Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Путешествие по Майнскому району

Сегодня мы завершаем заочную экскурсию в один из наиболее интересных районов Ульяновской области, продолжая наше движение на север.

От села Абрамовка и расположенных рядом с ней Абрамовских прудов (о них говорилось в предыдущем очерке) дорога уходит на север в сторону старинного села Тагай. Впрочем, в Тагай жители Ульяновска чаще попадают по Московскому шоссе, которое тянется от города на запад по долине реки Сельдь (она же Сельдя или Сельга).

Трасса проходит мимо сел Юшан-ское и Уржумское, возникших в середине XVII века как небольшие укрепления на Симбирско-Карсунской засечной черте, являвшейся частью грандиозной оборонительной пограничной линии Русского государства. Немногим более 350 лет назад за этой «чертой» (к югу от нынешнего Московского шоссе) лежало «дикое поле» — еще не распаханные степи среди вековых дубрав и сосновых боров, где хозяйничали кочевые племена и шайки «воровских людей», как называли тогда разбойников.

Самым крупным населенным пунктом в этой части Майнского района является Тагай. Основан «пригород Тагаев» был около 1650 года как одна из крепостей той же засечной черты. За его стенами размещались склады с пушками, боеприпасами и провизией на случай вражеского нападения. Охраняли его стрельцы, переведенные сюда из Кокшайска, Цивильска и Ядринска. Впрочем, это воинство оказалось ненадежным. Как только в 1670 году к Симбирску подступила крестьянская армия Степана Разина, весь тагайский гарнизон перебежал к казачьему атаману, а прибывшие сюда правительственные войска под предводительством князя Юрия Барятинского нашли в городке только женщин и детей.

В 1780 году по новому административному делению, утвержденному Екатериной II, Тагай стал называться уездным городом Симбирского наместничества. В нем появились свои органы управления и герб — в зеленом поле река, по которой плывет рыба сельдь. Трактовалось изображение просто «ибо протекающая в сем городе река имеет сие имя».

От села АНо в уездных городах Тагаю долго ходить не пришлось. Павел I, сменивший матушку на престоле, перевел город в «заштатный». К середине XIX века Тагай становится просто удельным селом с тремя тысячами жителей, базарной торговлей по четвергам, крупной почтовой станцией на Московском тракте и пересыльной тюрьмой на этапной дороге в Сибирь. Летом 1847 года в ней несколько дней провел великий украинский поэт Тарас Шевченко по пути в ссылку. Позднее старые тюремные постройки были переданы местной зем-ской больнице, которая находится здесь и по сей день. В больничный комплекс входит также оригинальное по архитектуре здание, построенное по проекту известного симбирского архитектора А.А. Шодэ.

Почти примыкая к Тагаю, по другую сторону трассы на Языково, ближе к лесному массиву, лежит еще одно старинное село — Подлесное, ранее известное как Подлесная Тагаевская слобода. История села неразрывно связана с фамилиями дворян Бестужевых, Каврайских, Руммель и других. Но самым известным владельцем остается Павел Иванович Миницкий.

Как писал симбирский исследователь старины Павел Мартынов, Миницкий был адмиралом, затем генерал-губернатором Архангельской, Олонецкой и Вологодской губерний, а остаток жизни провел в своем Симбирском имении. В Подлесном у него была прекрасная библиотека и собрание старинных документов и рукописей.

Особую заботу Миницкий проявлял о сохранении великолепного каменного Христорождественского храма — редкого у нас образца архитектуры барокко (не сохранился). Он был сооружен в центре слободы в 1771 году богатым местным помещиком Алексеем Савичем Кандалаевым с отступлениями от православных канонов.

Дело в том, что престол в алтаре храма был утвержден не на столбах, а на четырех резных вызолоченных скульптурных изображениях человека, льва, орла и тельца — зодиакальных знаках четырех Евангелистов. Миницкий, защищая храм от посягательства местных церковных властей, ссылался на завещание строителя храма А.С. Кандалаева, «желавшего видеть в своем имении дом Божий, как единственное утешение и пристанище для всех вообще христиан в мире сем».

В нескольких километрах к северо-западу от Подлесного, в лесном овраге, до наших дней сохранились следы укрепленного поселения, датируемого временем Казанского ханства. В 1860 году симбирянин В.П. Юрлов, живо интересовавшийся всеми достопримечательностями края, обследовал этот городок и «нашел в нем развалины ворот из кирпича, облицованного зелеными, желтыми и красными восточного стиля изразцами, черепки глиняной посуды и татарскую серебряную монету XV века». Местное население стороной обходило этот «чертов городок», считало его заклятым, веря рассказам о том, что когда-то в нем жили разбойники «из нехристей», которым помогала «нечистая сила».

Свернув у Тагая на север, мы направляемся в самую удаленную и глухую часть Майнского района. Дорога идет по восточной окраине огромного лесного массива (Кучаровского леса), проходит мимо стоящей в верховьях реки Бирюч полуразрушенной и заброшенной Владимирской церкви, построенной помещицей Краевской в 1817 году, и приводит нас на околицу деревни Тимофеевки, известной в прошлом как имение дворянки Е.Д. Фон-Арнольд (с трассы видны остатки принадлежавшего ей усадебного парка).

Наконец, впереди появляется старинное село Чуфарово, которое не следует путать с другим Чуфарово — поселком при железнодорожной станции в Вешкаймском районе.

Как и другие села в этих местах, Чуфарово Майнского района буквально дышит «преданиями старины глубокой». Большинство из них связаны с семьей Аксаковых. В XVIII веке селом владела двоюродная бабка писателя С.Т. Аксакова — Надежда Ивановна Куроедова, запечатленная им в образе Прасковьи Ивановны Куролесовой в «Детских годах Багрова-внука». Приезжая с родителями к ней в гости, тогда еще маленький Аксаков сравнивал чуфаровский усадебный дом с «дворцом Шехерезады» — так великолепно выглядели расписан-ные диковинными сюжетами его стены, удачно гармонирующие с роскошной обстановкой. Да и сама окружающая усадьбу местность была на редкость живописной. «Дом поставлен на небольшом косогоре, из которого били и кипели более двадцати чудных родниковых ключей. Дом, косогор, родники — все это обхватывалось и заключалось в богатом плодовом саду на двенадцати десятинах, со всевозможными сортами яблок и вишен», — писал Аксаков. С тех давних пор до наших дней у въезда в Чуфарово стоят две полуразрушенные каменные церкви. Одна из них (во имя Святителя и Чудотворца Николая) была построена в середине XVIII века местным помещиком М.М. Куроедовым. А вторая (в честь Святой Троицы) — его вдовой, уже упоминавшейся Н.И. Куроедовой. Кроме храмов, сохранились липовые аллеи и несколько родников на территории бывшего барского сада.

Чуфарово связано не только с Аксаковыми, но и с именем еще одного нашего знаменитого земляка — композитора Владимира Никитича Кашперова. Ученик М.И. Глинки, единственный из русских композиторов, кто оказался рядом с ним в момент его смерти, он известен как автор нескольких опер, таких как «Цыгане», «Мария Тюдор», «Гроза», «Боярин Орша», «Тарас Бульба» и других. Его опера «Мария Тюдор» впервые была исполнена в Италии, в Милане, а в Ницце ее слушала сама императрица Александра Федоровна (супруга Николая I). После чего вся оперная труппа была приглашена на вечер к императрице, пожелавшей еще раз послушать наиболее взволновавшие ее оперные арии. Кроме опер, В.Н. Кашперов написал музыку к более чем тридцати романсам, некоторые из них — «Я вас любил», «На холмах Грузии» на стихи А.С. Пушкина — с успехом исполняются и в наши дни.

От Чуфарова к северу лежит самое древнее село Майнского района — Старые Маклауши. Кучаровский лес, подступающий прямо к его околице, холмистая долина речки Маклаушки, левого притока реки Яклы, формируют в этом месте весьма привлекательный ландшафт. Задолго до русской колонизации края здесь появилась деревушка с названием «Маклауша». А названия «Кучаровский лес» и «Яклинские вершины» упоминаются уже в документах времен Ивана Грозного.

Минуя Новые Маклауши, можно проехать в расположенное у самой границы области сельцо Чирикеево. Кроме остатков обезглавленной в советскую эпоху деревянной церкви, здесь лет десять назад еще можно было увидеть, наверное, единственный в области жилой дом с соломенной крышей. Интересно, достоял ли он до XXI века?

К западу от Чирикеева находится одно из самых удивительных мест Майнского района — «урочище Еделево». В 1653 году здесь, на берегу речки с библейским названием Иерусалимка (зачем-то переименованной в Руссалимку), были пожалованы земли семи мордовским мурзам, принятым «на государеву службу».

Вскоре большая часть земель осталась за одним из них — князем А.П. Еделевым, основавшим здесь деревушку. Его сын И.А. Еделев построил в ней в 1729-1737 годах деревянную церковь во имя апостолов Петра и Павла, и деревня превратилась в село Петропавловское — «Еделево тож». Среди его владельцев позднее мелькали многие дворянские фамилии: Теряевы, Ушаковы, Винтер, Гершау, Берви, Карч-Карчевские. В 1895 году в селе вместо прежней деревянной церкви была выстроена новая каменная. Проектировал ее талантливый симбирский архитектор В.Л. Ивановский. Эта церковь, возможно, одна из лучших его работ.

В 1922 году, как пишет майнский краевед Владимир Воробьев, в селе было создано товарищество колхозников «Совершенство». Просуществовав несколько десятилетий, колхоз пришел в упадок, а село перешло в разряд «вымирающих» и исчезло.

Теперь безлюдную равнину оживляет лишь одинокий Петропавловский храм да остатки старинного парка, а с жителями бывшего Еделева можно встретиться только на сельском погосте. По слухам, основанным на темных преданиях и свидетельствах невыявленных «очевидцев», урочище Еделево относится к числу так называемых «аномальных зон».

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: