Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

НКО и бизнес: мы нужны друг другу

Значимость некоммерческого сектора для развития демократического общества очевидна. Однако становление НКО в России идет методом проб и ошибок. Что необходимо для успешного развития некоммерческих организаций и чем сотрудничество с НКО может быть выгодно бизнесу? На вопросы «Делового обозрения» отвечают руководители НКО, работающих в Ульяновске и Димитровграде.

Зачем нужны некоммерческие организации?

Екатерина Максимова:
— Основная цель бизнеса — зарабатывание денег, государство определяет и реализует политику в отношении общества в целом. НКО же решают проблемы конкретного человека, до решения которых у власти и бизнеса не доходят руки.

Марина Узалукова:
— Некоммерческие организации выступают своего рода буфером между государством и населением. К тому же НКО выполняют очень важную функцию общества — реализация социально значимых проектов, защита прав человека.

Елена Евсиевич:
— НКО являются независимыми структурами, с отсутствием жесткой вертикальной власти, а значит, свободными и открытыми для простых людей. НКО ближе к народу и соответственно лучше знают проблемы своей целевой аудитории и возможности решения этих проблем.

Марат Касабян:
— Во-первых, для того, чтобы люди могли заниматься своим делом. Во-вторых, НКО в большей степени отражают потребности общества, учитывают интересы малых групп и более мобильны. Это позволяет НКО использовать в решении социальных проблем те подходы, которые еще не были задействованы властью и бизнесом.
В-третьих, НКО могут предложить новые технологии и модели в работе с обществом.

Почему вы работаете в некоммерческом секторе?

Елена Шпоркина:
— Здесь я чувствую себя полезной. В бизнесе тоже есть польза, но там сильнее ощущаются рыночные отношения, меньше нравственных идеалов и больше коммерческих.

Екатерина Максимова:
— При хорошем менеджменте НКО — отличное место для работы. Здесь нет постоянного давления прерогативы денег, и в то же время эффективность может быть поставлена на один уровень с бизнесом. Важно, что ты видишь конкретный результат своей деятельности. Кроме того, в НКО меня привлекает то, что я приношу пользу людям.

Марат Касабян:
— Это перспективная и интересная деятельность. Результат работы зависит от самого человека, а не от какого-либо чиновника. НКО — это еще один сектор экономики, который может приносить существенные экономические выгоды для общества в будущем.

Марина Узалукова:
— Здесь нет жестких иерархических рамок, есть больше свободы распределения своего рабочего времени и в выборе рода занятий, есть возможность общения с коллегами из других регионов.

Светлана Курова:
— Есть возможность развить социально-педагогические навыки. Моя цель — реализация воспитательных программ нового поколения. Эта ниша есть, и мы стараемся ее занять.

Александр Царев:
— Потому что интересно. НКО находит новые пути решения социальных задач, которые не характерны для власти и бизнеса. У власти не хватает на это средств, у бизнеса — времени, поэтому именно третьему сектору отводится особенно важная роль.

Что необходимо для успешного развития НКО?

Екатерина Максимова:
— Во-первых, чтобы группа людей, создающая некоммерческую организацию, осознавала, для чего создается организация и какова ее миссия. Важно, чтобы эти люди были привержены своему делу и работали, как команда. Для успеха им также нужна правильно выбранная стратегия, хороший план действий и грамотное управление. Нужно делать именно то дело, в котором есть потребность общества.

Марина Узалукова:
— В первую очередь, наверное, кадры — творческие люди, искренне заинтересованные своей работой и получающие удовлетворение от нее. Хотя в России еще нет ни одного учебного заведения, которое бы готовило специалиста НКО, зато есть множество семинаров и тренингов, приняв участие в которых, можно овладеть начальными навыками общественной деятельности, научиться управлять и планировать.

Елена Евсиевич:
— Открытая, поддерживающая политика со стороны государства, в частности местных властей. Выстраивание отношений: НКО — бизнес — власть и повышение профессионализма самих работников НКО.

Светлана Курова:
— Нужно знать, куда, зачем и почему двигается организация. Сегодня многие НКО не анализируют свою деятельность, а живут от мероприятия до мероприятия. Деятельность должна быть целенаправленной и долгосрочной.

Елена Шпоркина:
— В первую очередь, активная гражданская позиция, которую надо формировать уже с детства. Во-вторых, это кадры: если есть человек, значит, есть и дело. Необходима также хорошо выстроенная система работы, чтобы каждый понимал, что и для чего делает.

Марат Касабян:
— Чтобы не мешали и разумно подходили к законодательной базе. НКО не нужно навязывать какую-то ненужную деятельность и загонять в рамки.

Александр Царев:
— Во-первых, необходимо объединение. НКО могут объединиться и взаимовыгодно сотрудничать. Во-вторых, нужно учиться взаимодействовать с местными властями и понимать насущные потребности в направлении социального заказа государства. НКО могут сами найти средства для осуществления социальных проектов, а власть может поддержать их административным ресурсом.

Почему бизнес может быть заинтересован в поддержке НКО?

Марина Узалукова:
— Благотворительность и частные фонды в России имеют многовековую историю. Имея достаточно большие финансовые средства и ресурсы, почему бы не направить малую часть из них на поддержку социально незащищенных людей, действительно нуждающихся в помощи.

Марат Касабян:
— НКО — это ресурс, который может приносить выгоду. Клиенты идут к тому бизнесмену, которого знают с лучшей стороны, и в этом плане сотрудничество бизнеса и НКО может положительно восприниматься потребителями. Сотрудничество бизнеса и НКО оздаравливает окружающую среду и социум. Если не заниматься социальными проблемами, то скоро просто некому будет покупать услуги бизнеса.

Екатерина Максимова:
— Во-первых, в бизнесе работают такие же граждане, как и в НКО, у которых есть дети, семьи. И наверное, их должно волновать, в каком обществе они живут. Если в обществе есть эффективно функционирующие НКО, которые защищают интересы людей, то такое общество более устойчиво. Нормальный бизнесмен заинтересован в стабильности общества.
Во-вторых, это стремление бизнеса быть признанным в местном сообществе. Если есть уважение к компании и складывается имидж социально ответственного бизнеса, это не только приятно, но и принесет хорошие дивиденды в будущем. В-третьих, это маркетинг своих товаров или услуг. Через НКО можно получить выход на новые целевые группы и иметь возможность точнее реагировать на их потребности.

Какие программы вы сейчас осуществляете?

Екатерина Максимова:
— Мы начали новую образовательную программу — «Институт устойчивого развития НКО», направленную на то, чтобы обучить руководителей некоммерческих организаций основам менеджмента и тем самым помочь НКО в их развитии. Кроме того, занимаемся информационной поддержкой деятельности НКО. Реализуем и другие проекты, направленные на развитие некоммерческого сектора у нас в Ульянов-ской области.

Марина Узалукова:
— С января наш фонд работает по проекту «Помоги Советом», который осуществляется при финансовой поддержке Межрегиональной общественной организации «Открытая Россия». Здесь три основных направления: бесплатная консультативная помощь для всех категорий граждан; проведение образовательных семинаров для добровольцев (школьники, студенты) и лидеров местных сообществ; реализация социально значимых гражданских инициатив и проектов, направленных на благоустройство города, повышение уровня просвещения, развитие местных сообществ. Ежегодно мы проводим Фестиваль добровольцев, на который приглашаются около ста участников в возрасте от 16 до 25 лет. В обязательную программу фестиваля входят тренинги, разработка и реализация добровольческих акций.

Ольга Макарова:
— Наши программы — «Развитие спорта в Максимовском детском доме», «Подготовка специалистов и волонтеров для работы по программе Специальной Олимпиады», «Разработка летнего туризма для детей-инвалидов».

Елена Евсиевич:
— Разработка проекта «Семейного клуба» или «Творческого центра».

Светлана Курова:
— У нас несколько направлений деятельности. Это и работа в отрядах, и программа по развитию скаутской организации, и программа детского самоуправления. Кроме того, мы участвуем в различных общероссийских скаутских программах.

Елена Шпоркина:
— Одно из направлений — программа «Школа вожатых». Благодаря ей, ежегодно около 500 студентов получают занятость на летнее время, работая с детьми в лагерях. И каждый год около 6000 детей отдыхают на юге. В рамках программы «Общественно активная школа» мы проводим специальные семинары: для руководства школ — по адаптации к работе в период реформы образования, для учащихся — по социальному проектированию. И даже даем им мини-гранты, чтобы вовлечь с юности в общественную жизнь. Проводим профориентационные смены в лагере «Юность» «Путь в профессию».

Марат Касабян:
— Развитие деятельности группы взаимопомощи людей, живущих с ВИЧ/СПИДом «Опора», развитие молодежного движения волонтеров «Равный равному» (направлено на пропаганду здорового образа жизни и предупреждение социально значимых заболеваний), информационная поддержка и сопровождение социальных мероприятий, связанных с темами здорового образа жизни и ВИЧ/СПИДом.

Александр Царев:
— В рамках программы «Детская библиотека» мы собираем книжный фонд при помощи населения и организаций. «Заработай себе сам» — программа, обеспечивающая занятость малообеспеченным детям. «Зимняя сказка» — дети пишут письмо Деду Морозу, а мы помогаем осуществлять их мечты. Детский фонд проводит также благотворительные елки и акцию «Улыбка ребенка» для поддержки детей с онкологическими заболеваниями. Интересны также программы «Отечество мое» (междугородный обмен туристическими школьными группами) и «Верим в тебя» (поддержка одаренных детей).

Как работаете совместно с бизнесом?

Елена Евсиевич:
— Попытки привлечения бизнеса в качестве партнеров редки и малоэффективны. Легче получить грант, чем найти спонсора.

Екатерина Максимова:
— В 2002 году РИФ проводил Первую Ульяновскую ярмарку социальных проектов. Мы обратились к бизнесу с предложением поддержать лучшие социальные проекты НКО, участвующих в Ярмарке. Во время переговоров глава компании, в штате которой около тысячи человек, сказал, что ему проще раздать все по крохам приходящим просителям, чем выделить деньги на уже разработанные проекты. Такие «крохи» обходились бизнесмену в 600 тысяч рублей в год, в то время как совокупный бюджет проектов-победителей Ярмарки был 300 тысяч рублей. Этот пример красноречиво показал, что бизнес, бывает, не задумывается об эффективности оказания благотворительной помощи и упускает возможности.

Ольга Макарова:
— Реализуем совместную программу «Соревнования для инвалидов и здоровых людей» с фирмой «Дворцовый ряд».

Светлана Курова:
— Прежде всего, сотрудничаем с представителями бизнеса как со спонсорами. В частности, многие родители юных скаутов готовы материально поддерживать наше движение. Например, один из магазинов предоставил нам призы для мероприятия. Предоставляются также скидки при закупке продуктов, и часть средств выделяется на материальную поддержку. С некоторыми мы взаимодействуем как партнеры, организуя совместные мероприятия.

Елена Шпоркина:
— У нас есть постоянные партнеры, с которыми мы сотрудничаем. Нам предоставляются скидки на печать, на баннеры, льготы для лагерных смен. Однако в основном финансирование идет за счет грантов. Мы беремся за те проекты, где рассчитываем на свои силы.

Александр Царев:
— Из опыта можно сказать, что, если обращаешься к бизнесу с предложением по конкретному мероприятию, то, как правило, он откликается. В частности за лето 34 бизнес- структуры и частных лиц выделили деньги на софинансирование программ Детского фонда. Некоторые предприниматели даже сами нас находят. Например, руководитель компании «Продукты от Петрова» предложил объединить усилия предпринимателей для выделения стипендий одаренным детям. Около года бизнесмен пытался собрать единомышленников, однако его инициативу поддержали не все. В итоге, бизнесмен сам назначил от своей компании пять именных стипендий.

Что мешает работе с бизнесом?

Александр Царев:
— Недоверие к НКО, которое, видимо, сложилось еще с советских времен. Мало кто из бизнеса соглашается работать с общественной организацией на постоянной основе. Мешает также и несовершенство законодательной базы. Нет закона, который бы давал возможность бизнесу в полной мере заниматься благотворительностью. Детский фонд пытался выйти с законодательной инициативой в этом направлении, однако разобщенность ульяновских НКО помешала довести дело до конца.

Елена Евсиевич:
— Отсутствие четкой программы развития организации и спектра оказываемых услуг.

Светлана Курова:
— Нет специалистов в организации по привлечению средств (фандрайзингу). Руководители НКО чаще всего выступают как просители, им не хватает партнерских отношений с бизнесом. Многие из них не умеют простраивать отношения, в то время как в сотрудничестве с бизнесом должен быть налажен хороший диалог. НКО должны уметь объяснять бизнесу результативность сотрудничества с ними.

Марат Касабян:
— Принципиальных помех нет. Необходимо найти время, чтобы разработать технологию взаимодействия, пошаговую стратегию и начать.

Екатерина Максимова:
— Бизнесу и НКО мешают незнание друг друга. Бизнес недостаточно хорошо знает НКО: для чего они нужны, кто в них работает, как наилучшим способом можно поддержать организацию. НКО также пока не нашли подхода к бизнесу. Когда мы друг друга узнаем лучше и нащупаем возможные точки соприкосновения, тогда, я уверена, выиграют от этого все — и бизнес, и НКО, и, главное, общество.

Подготовила Галина Узрютова менеджер проектов РИФ, журналист АСИ-Ульяновск

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: