Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Проекты ректора

Гость февральского номера — ректор Ульяновского государственного университета Борис Костишко.




Борис Михайлович Костишко родился в 1965 году в селе Кемля Ичалковского района Мордовии. Окончил физфак МГУ. Работал техником в лаборатории МГУ, ассистентом, старшим преподавателем, доцентом УлГУ. Доктор физико-математических наук, профессор, зав. кафедрой физических методов в прикладных исследованиях, директор Института математики, физики и информационных технологий УлГУ. 14 декабря 2006 года избран ректором Ульяновского государственного университета. Женат, воспитывает сына и дочь.




— Борис Михайлович, о чем вы подумали, узнав, что вас избрали ректором УлГУ?
— Для меня до сих пор спорный вопрос: радоваться или огорчаться этому назначению. У меня был довольно устоявшийся уклад жизни, хотя особо спокойным назвать его было нельзя. Я достаточно активно работающий преподаватель. С прошлого года начал вести занятия в физико-математическом лицее №40 — базовой школе УлГУ, готовить ребят к олимпиадам, ЕГЭ. Плюс нагрузка, связанная с кафедрой, с институтом, которые я возглавляю. Плюс занятия наукой, хотя и не такие активные, как раньше. Сегодня же у меня каждый день расписан по минутам.

— Каково чувствовать себя одним из самых молодых ректоров Ульяновска?
— У нас в Ульяновске всего четыре ректора, а это, как говорится, не статистика. И потом, помните, в фильме «Покровские ворота»: молодость — недостаток, который быстро проходит. В науке имеет значение не столько возраст, сколько научный авторитет. Здесь уважение возникает не оттого, что у тебя высокая должность или ты доктор наук, а скорее, доктором наук ты становишься оттого, что тебя принимают в научном мире.

Надежный тыл (с женой и тещей)

— Как вы считаете, какие факторы стали доминирующими при выдвижении вас на эту высокую должность?
— Наверное, все же возраст, за которым — перспектива, стабильность. Еще — преемственность: я работаю в команде лет пятнадцать, меня хорошо знают по работе в приемной комиссии, как директора института. Думаю, людям импонировала моя позиция: я сразу сказал, что не буду выступать в роли революционера. Сначала разрушим, потом построим — такая психология не для меня.
Я стопроцентно уверен, что можно строить, не разрушая. Считаю, что реформы нам сейчас не нужны. Университет очень хорошо, динамично развивается, такой скорости, наверное, нет ни у одного вуза России. Чтобы за 18 лет стать престижнейшим в регионе вузом — такого я не знаю. Конечно, за исключением таких «мэтров», как МГУ. Но ведь у них и возможности не чета нашим, бренд, который создавался веками. Недавно мы с женой возили сына на День открытых дверей в МГУ, провели, показали, где мы учились. Честно говоря, возникло ощущение некоего запустения, сын даже сказал: «Вот эта паутина, наверное, с тех времен, когда еще вы были студентами». Но все это меркнет перед особым духом, ощущением того, что здесь существует солидная наука. У нас — физиков, математиков — пиетета к комфорту нет, мы можем существовать в любой атмосфере. Для нас главное — оборудование, установки, а стены не имеют значения.

— Тем не менее, современным корпусам УлГУ позавидует любой вуз...
— Ко мне как-то пришла мама студента, она собиралась перевести сына к нам из другого вуза, но прежде решила посмотреть, в каких условиях учатся наши студенты. Вернулась растроганная: «Я такого в Ульяновске еще не видела!» Действительно, мы стараемся обустраивать учебный процесс очень хорошо, каждый год тратим 10-15 миллионов рублей на новое учебное оборудование. Не хватает собственных возможностей — заключаем договоры с предприятиями.

С сыном Борисом и дочкой Ириной

— Какие первые шаги вы предприняли на новом посту?
— Стратегически важная задача сейчас — участие нашего университета в приоритетном национальном проекте «Образование», надеемся попасть в список инновационных вузов. В этом году подали на рассмотрение достаточно хороший проект, так что все шансы у нас есть. Еще одна важная задача — укрупнение университетского комплекса, активное развитие инженерного направления, быстрое раскручивание довольно сложных и узкопрофильных специальностей, таких как защита в чрезвычайных ситуациях, пожарная безопасность. Вообще, я считаю, обучение в классическом университете отличается особой мобильностью и комплексностью.
Недавно на ученом совете мы рассматривали вопросы приоритетных направлений развития университета на 2007-2008 годы, реализации молодежной политики, преодоления последствий демо-графического кризиса. В 2009-2010 годах в школах Ульяновской области будет мало выпускников, и как следствие, уменьшится количество абитуриентов. Среди вузов «выживут» сильнейшие. Абитуриенты должны быть уверены, что диплом УлГУ по-прежнему котируется, а мы должны держать марку престижного вуза, неизменно повышать качество образования.

— Выступая на конференции по выборам ректора УлГУ, Юрий Полянсков подчеркнул, что глава университета «должен обладать определенным набором личностных качеств, в частности, быть стрессоустойчивым». Что помогает вам соблюдать эту стрессоустойчивость?
— Общение с семьей. Прогулки с собакой, у нас живет дворняжка, симпатичная такая, интеллигентная, всех людей любит. Соседи выбросили, а жена подобрала. Люблю читать, мое хобби — жанр «фэнтези», с детства любил фантастику, даже когда-то пытался сочинять различные фэнтези-истории. Но, в основном, моя творческая энергия каналировалась в науку, в написание научных статей, у меня около двухсот публикаций. К вопросу о стрессоустойчивости — кушаю много. Когда в приемной комиссии работал, буквально заедал стресс. Сейчас пытаюсь себя ограничивать, потихонечку худеть.

— Основатель УлГУ, профессор Юрий Полянсков чему-то вас научил?
— Конечно! У меня в жизни было три учителя. Профессор МГУ Мальвина Борисовна Гусева, у которой я защищался. Профессор Анатолий Михайлович Орлов — человек, который пригласил меня в Ульяновск, обучал меня, теоретика экспериментальной физики, практическим навыкам. И, конечно, Юрий Вячеславович Полянсков, у которого я учусь до сих пор. Я бы сравнил его с атомным реактором. За ним невозможно угнаться, у него невероятное количество энергии, фонтан задумок! Он вообще не останавливается, такое ощущение, что он никогда не отдыхает.

На юг выбрался впервые впервые за долгие годы

— Но, согласитесь, отдыхать все-таки надо!
— Согласен. Лично мне необходимы периоды, чтобы побыть одному. Но я не очень умею отдыхать. В земле копаться тоже не умею. Хотя родители — любили, может, со временем и у меня это появится. В прошлом году впервые за последние годы съездил в отпуск, в Лазарев-ское. Мне безумно понравилось отдыхать вдвоем с женой.

— Ваша супруга тоже работает в УлГУ, возглавляет школу мультимедиатехнологий. Семейные ужины не превращаются в планерки?
— Мы разговариваем о работе, только когда гуляем с собачкой. Жена со мной советуется — у них там сейчас несколько проектов по знакомому мне направлению. А вообще, она самостоятельный человек, всего сама добивается.

— Вы были единственным ребенком у родителей. Считается, что дети, выросшие без сестер и братьев, особенно избалованы...
— Это не мой случай. Я родителей-то своих — они работали врачами — неделями не видел. Мой отец был главврачом городской СЭС в Саранске, и его известность мне в детстве даже мешала. Вот, например, зубы лечить или гланды рвать вели «по знакомству» к какому-нибудь солидному человеку. Нет, чтобы к обычному практикующему врачу привели! В результате я так с «ополовиненной» миндалиной и хожу.

— Пойти по стопам отца мечтали?
— Никогда. Очень уж тяжелой казалась мне его работа. Ответственность за жизнь человека я не готов на себя взять. Вот за дело, за судьбу человека — пожалуйста.

— В школьной постановке пьесы «Королевство физиков» вы играли короля. Вам с детства легко давались руководящие роли?
— В школе я все время пытался от них отходить. Меня как-то без моего ведома выбрали председателем совета дружины, тогда я взял самоотвод. А в университете не получалось, так и приходилось лидерствовать. Я обнаружил, что у меня есть довольно проблемная черта характера — ответственность. Если уж пообещал, то выполняю. «Пофигистам» в жизни легче, и для здоровья такое отношение полезнее...

— А не жалеете, что не стали поступать на факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ?
— Не-ет! Вы знаете, я сейчас абитуриентам так говорю: физик — это все, кроме собирания марок. Если ты не особенно определился с тем, чем хочешь заниматься, становись физиком. Потому что через три-четыре года ты можешь заниматься и кибернетикой, и компьютерами, и инженерией, и астрономией, да хоть литературой — посмотрите, сколько у нас литераторов-технарей.

— Говорят, вам на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ запах не понравился...
— Скорее, не понравилось отсутствие запаха. Да и все это урбанистическое здание: сплошное стекло, бетон. Духа там не было! Оттого и ощущение: не мое. А физический факультет — кряжистый, солидный, с дубовым паркетом. Я как физик не верю в ауры, но все-таки...

Поддержка коллег — большое дело!

С такими людьми работать и отдыхать — одно удовольствие!



— А сейчас у вас какие любимые ароматы?
— Соснового леса. Когда приезжаю в «Чайку», наш университетский санаторий-профилакторий, — ощущение, что этот воздух можно ломтями нарезать и в баночки закатывать, чтобы дома дышать потом. Зима нравится свежим, морозным запахом.

— Хоть раз ловили себя на мысли, что вам «тесновато» в Ульяновске?
— Дело в том, что большинство ученых по натуре интернационалисты, у нас круг общения широкий, для нас весь мир — родина. А Ульяновск мне понравился тем, что здесь спокойно, в отличие от той же Москвы, где заряжаешься, как батарейка. У меня от двух городов такое ощущение — от Киева и от Ульяновска. Здесь можно хорошо отдохнуть, восстановить душевное равновесие, работать без бешеной гонки. Правда, Ульяновск несколько сонный. Ему бы инвестиций побольше, чтобы поднять производство, чтобы он засверкал, стал поактивнее, поживее! Новой власти нелегко преодолевать вековую инерцию, и наш университет, который изначально создавался для развития области и особенно города, в этих процессах активно участвует. Например, активно — но не насильственно — внедряем в коллективе преподавателей и студентов корпоративный дух.

— Персонаж по фамилии Обломов вам импонирует?
— Знаете, в идеале хотелось бы таким быть (смеется), чтобы лечь на диван с книжечкой или хороший старый фильм посмотреть. Но на это времени не хватает.

— Ответьте на вопрос, который задал в одном из своих произведений фантаст Оруэлл: «Какие ценности из тех, в которые свято верили наши деды, можно было теперь воспринимать всерьез? Патриотизм, религия, империя, ... святыня брака, ..., продолжение рода, воспитание, честь, дисциплина?».
— Большинство из них. Был период, когда страна жила плохо, но мы ее любили. Потом — реформы, разрушение всего и вся. Старшему поколению, которое всю жизнь положило, чтобы эту жизнь улучшить, вдруг говорят, что они ерундой занимались. Вот в последние три-четыре года какое-то уважение к своей Отчизне у людей появилось. Мои коллеги, уезжавшие работать в Америку, возвращаются. И это уже тенденция. Важно понять: и здесь можно жить достойно, если хорошо работаешь, если у тебя есть навыки, талант, если ты не перестаешь учиться.
Татьяна Задорожняя

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: