Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Опасности кризиса и новые условия для бизнеса

В китайском языке иероглиф «кризис» расшифровывается двояко: как опасность и как возможность. Какие опасности нас ждут сегодня? Что можно предпринять, чтобы их минимизировать? Какие возможности в данных условиях открываются для бизнеса? Об этом шла речь на декабрьском заседании круглого стола «ДО».

Анна Тарасова

Ольга Благушина

Михаил Герасимов



Юрий Чибисов

Владислав Россошанский

Руслан Гайнетдинов



Владимир Шерин

Петр Щербаков



Юрий Вершинин

Ирина Макурова



УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА:

Ольга БЛАГУШИНА, заместитель начальника отдела кредитования малого бизнеса Ульяновского филиала ВТБ 24
Юрий ВЕРШИНИН, доцент УлГУ
Руслан ГАЙНЕТДИНОВ, вице-президент Ассоциации коммуникационных агентств Ульяновской области
Михаил ГЕРАСИМОВ, директор автосалона «Авторай-КИА»
Ирина МАКУРОВА, директор дивизиона сети «ДОМО»
Владислав РОССОШАНСКИЙ, генеральный директор ООО «Р-Консалт»
Анна ТАРАСОВА, руководитель направления ВЦ «Раздолье»
Юрий ЧИБИСОВ, начальник управления по труду Министерства промышленности и трудовых ресурсов
Владимир ШЕРИН, министр экономики Ульяновской области
Петр ЩЕРБАКОВ, генеральный директор ООО «Тренинговый центр «Преимущество»


«ДО»:
— Почувствовали ли вы уже на себе «дыхание кризиса»? Какие антикризисные меры стоит предпринимать?


Владимир Шерин:
— Что касается текущей экономической ситуации в области, то, судя по социально-экономическим показателям итогов октября, ее можно назвать достаточно благополучной. Основные параметры (ВРП, индекс промышленного производства, розничный товарооборот и пр.), которые определяют состояние экономики и консолидированного бюджета региона, будут исполнены в том виде, как прогнозировались в начале года. Это следствие инерционного характера экономики, и до конца года не предвидится никаких глобальных потрясений, хотя определенное замедление темпов роста будет иметь место.
План антикризисных мер для реального сектора экономики, объявленный федеральным правительством и касающийся, в первую очередь, автомобилестроения, сельского хозяйства, оборонного комплекса и т.д., практически по всем пунктам имеет непосредственное отношение к Ульяновской области.
Прогнозы министерства экономики региона на первый квартал 2009 года строятся на основе утвержденной стратегии социально-экономического развития РФ до 2020 года, первым этапом которой является реализация экономической программы Правительства РФ, рассчитанная на ближайшие три года. При этом Минэкономики пока не корректирует прогноз развития страны, сделанный весной этого года. В то же время мы предложили рассмотреть несколько разных вариантов, в том числе и некий кризисный вариант развития событий в 2009 году. Полагаем, что в нем сценарные параметры прогноза и, соответственно, бюджета будут серьезно отличаться от оптимистичных. Так, консолидированные потери доходной части областного бюджета в разных вариантах могут составлять от одного до трех миллиардов рублей.
При этом усилия правительства должны быть направлены не просто на выполнение тех параметров, которые заложены в расчете доходной части, а на преодоление «дельты» — этих самых потерь.

Юрий Чибисов:
— В целом ситуация по рынку труда остается стабильной. Происходит это благодаря запасу прочности, который получила наша экономика в предыдущие годы развития. Так, за 2,5 года численность работающих по полному кругу предприятий в Ульяновской области увеличилась на 32,5 тысячи человек. На 1 октября 2008 года было зарегистрировано 7272 безработных, а в январе их число составляло 11864 человека.
Количество вакансий — более 8 тысяч.
Конечно, финансовый кризис затронул и рынок труда области, на некоторых предприятиях появились такие негативные тенденции, как сокращение рабочей недели. Кое-где начало происходить высвобождение работников. Мы имеем официальное уведомление от ДААЗа, где с 1 февраля будет высвобождено порядка 300 человек. Сокращена рабочая неделя на СМУ «Ульяновскнефть», «Ульяновскцемент». А вот численность работающих на Ульяновском сахарном заводе даже увеличилась.
Пока мы наблюдаем «мягкое» вхождение в эту ситуацию: работодатели не спешат расставаться с работниками, используют административные отпуска и сокращенные рабочие недели. Трудовое законодательство жестко регламентирует порядок сокращения персонала и
изменения условий труда и накладывает определенные обязанности на работодателей. На федеральном уровне увеличивается размер пособий по безработице. Со своей стороны мы отслеживаем динамику: где планируется высвобождение людей, а где наблюдается дефицит работников. Будем эти изменения объединять и корректировать ситуацию на рынке труда.

Михаил Герасимов:
— Компания «Авторай» существует с 1994 года, поэтому опыт выживания в тяжелых условиях мы имеем. Кризис — время пересмотра того, как в компании организованы бизнес-процессы. Если оптимизировать затраты (в вопросах логистики, загруженности мощностей и т.п.), то это мягкая антикризисная мера. А если начать увольнять персонал и продавать активы — это жесткая антикризисная программа. Мы выбрали мягкую политику.
Вместе с тем, начали предъявлять повышенные требования к партнерам. Они к этому относятся с пониманием, и наше сотрудничество продолжается. Что касается кадровой политики, то персонал — это своего рода инвестиции. Наша компания принимала на работу людей и вкладывает в их обучение не для того, чтобы сейчас увольнять профессионалов.
Из-за повышения требований банков к выдаваемым автокредитам немного снизились продажи автомобилей. Удержать потребителей — задача не из легких. Для этого в наших автосалонах проходят акции и спецпредложения — как на покупку автомобилей, так и на сервисное обслуживание.

Ольга Благушина:
— Первый виток кризиса в большей мере затронул банковскую систему. Многие небольшие банки, особенно с участием иностранного капитала, оказались в тупиковой ситуации: не только не стало хватать денег на кредитование, но и возникли перебои со своевременным осуществлением платежей. Выделение средств государством позволило в некоторой мере разрешить начавшийся кризис неплатежей. Перебои в работе банков отразились и на участниках реального сектора: на строительных компаниях, оптовых предприятиях, под угрозой замораживания оказались многие незавершенные инвестпроекты.
Большинство банков изменили условия кредитной политики: ужесточили требования к заемщикам, сократили предоставление наиболее рисковых продуктов. В результате те компании, кто привык поддерживать оборотные средства кредитными источниками, оказались в затруднительном положении.

Ирина Макурова:
— Финансовый кризис не обошел и ритейлеров российского рынка. Чтобы выжить, приходится «затягивать пояса». Компании «ДОМО» также пришлось скорректировать планы по дальнейшему развитию, еще раз оценить эффективность всей сети и отдельно каждого магазина, компетентность ключевых сотрудников.
В «ДОМО» всегда отдавали предпочтение людям, готовым к личностному росту, работающим с полной отдачей, проявляющим стопроцентную лояльность к компании. В ситуации кризиса каждый должен отдавать себе отчет в том, что работодатель не будет избавляться от эффективных сотрудников, нацеленных на результат, а вот требования, естественно, вырастут.
Люди не перестанут ходить в магазины, просто сейчас они будут выбирать их более придирчиво. В целом же, розничные сети должны постоянно находиться в некотором напряжении: рост конкуренции огромный. Кризис дает новые возможности для завоевания новых позиций на рынке, и мы приложим максимум усилий для того, чтобы не просто выжить, но и сконцентрировать мощный энергетический заряд для дальнейшего роста.

Анна Тарасова:
— Кризис сказался на нашей работе с крупными заказчиками, мы стали «разбивать» большие проекты на подзадачи с ограниченными сроками выполнения.
Что можно посоветовать во время кризиса: будьте скромнее, беритесь за работу попроще, повышенное внимание уделяйте повышению квалификации персонала, продумывайте дополнительный сервис услуг. В нашем случае формирование программы специальных «антикризисных» цен — это абонентское обслуживание по тарифным планам.

Владислав Россошанский:
— «Дыхание кризиса» сказывается почти на всех секторах экономики, на нас кризис сказывается если не прямо, то через наших заказчиков. Среди них — производственные предприятия, которые рассчитывали на «длинные инвестиции», торговые сети, операторы банковских и страховых услуг, строительные и девелоперские группы компаний. Все они начали поиски путей оптимизации затрат и сокращения дебиторской задолженности, многие обращаются с запросом на оптимизацию управления и численности персонала.
Показателен пример: один предприниматель вместо оптимизации свернул несколько направлений в бизнесе, персонал уволил «по собственному желанию». Через две недели выяснилось, что два из свернутых направлений давали стабильную и существенную прибыль. А в связи с тем, что направления были закрыты без должной передачи дел, убытки составили втрое большую сумму, чем затраты на их содержание. В этой связи хочется порекомендовать избегать поспешных и неосмотрительных решений.
Грядущее сокращение в компаниях коснется в основном офисного персонала — так называемого «офисного планктона», который дает минимальную прибавочную стоимость продуктам и услугам предприятия. По-прежнему остается устойчивый спрос на уникальных специалистов и руководителей. К удивлению многих, ряд местных и федеральных компаний активнее выходит в регионы, используя сложившуюся ситуацию как возможность прорыва на рынке.

Петр Щербаков:
— В этих условиях наша компания получила бонус в виде усиления интереса к своим услугам по аутсорсингу активных продаж и повышению качества обслуживания: «дыхание кризиса» заставляет бизнес больше заботиться о клиенте. Есть и другие выгодные возможности. Так, один наш клиент, глава автокомплекса в Тольятти, отметил, что именно сейчас он заполучил хороших мастеров, когда его конкуренты стали сокращать персонал. И с производителем сейчас проще договориться, он острее почувствовал свою зависимость от дилера. Сейчас все как никогда открыты к диалогу.

«ДО»:
— «Нагнетать панику» или делать вид, что ничего не происходит? Какой, на ваш взгляд, должна быть информационная политика государства, бизнеса и СМИ?


Юрий Вершинин:
— У меня есть претензии к СМИ: получить действительно грамотную информацию можно только у единиц. Никто не призывает к «чернухе», но данная ситуация, не озвученная на общегосударственном уровне, просто деморализует. И прежде всего молодежь, которая кризисов еще не переживала.
Народу надо сказать правду. Назвать кризис кризисом, расставить приоритеты. Сказать, что рынок кредитования практически рухнул, что социальные последствия будут серьезными...

Руслан Гайнетдинов:
— На заседаниях антикризисного штаба, которые проходят в правительстве области, наша ассоциация предоставила аналитические данные о состоянии коммуникационной и рекламной отрасли региона. Снижения продаж зарегистрированы: на 30% — в информационно-политических изданиях и в наружной рекламе, на 15% — в рекламно-информационных изданиях, на 35% — в рекламно-производственных изданиях.
Менеджмент предприятий никому не верит, у всех — неплатежи, каждый сидит со своей дебиторской и кредиторской задолженностью, старается не платить. В результате — круговая порука, «кровоснабжение» нарушено, система «кряхтит». Многие компании урезают рекламные бюджеты на 2009 год, глубинные продажи, на основании которых агентства делали прогнозы, снижаются.
Между тем надо понимать, что многие перестраховываются и сильно увлекаются урезанием бюджетов, ожидая, что ответят на это конкуренты. Может случиться так, что кто-то вовремя в опустевшем рекламном пространстве проведет рекламную кампанию, которая отбросит конкурентов назад. Поэтому задача информационной политики государства и регионального правительства состоит в комплексе мер
со структурным медиапланированием. Не просто сказать: «У нас все хорошо!», а с грамотным экономическим анализом и мерами противодействия кризисным явлениям в экономике.

Юрий Вершинин:
— В 1998 году появилась пословица: «Лучше кошмарный конец, чем ужас без конца». Сейчас, когда кризис пришел со стороны, люди в панике и не знают, когда это все остановится. Концепция долгосрочного развития страны, так называемый «2020» — хороший документ, в котором здраво оценивались инновационные перспективы России. Но в нем в качестве обязательного условия предполагается поступление международных инвестиций — минимум 50 млрд. долларов в год. Сейчас это явно невыполнимо. И все бюджеты будут пересмотрены, естественно, в сторону секвестрования. Минфин сменил свой прогноз на 2009 год по ценам на нефть: 50 долларов за баррель — таково условие выполнения бюджета с минимальным профицитом.
За последние годы многие стали жить не по средствам, дико изменилось восприятие стандартов жизни. При низкой норме сбережения в экономике у нас искусственно раздувался бум потребительского кредитования. И сейчас многие люди оказались в критической ситуации. Но ведь государство могло на это повлиять! Однако оно создало банки-монстры, которые, вместо того чтобы отдать деньги реальному сектору экономики, загнали их на валютные спекуляции. А тот, кто советует брать кредиты в валюте, просто развращает население.
Не мы сгенерировали кризис. И мы не ликвидируем его в одночасье. Власть делает все, что может, но каждый бизнес будет выживать по-своему. Стабильность исчезла. Но мы это переживем. Как я говорю своим студентам: кто помнит развал СССР, тому не страшно ничего.

Петр Щербаков:
— Сейчас, когда мы принимаем первые удары кризиса, важно ловить момент и опираться в первую очередь на собственные силы. Этот вывод подтверждает исследование, проведенное нами вместе с московскими партнерами среди наших клиентов из разных отраслей, чтобы определить изменение приоритетов бизнеса в условиях кризиса.
Руководители компаний обозначили пять ключевых для себя «вопросов на выживание» и соответствующие решения:
1. Как можно обойти рифы кризиса, какие новые возможности открываются бизнесу? Все ищут информацию, готовые решения с быстрой отдачей.
2. Как изменятся интересы клиентов, партнеров, конкурентов, что они собираются делать дальше? Все внедряют экономичные системы мониторинга.
3. Где взять деньги? Есть ли у компаний партнерский банк, как добиться возврата дебиторской задолженности и т.п. Бизнес сбрасывает финансовый «балласт», сокращает выплаты по статьям, которые не дают уже «здесь и сейчас» однозначной прибыли.
4. Как сохранить и привлечь клиентов, учитывая спад их активности? Какие новые рынки и каналы сбыта дадут наибольшую отдачу? Бизнес активно разрабатывает актуальные предложения, повышает качество сервиса, борется за клиента «не на жизнь, а на смерть».
5. Кризис экономический провоцирует кризис доверия, кризис уверенности в себе. Как укрепить стрессоустойчивость и позитивное мышление? Дальновидный руководитель сейчас использует в «мирных целях» энергию стресса своих сотрудников, поощряет их инициативу, привлекает к поиску решений.

Владислав Россошанский:
— На мой взгляд, любую ситуацию легче и правильнее решать сообща. Тем более ту, которая связана с мировой экономикой. Здесь очень важны синхронные, направленные на выход из кризиса, действия законодательной и исполнительной властей, финансовых институтов, бизнеса и граждан.
Нужно быть внимательнее друг к другу и клиентоориентированнее, быть экономически и финансово более грамотными, руководствоваться не эмоциями и амбициозными потребительскими запросами, а трезвым и расчетливым подходом к жизни и работе и ответственностью.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: