Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Против взяток нет приема?

В том, что в Ульяновской области высокий уровень коррупции, уверены почти половина жителей региона. Желания бороться со взяточничеством и доверия к органам власти это не прибавляет. А сама власть утверждает: бездействие общества только усугубляет беспредел чиновников.

В том, что в Ульяновской области высокий уровень коррупции, уверены почти половина жителей региона. Желания бороться со взяточничеством и доверия к органам власти это не прибавляет. А сама власть утверждает: бездействие общества только усугубляет беспредел чиновников.

 

Верхи, низы, а посередине пусто

6 августа в рамках V Гражданского форума в Ульяновске состоялся круглый стол на тему противодействия коррупции. Все участники сошлись во мнении: нынешний уровень коррупции представляет серьезную угрозу национальной безопасности страны, потому что чиновники - основные коррупциогенные единицы - непосредственно завязаны в решении государственных задач.

- В Советском Союзе этой проблемы в таком масштабе не существовало, система строилась с детских садов и школьных скамей, - отмечает декан юридического факультета УлГПУ Светлана Артемова. - На сегодняшний день - да, действительно, у молодежи апатия. Я не знаю, как заставить их захотеть работать на рабочих местах. Я не знаю, как влиять на их внутреннее состояние и заставить поступать так, а не по-другому. Это не мышление одного человека и одной структуры. Это государственное мышление и, может быть, государственный подход в целом.

По мнению ключевого спикера круглого стола, декана факультета национальной безопасности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Сергея Смульского, коррупция растет из-за отсутствия налаженной схемы взаимодействия государства и общества:

«Масса проблем существует во взаимодействии государства и региональной власти, не говоря уже о том, как государство должно взаимодействовать с обществом. Эти проблемы всегда были камнем преткновения в нашей истории. В качестве примера можно привести опыт афганской войны, где мы видели отсутствие целенаправленного взаимодействия государства и Вооруженных Сил РФ, а также контртеррористические операции на территории Чеченской республики, где были завязаны несколько министерств, которые абсолютно не взаимодействовали».

В стратегическом плане система противодействия коррупции в нашей стране пока не выстроилась, считают представители научно-правового сообщества. И это, понятно, наносит колоссальный ущерб экономике и в определенной мере дискредитирует нравственные нормы поведения человека. Случается, что федеральные власти принимают решения, которые напрямую со взяточничеством не связаны, но которые создают для него благоприятные условия. В 2002 году правительство РФ приняло постановление, устанавливающее порядок присуждения ученых степеней. В соответствии с ним научные результаты диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата наук могут быть опубликованы только в научных журналах и изданиях, входящих в список Высшей аттестационной комиссии (ВАК). «Создание специализированного Перечня является мерой временной, вынужденной, необходимой для повышения уровня требовательности при оценке диссертаций», - говорится в комментарии к перечню. В списке - более 600 изданий, среди которых «Вестник Московского университета», «Вестник Российской Академии наук», «Вопросы философии», «Закон и право» и пр.

- Это было сделано для того, чтобы обеспечить качество публикаций. Но тут же возникли огромные коррупционные поля: появилась возможность опубликовать практически любую статью в ряде журналов за 10-20 тысяч рублей, - говорит г-н Смульский. - Так на пустом месте формируются предпосылки для новых фактов коррупции.

Первые - или не первые

Ульяновскую область называют «пионерской» в плане работы и накопленного опыта по противодействию коррупции. Мол, в регионе создана стройная система, которая доказала свою функциональность. Между тем, население области особенных изменений не видит. По данным соцопроса на официальном сайте уполномоченного по противодействию коррупции в Ульяновской области, 45,5% интернет-пользователей считают, что уровень коррупции в регионе существенно не меняется, а 40,2% полагают, что он растет. И только 14,29% респондентов полны оптимизма - по их мнению, коррупция в Ульяновской области постепенно снижается. 

- Почти четверть населения области приветствуют взяточничество, считают его «двигателем» своей деятельности. Более того, они сами плодят коррупционизм, - заявляет уполномоченный по противодействию коррупции в Ульяновской области Александр Павлов. - С другой стороны, открытое правительство работает, административные барьеры снижаются (население стало меньше обращать на это внимание), в открытом доступе появляются все правительственные документы. В рейтинге по итогам прошлого года ульяновские правительство и губернатор были самыми открытыми в ПФО. А вот по открытости сообщений о доходах чиновников мы только на 46 месте.

По данным опросов ОГКУ «Аналитика», самая коррумпированная структура в Ульяновской области - ГИБДД (41%). На втором месте вузы (38%), далее идут медицинские учреждения (34%), военкоматы (25%), жилищно-коммунальные службы (24%), правоохранительные органы (23%). При этом корумпированность медучреждений уменьшается, а структур ЖКХ - увеличивается.

Информацию об уровне коррупции в регионах собирает Совет безопасности РФ. Проблема в том, что источников у него два, и их данные зачастую не совпадают. Руководители регионов, как правило, «рисуют» более оптимистичную картину, чем полномочные представители президента. Более того, регионы определяют у себя уровень коррупции по своему усмотрению, универсальных классификаторов для этого нет. По мнению г-на Павлова, это убивает соревновательный интерес субъектов РФ. «Мы не знаем, как работает другой регион, хуже там ситуация с коррупцией или лучше». Введение универсальных критериев оценки пока на стадии разговоров.

С «черными» по-черному

Как же уменьшить объемы коррупции? И как наладить общение «верхов» и «низов»? Сергей Смульский считает, что необходимо законодательно разграничить функции государства и общества в противодействии взяткам. Причем так, чтобы эти функции не пересекались. Например, право законодательного преследования нарушителей принадлежит государству, а общество должно активнее осуществлять контроль. Правда, неясно, как быть с государственными контрольно-надзорными органами.

А Александр Павлов убежден, что антикоррупционная работа должна идти в связке:

- Нам нужен координационный совет, который процентов на 80 состоял бы из представителей общественных формирований, а не представителей власти, которые принимают решения сами для себя. Хотелось бы создать такой орган, который ставил бы задачу не себе, а им [чиновникам. - Прим. «ДО»].

В сфере ЖКХ, по словам уполномоченного, Ульяновскую область ждут перемены с 2014 года. Его помощники намерены провести проверку тарифообразования в Министерстве экономики и Министерстве энергетики и ЖКК. «Группа, которая этим занимается, зарегистрировалась как коммерческая организация и создала под ее началом некоммерческий союз. Жителям предложено членство в нем». По планам, проверка тарифов освободит население региона от финансовой нагрузки на 300 млн. рублей в год.

На круглом столе прозвучало еще одно предложение - составить реестр лиц, которые замечены в коррупции. Такая практика используется в Канаде: в борьбе со взяточничеством правительство этой страны делает акцент не столько на правовых, сколько на морально-этических нормах. Если человек допустил такого рода нарушение, нравственное осуждение будет преследовать его всегда. Он теряет место работы и право заниматься государственной деятельностью, а его имя заносится в «черный список». Жестко, но действенно.

Эльмира Мухаметшина

фото - ko44.ru

12519
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: