах рост производства хотя и имел низкие значения, но, тем не менее, превышал рост доходов населения. Это происходило благодаря политике, которую правительства и центральные банки проводили в целях поддержания инвестиций и частного потребления, а также снижения шока от событий 11 сентября, повлиявшего на доверие бизнеса и потребителей.
Признаки оживления в международной торговле появились в 2002 году. Ее годовой прирост составил 4-5%, что превышало прирост мирового производства. Однако глобальное экономическое оживление происходило медленно и сопровождалось сокращением международного движения капитала, сильным изменением валютных курсов, возросшими ограничениями в мировой торговле с целью противостоять терроризму, растущими геополитическими разногласиями.
Несмотря на оживление международной торговли, продолжалось сокращение прямых иностранных инвестиций. Если в 1990-е годы наблюдался рост международного движения капитала (он достиг своего пика в 2000 году, когда прямые иностранные инвестиции выросли с 200 млрд. долл. в начале 1990-х до почти 1,2 трлн. долл.), то в 2001 году их объем сократился почти на 50%, а в 2002-м еще на 25%, составив всего 500 млрд. долл. Рост прямых иностранных инвестиций продолжился только в странах Центральной и Восточной Европы (их прирост составил 9%, а общий объем — 30 млрд. долл.), а также в китайскую экономику, увеличившись на 19% и достигнув уровня 52,7 млрд. долл.
Приток прямых иностранных инвестиций в Китай из Японии и других стран Азии связан с размещением в этой стране трудоемких отраслей промышленности. Притоку инвестиций способствовало также вступление Китая в ВТО и рост его роли в международной торговле как ведущего экспортера на мировых рынках и перспективного рынка для многих стран.
Кризис 2001 года в незначительной степени затронул развивающиеся страны и страны с переходной экономикой: экономический подъем во многих странах продолжался. Особенно высокие темпы роста демонстрируют страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай).
Наиболее важным фактором экономического оживления после кризиса 2001 года являлся рост импорта США. Товарный импорт этой страны составляет около одной пятой всей мировой торговли. Относительно высокий уровень государственного и частного потребления в США поддерживал рост спроса в этой стране на импортные товары. Очередной экономический спад в США и других развитых странах может неблагоприятно сказаться на экономике развивающихся стран, осуществляющих экономический рост на основе роста экспорта, прежде всего на экономике Китая.
Сегодня глобальная экономика входит в рецессию с ожидаемым ростом мирового ВВП в 2009 году на уровне 1,3% — минимальным с 1982 года. Прогнозируется, что кризис будет настолько глубоким, что приведет к смене существующей модели развития мировой экономики, при которой рост потребления в США финансировался за счет накоплений развивающихся стран — экспортеров нефти и промышленной продукции. Очень серьезными будут последствия кризиса и для России. Но не нужно забывать, что главная черта рыночной экономики — цикличность. И за спадом всегда следует подъем.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: