Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Реформа ЖКХ: ульяновский вариант

Реформа жилищно-коммунальной сферы идет в России уже не первый год. В некоторых регионах налицо заметные успехи, в других все еще только начинается. К таким областям, к сожалению, относится и Ульяновская.

Капля в море
Ожилищно-коммуналь- ной реформе в Улья- новской области говорят давно. Но от слов до дела чаще всего не доходит. В сфере ЖКХ в нашем регионе работают 92 МУПа. Большинство — из последних сил. Предприятия разрушаются, накапливают долги перед поставщиками и друг другом. Например, совместный долг УМУП «Городской теплосервис» и УМП «Теплоком» составил уже 2,5 млрд. рублей! Над этими организациями реальной угрозой нависло банкротство. Возможен и другой вариант — реорганизация их в единую городскую энергетическую компанию. Но как это сделать максимально правильно, не допустив экономических и политических просчетов, городские власти пока не решили. Вопрос о будущем «тепловых компаний» остается открытым.Время от времени возникают разговоры о передаче в частные руки «Ульяновскводоканала». Руководство МУП относится к этому крайне негативно, называя проект «коммерческой интервенцией». С весны разделится на две самостоятельные организации МУП «УльГЭС». Разделение генерации, транспортировки и сбыта электроэнергии — требование федерального законодательства. Но как распределится 300-миллионная задолженность «УльГЭС» между новыми структурами, тоже пока неясно. Вообще, в ульяновской сфере ЖКХ очень многое неясно, много проблем и мало действенных решений. И это ощущают на себе все жители региона.
Жилой фонд области с каждым годом все более хиреет. В одном только Ульяновске из почти 10 млн. квадратных метров жилья — 80% в аварийном состоянии. По оценке депутатов Гордумы, на ремонт всего этого нужно более 2 млрд. рублей! О том, где взять эту фантастическую сумму, никто не знает. Но кое-что с мертвой точки все-таки сдвинулось.
Так, в конце прошлого года Правительству Ульяновской области удалось получить-таки 83,5 млн. федеральных рублей, причитающихся для ремонта передаваемого в муниципальную собственность ведомственного жилого фонда. Эти деньги должны были прийти еще три года назад, но затерялись где-то в ведомственных коридорах. А более двух с половиной сотен жилых домов остались без срочно требуемого ремонта. Страшно сказать, в некоторых домах нога коммунального работника не ступала по несколько лет.
Но что такое 83,5 млн. рублей по сравнению с тем фронтом работ, который необходимо выполнить? По оценке КУГИ Ульяновска, затраты на капитальный ремонт и погашение убытков от эксплуатации объектов, планируемых к передаче в му
ниципальную собственность, составляют 461 млн. рублей. — При такой ситуации — в связи с вступлением в силу Жилищного кодекса и развитием конкуренции в сфере управления и обслуживания жилищного фонда — боюсь, что муниципальные предприятия жилищного комплекса могут «рухнуть» под тяжестью долгов прошлых лет и передачей новых, — говорит заместитель мэра Ульяновска Анатолий Ревенков. — Те условия, которые предоставляются сейчас для организации данной сферы, уже не способны остановить процесс разрушения муниципальных предприятий ЖКХ. Поэтому необходимо приложить все усилия для сохранения производственной инфраструктуры и создания на ее базе конкурентоспособного управленца.

Реформа в три года
Переход к «более реши- тельным мерам», похо- же, начался. Правительством Ульяновской области наконец-то разработана Программа реформирования и модернизации жилищно-коммунального комплекса региона, а структура ЖКХ претерпела изменения в соответствии с требованиями Жилищного кодекса. В 2005 году к этой, до недавнего времени сугубо государственной сфере деятельности, впервые был допущен частный бизнес.
Программа реформирования и модернизации ульяновской жилищно-коммунальной сферы рассчитана на три года. Разделена она на четыре подпрограммы: «Модернизация ТЭК Ульяновской области», «Обеспечение населения доброкачественной питьевой водой», «Уличное освещение городов и районов Ульянов-ской области» и «Приобретение специализированной техники для содержания и ремонта объектов благоустройства, вывоза твердых и жидких бытовых отходов».
Всего на реализацию программы требуется 2081,85 млн. рублей. Из них 29% — средства областного бюджета, 12% — бюджетов муниципальных, 14% — федерального, 45% — внебюджетных источников.
— В таком объеме финансирование жилищно-коммунального комплекса Ульяновской области будет осуществлено впервые, — сообщил «Деловому обозрению» заместитель министра топливно-энергетического и жилищно-коммунального комплексов Правительства Ульяновской области Андрей Пашенцев. — Главная цель программы — заложить основу надежного функционирования объектов ЖКХ на долгосрочную перспективу и повысить качество жилищно-коммунальных услуг.
Цели, конечно же, благие. Но и средства, требуемые на программу, очень и очень объемны. Без участия частных инвесторов вряд ли что получится. По словам замминистра, уже есть несколько компаний, которые согласны вложить свои деньги в нашу область. Одна из них — знаменитое ОАО «Российские коммунальные системы», созданное менеджерами РАО «ЕЭС России» с участием капитала РАО. Кстати говоря, участие инвесторов — необходимое условие для включения региональной разработки в федеральные целевые программы.
Программа реформирования и модернизации ЖКХ должна быть принята Законодательным собранием области примерно в конце первого квартала. Пока же у депутатов еще много вопросов. Где в программе упоминания о привлечении в сферу ЖКХ современных технологий? Не будут ли пришлые компании зарабатывать себе деньги на повышении цен за предоставляемые услуги? А депутат Вячеслав Алексейчик приводит в пример опыт Ростов-ской области, где прежде чем принимать программу реорганизации ЖКХ, разработали концепцию реформирования этой отрасли.

Программа в цифрах
Что же представляет со- бой Программа «Рефор- мирование и модернизация жилищно-коммунального комплекса Ульяновской области»? Теплоэнергетический комплекс. В регионе 279 котельных. Из них в 2006 году 92 будут реконструированы, 38 — построены заново. 19 устаревших по всем показателям котельных выведут из эксплуатации. В 2007 году планируется модернизация 32 объектов теплоснабжения предприятия «Гортеплосеть», на которых установлено оборудование еще 70-х годов. В 2008 году продолжится модернизация крупного объекта «Южная районная котельная» (37 млн. рублей).
В рамках уже принятой программы газификации области котельные переводятся с дорогого мазута на газ. По словам директора Департамента газификации аппарата Правительства Ульянов-ской области Виктора Сахарова, в 2005 году на газификацию области только «Газпромом» было выделено 256 млн. рублей (это четвертая по величине сумма во всей России), а в 2006 году речь идет об инвестициях в размере почти 2 млрд. рублей.
Водоснабжение Ульяновской области. На балансе жилищно-коммунальных предприятий региона в настоящее время находится 4899 км водопроводных сетей. Из них срочной замены требуют 1847 км. Из 1583 существующих источников забора воды далеко не все находятся в надлежащем состоянии. Отклонения по качеству употребляемой воды наблюдаются в Старомайн-ском, Мелекесском, Сурском, Чердаклинском, Новомалыклинском, Базарносызганском, Барышском районах и даже в Ульяновске. На исправление этой ситуации в программе заложено более 1 млрд. рублей.
Освещение Ульяновской области. В настоящее время, наверное, работают по одному фонарю на село, поселок и городскую улицу. Это, конечно, несколько утрировано, но проблема уличного освещения действительно достаточно серьезна. На программу «Вечерний город» заложена сумма в 198 млн. рублей.
Спецтехника для предприятий ЖКХ. Разговоры об изношенности единственного ульяновского «Спецпредприятия по уборке города» продолжаются уже на протяжении десяти, если не больше, лет. Но за это время не было куплено ни одной новой машины. В программе предусмотрена покупка 100 единиц новой техники (на всю область, конечно) на сумму в 60 млн. рублей.
Действует в Ульяновской области и программа энергосбережения. На нее из област-ного бюджета выделяются десятки миллионов рублей, предназначенных для внедрения в производство и быт энергосберегающих технологий.
Все это, конечно, хорошо. Но это лишь часть необходимого оздоровления ЖКХ области, которая восстановит только средства отрасли, но никак не объекты их деятельности — жилой и муниципальный фонд. Основные проблемы по содержанию жилых домов Правительство России решило переложить на плечи самих жителей. Впрочем, новый Жилищный кодекс дает право выбора — как муниципальным властям, так и населению.

Коммунальная пирамида
Что представляло собой ЖКХ в нашей области год-два назад? Огромная, многоступенчатая организация, где управленцев было едва ли не больше, чем непосредственных исполнителей коммунальных услуг. Как следствие, большая часть денег, собранных с населения, уходила на содержание этого управленческого аппарата. При этом в руках ЖКХ были сосредоточены функции и заказчика, и подрядчика. Не было ни стимулов для работы, ни ответственности за то, что сделано (а чаще — не сделано). Финансово не зависящие от качества и надежности предоставляемых услуг, коммунальные предприятия рассчитывали исключительно на бюджетные дотации и на стабильные платежи населения.
Оптимизация работы ЖКХ в 2005 году привела к сокращению руководящего состава почти вдвое. Одно лишь сокращение штата аппарата ЖКХ дало 40 млн. рублей экономии за полгода. А новый Жилищный кодекс принципиально изменил старую деструктивную схему работы. Населению предоставлена возможность самим взять в руки управление своими домами, а функции подрядчиков, непосредственных исполнителей коммунальных услуг, отдаются в частные руки. Идет речь и о создании частных управляющих компаний.
Жилищный кодекс вступил в силу с 1 марта 2005 года. Для смены структуры управления ЖКХ в нем предусматривался срок в один год, до 1 марта 2006 года. Но он уже продлен до 1 января 2007 года (ходят слухи, что «отсрочка» может увеличиться вплоть до 2009 года). Очень уж непростое затеяно дело. По оценке специалистов, для реализации Жилищного кодекса необходимо принять 25 подзаконных актов на уровне Правительства России. Пока принято лишь пять...
Да и власти на местах не хотят отпускать лакомый кусочек под названием ЖКХ. Сколько бы ни говорили о недофинансировании отрасли, при нынешней непрозрачности системы ЖКХ очень удобно ссылаться на хроническую нехватку средств. В отсутствие приборов учета и при завышенных нормативах потребления население значительно переплачивает за услуги ЖКХ. И эти огромные средства, поступая на счет Единого расчетно-кассового центра, оказываются «размытыми» по всему муниципальному коммунальному хозяйству.
Отсюда вывод: необходимо максимально сократить цепочку отношений «потребитель услуг — поставщик» и открыть доступ на коммунальный рынок частным структурам, которые заинтересованы в максимальной эффективности своей работы. Однако только в июне прошлого года в Ульяновске в срочном порядке были назначены 33 частные управляющие организации — по сути, просто подрядчики. Над ними, как и прежде, стоят муниципальные управляющие компании — по одной-две на каждый район города и области.
О конкурсном отборе подрядных организаций едва ли кто слышал. Кто-то из этих тридцати трех раньше был строительной компанией, кто-то — ремонтной фирмой, но в подавляющей массе своей это бывшие ЖЭУ. Стоит ли удивляться, что изменения в качестве услуг произошли далеко не везде? От услуг трех частных коммунальных компаний город уже отказался. По окончании зимнего сезона количество «забракованных» частников наверняка увеличится. На их место городской Комитет по ЖКХ отберет новые организации. Но по каким критериям, четкого ответа пока нет. — В Ульяновске не найдется и сотни компаний, которые имели бы опыт работы в ремонтно-строительной сфере. Зато есть веская причина, из-за которой предприниматели неохотно идут в эту сферу бизнеса, — считает заместитель председателя Городской Думы Ульяновска Петр Столяров. — Срок действия договора — всего год. Естественно, частник боится, что вложит деньги, а его попросят уйти. Но уже сейчас есть организации, которые поняли, что никто их не собирается изымать из рынка ЖКХ, убедились, что это вполне прибыльный бизнес, и постепенно наращивают темпы и качество обслуживания. Первую проверку своей работы они выдержали в период сильнейших холодов. В основном, нештатных ситуаций в городе не было.
Не очень охотно частники идут в коммунальный бизнес еще и потому, что в новой системе управления ЖКХ схема прохождения средств практически не изменилась. Коммунальные платежи по-прежнему поступают на счета муниципальных управляющих компаний (УК), которые перечисляют подрядным организациям деньги за соответствующий объем выполненных работ и оказанных услуг.
Однако разница, тем не менее, есть. ЖЭУ всегда могли сказать, что на ремонт нет денег, поскольку они им не поступили (и где пропали — концов не найдешь). А подрядчику-частнику управляющая компания (заказчик) должна перечислить под определенный фронт работ строго определенное количество денег. И потеряться они не могут в принципе. Главное — решить вопрос задержек перечислений. Пагубная система задолженностей отнюдь не способствует нормальной работе всех участников коммунального рынка.
Известно, что часть собранных коммунальных платежей УК оставляет на свои управленческие нужды. Это может быть и 5%, и 15% — в Жилищном кодексе процент не прописан. В некоторых регионах есть случаи, когда УК оставляют себе до 65% платежей населения! Не из-за этого ли идут задержки оплаты?
И все же привлекательность ЖКХ для частных компаний несомненна. И обуславливается она, в первую очередь, наличием стабильных, востребованных объемов производства и постоянных платежей за оказываемые услуги (пусть и не всегда регулярных и стопроцентных).
Кто в доме хозяин?
Новый Жилищный ко- декс предполагает три варианта обслуживания жилья: прямые договорные отношения собственников квартир и коттеджей с поставщиками коммунальных услуг; обслуживание посредством управляющих компаний, выбранных жильцами; создание товариществ собственников жилья (ТСЖ). Вариант первый — скорее, лишь видимость выбора, которую не воспринимают всерьез ни жители, ни государство, ни работающие в сфере ЖКХ компании. Два же других — это уже попытка создать класс полноценных собственников. Собственников не просто квартир, а целых домов (включая чердаки, подвалы, придомовую территорию) и кварталов.
Создание ТСЖ — вариант, наверное, наиболее финансово прозрачный, но и самый трудоемкий. Хотя бы потому, что жители боятся браться за свое жилье из-за его ветхости и запущенности. Ремонт зданий, которым более 20 лет от роду, требует очень серьезных вложений. Получить с муниципалитета деньги, регулярно уплачиваемые на виртуальный «капитальный ремонт и обслуживание», конечно же, нереально. Накопить на ремонт собственного жилья в складчину — вполне возможно.
— Для начала надо составить реестр собственников в доме, — объясняет председатель ульяновской Ассоциации собственников жилья Александр Селифонов. — Ведь, если в доме больше половины — неприватизированные квартиры, говорить о ТСЖ уже не приходится. Затем выбирается совет правления, председатель, регистрируется устав. Составляется смета необходимых коммунальных работ по жилому фонду, входящему в данное ТСЖ. Разрабатывается план реализации этих работ. Исходя из всего этого, высчитывается определенная сумма на каждого члена ТСЖ, которую он и будет выплачивать каждый месяц.
То есть товарищество собственников само определяет свои тарифы. Оно является самостоятельным юридическим лицом и заключает договоры со всеми ЖКХ-структурами, нанимая для определенных работ организации частные или муниципальные. Практика показывает, что частники, как правило, выполняют подряд оперативнее и качественнее. Частник — лицо заинтересованное: протекла отремонтированная крыша через месяц, больше к его услугам не обратятся.
ТСЖ имеет собственный счет, куда поступают коммунальные платежи жителей данного сообщества. Их не надо проводить через ЕРКЦ, РИЦ или Сбербанк и, соответственно, выплачивать лишние проценты неизвестно кому. Прозрачность — основной плюс товарищества собственников. В Ульяновскую Ассоциацию собственников жилья входят 58 различных организаций. Самой старой из них более 50 лет. В основном, это бывшие ЖСК, которые люди строили на паевых началах. Согласно требованиям Жилищного кодекса, сегодня всем кооперативам нужно сменить форму собственности на ТСЖ. Но никого из членов Ассоциации это не пугает, так как суть дела не меняется. Собственники будут управлять своими домами, как и прежде.
Однако население пока еще очень туманно представляет себе жилищно-коммунальные перспективы. Разъяснением нового Жилищного кодекса практически никто не занимается. По сведениям Городской Думы, к февралю 2006 года в Ульяновске проведено лишь 175 собраний, охвативших всего 526 домов. На конец 2005 года было создано всего 17 ТСЖ. Большая часть ульяновцев до сих пор в неведении о будущем своего жилья.Новый Жилищный кодекс внедряется методом проб и ошибок. За год его действия внесено уже 98 поправок, из которых приняты только три. Что будет с остальными 95 и как они развернут всю ситуацию, никто не знает. И это, конечно, тормозит реформы. Стоит ли после всего этого удивляться, что рынок ЖКХ до сих пор самый запутанный и непредсказуемый рынок России?

Услуги жизнеобеспечения в Ульяновске оказывают 25 муниципальных предприятий. Энергетический комплекс включает в себя пять компаний: «Теплоком», «Городская теплосеть», «Городской теплосервис», «УльГЭС», «Горсвет». Жилищный комплекс - 12: управляющие компании «Засвияжье-1», «Засвияжье-2», «Южное», «Новый город», «Заволжский», УК Ленинского района, «Лифтсервис», «Жилищник», Единый расчетно-кассовый центр, Дирекция единого заказчика, «ИТС», «ИЦЭЛ». Обслуживающий комплекс — восемь компаний:
«Благоустройство Заволжья», Асфальто-бетонный завод, Автотранспортное предприятие, «Горзеленхоз», «Декоративные культуры», «Ульяновскводоканал», «Ритуальные услуги», КП «Противооползневых работ».

Тарифы «по вертикали»
На вопросы «Делового обозрения» отвечает председатель Комитета по регулированию цен и тарифов Ульяновской области Александр Королев.
— Александр Николаевич, реформирование ЖКХ — процесс затяжной и проблемный. Как вписывается в него система тарифного регулирования?
— Сегодня идет реорганизация не только структуры ЖКХ и энергетики, но и системы регулирования этих отраслей. Выстраивание вертикали власти в стране затронуло и эту сферу. Но если закон о государственном регулировании цен и тарифов на тепловую и электрическую энергию был принят еще в 1995 году, то Закон «О ценообразовании в отношении организаций коммунального комплекса» вступил в силу лишь с 1 января 2006 года.
Отныне Федеральная служба по тарифам устанавливает предельные индексы роста тарифов на каждый регион. На основании этих индексов Област-ной комитет цен определяет предельные индексы роста на те или иные услуги в рамках муниципальных образований. И соответственно, уже на местах должны устанавливать размер коммунальных платежей по поселениям и по конкретным видам услуг.
— Эта схема уже действует?
— Частично. Беда в том, что столь глобальные изменения в законодательстве были приняты 26 декабря. К тому времени основная масса муниципальных образований уже приняла решение по тарифным ставкам на 2006 год. Поэтому получилось, что Ульяновская область безоговорочно «вписалась» только в два из четырех нормативов, утвержденных для нас ФСТ.
Тариф на водоотведение в среднем по области вырос на 6,3% при максимально допустимых 10%. Среднеотпускной тариф «Ульяновскводоканала» увеличился на 6%. При этом стоимость воды для населения выросла на 30%, а для промышленных потребителей снизилась на 6,5%. Тепловая энергия, вырабатываемая ведомственными и муниципальными котельными, в среднем по области подорожала на 14,9% при разрешенных 15%. Но обратите внимание: тепловая энергия, а не услуги отопления для населения. Гигакалория используется на отопление не только жилого фонда, но и бюджетной сферы, промышленных предприятий и т.д.
— То есть разделения на группы потребителей больше не существует?
— Поскольку в приказе ФСТ идет речь об услугах организаций коммунального комплекса в целом, сразу всплывает Постановление Правительства РФ № 609. Еще в 2001 году оно предписывало всем субъектам федерации прекратить перекрестное субсидирование, когда заниженный тариф для населения компенсировался заведомо завышенным тарифом для промышленных потребителей. Наконец-то это требование в Ульяновске выполнено.
— Но при этом город превысил допустимый индекс роста оплаты жилищных и коммунальных услуг?
— Для Ульяновска мы установили предельный индекс 16,3% по жилищным услугам и 18,6% по коммунальным. Но оказалось, что стоимость жилищных услуг в городе выросла более чем на 30%. Поэтому область была вынуждена вмешаться. Город провел перерасчет, и в среднем рост был уменьшен наполовину.
Но здесь есть очень важный нюанс. Установленные ФСТ 19% роста тарифа на жилищные услуги — это средний предельный индекс для региона. В некоторых муниципальных образованиях тарифы выросли на 100 и даже на 200%.
— Но откуда такие астрономические цифры?
— В то время, когда вся страна повышала тарифы постепенно, гибко переходила к рыночным преобразованиям и к реформированию ЖКХ, в нашем регионе занимались, мягко говоря, политиканством. Понятно, что бесплатно лучше, чем за деньги. Но о каком качестве услуги в данном случае можно говорить? Стремление установить экономически обоснованные тарифы — это попытка сделать сектор ЖКХ действительно рыночным и привлекательным для частного бизнеса. Но кто говорит, что частные компании будут руководствоваться именно максимально возможными тарифами? Больше нельзя, меньше — пожалуйста.
— Процент от себестоимости — понятие относительное.
Почему никто не ведет речь о снижении себестоимости?
— В ульяновских условиях тариф часто не доходит даже до себестоимости. О какой рентабельности, прибыльности и развитии предприятия может идти речь, если все кричат, что тариф надо понижать, а он даже не покрывает затраты?
Я не говорю, что на предприятиях ЖКХ все идеально. Себестоимость далеко не всегда обоснована, ее надо проверять. Все принимаемые тарифы обязательно проходят экспертизу общественного экспертного совета. А аудиторская проверка стоит от 200 тысяч до 2 млн. рублей. Поэтому всегда возникает вопрос: кто будет платить? Налоговым кодексом разрешено включение в тариф затрат на аудиторскую проверку. Но где гарантия, что завтра нас не обвинят в необоснованном повышении тарифов?
— А как «вписались» в индексы ФСТ наши соседи?
— Ульяновская область — одна из немногих, кто принял к исполнению приказ ФСТ, и в некоторых случаях снизил размер платежей для населения. Причем снижение произошло без ущерба для организаций, которые эти услуги оказывают. А целый ряд регионов пошел по другому пути. Уже в феврале появился новый приказ ФСТ, где планка предельного индекса по настоянию регионов увеличилась до 24% и выше. В Самар-ской области, например, индекс по жилищным услугам вырос до 128%, по коммунальным — до 122%. Тарифы для бюджетных организаций у нас остались самыми низкими, для сельхозпредприятий — одними из самых низких. Впервые за несколько лет мы не стали поднимать тарифы для промышленных предприятий. Сегодняшняя задача — максимально упорядочить процесс тарифообразования. Мы надеемся, что ФСТ установит предельные индексы роста тарифов на 2007 год уже в июле-августе, а значит, до 1 декабря все ставки для населения и для юридических лиц будут определены.
— И насколько вырастут эти ставки?
Минимум — на уровне инфляции. А максимум будет зависеть от цены на природный газ.

Город ждет концессионеров
На вопросы «Делового обозрения» отвечает заместитель главы города Ульяновска Анатолий Ревенков.
— Анатолий Николаевич, бытует мнение, что муниципальные предприятия ЖКХ однозначно убыточны. Это действительно так?
— В реестре муниципальной собственности Ульяновска 25 организаций ЖКХ и энергетики. Из них 13 прибыльны, а 12 убыточны. Наибольшие проблемы связаны с предприятиями по управлению жилищным фондом города. За девять месяцев 2005 года ими получен убыток около 150 млн. рублей, а кредиторская задолженность составляет порядка 800 млн. рублей.
В целом же сумма совокупного дохода муниципальных предприятий ЖКХ и энергетики превышает 500 млн. рублей в месяц. Это 93% от валовой доходности всех муниципальных предприятий. Но при этом предприятия ЖКХ остаются наиболее убыточными. Совокупная доля их убытков составляет более 96% от общей суммы.
— Явится ли панацеей допуск в сферу ЖКХ частного бизнеса?
— Уровень износа коммунальной инфраструктуры в стране составляет в среднем 60%. При этом за 2004 год объем инвестиций в ЖКХ Ульяновска и Ульяновской области составил всего 8% от общего объема инвестиций. Поэтому требуется разработать такую систему мер, которая, с одной стороны, через сохранение административного контроля позволила бы повысить эффективность, устойчивость и надежность функционирования систем жизнеобеспечения города, а с другой стороны, обеспечила инвестиционную привлекательность жилищно-коммунальной отрасли.
Сложившаяся в Ульяновске монополия в сфере ЖКХ должна быть нарушена частными компаниями. Согласно 131 федеральному закону, органы местного самоуправления организовывают и создают условия для предоставления услуг в сфере ЖКХ. Закон не ограничивает предприятия по их ведомственной принадлежности и форме собственности. Это значит, что перечень МУП ЖКХ может быть скорректирован.
— И какая схема реформирования муниципальных предприятий ЖКХ видится вам наиболее приемлемой?
— Наиболее приемлемым представляется преобразование МУПов в открытые акционерные общества. Приватизация обеспечит равные юридические права для всех участников рынка, а также будет способствовать созданию условий для привлечения в сферу ЖКХ и энергетики частного капитала. В состав акционерного капитала могут включаться производственные сооружения, системы диспетчерского управления, устройства, оборудование и приборы, складские помещения. Но объекты сетевой коммунальной инфраструктуры должны сохраняться в муниципальной собственности. Это определено Законом «О приватизации».
По Закону объекты коммунально-бытового назначения могут быть приватизированы в составе имущественного комплекса унитарного предприятия, «за исключением используемых по назначению жилищного фонда и объектов его инфраструктуры, объектов транспорта и энергетики, предназначенных для обслуживания жителей поселения». С этим нельзя не согласиться, так как утрата имущественных прав на объекты коммунального назначения будет подрывать не только экономическую, но и политическую основу местного самоуправления. Поэтому контроль органов власти за жизненными, а следовательно, стратегическими объектами ЖКХ и энергетики не должен быть потерян.
— Что будут представлять собой акционерные общества в сфере ЖКХ?
— Приватизация МУПов позволит создать ОАО в виде предприятий — управляющих компаний, в сферу деятельности которых входит управление коммунальной и энергетической инфраструктурой города на договорной основе. По мере необходимости и в соответствии с утвержденным Ульяновской Городской Думой планом приватизации, акции ОАО подлежат продаже. При этом у органов местного самоуправления вместе с правом собственности на коммунальную и энергетическую инфраструктуру остается право выбора наиболее эффективной управляющей компании. КУГИ изучил все возможные схемы управления имуществом ЖКХ с участием частного бизнеса. Наиболее приемлемой признана концессионная схема в рамках нового Закона «О концессионных соглашениях». Экономическое содержание концессии представляет собой передачу по конкурсу в долгосрочную аренду имущества с определенными инвестиционными обязательствами на условиях осуществления деятельности, предусмотренной соглашением. При этом имущество, отданное в концессию, остается в собственности муниципалитета. Позиция города такова: в основе привлечения частных компаний в ЖКХ должны быть договоры, сопровождаемые инвестиционными соглашениями. Мы убеждены, что только в таком случае удастся создать реальную конкурентную среду на рынке коммунальных и энергетических услуг. В КУГИ начата работа по подготовке материалов, необходимых для разработки Положения о передаче муниципального имущества по концессионному соглашению.
— В чем принципиальное отличие концессии от аренды?
— Договор концессии предусматривает ответственность концессионера перед муниципалитетом за неисполнение или ненадлежащее исполнение установленных соглашением обязательств по предоставлению товаров, работ, услуг, в том числе по водо-, тепло-, газо- и энергоснабжению. В случае неисполнения частными компаниями-концессионерами инвестиционных обязательств у органов власти остается возможность расторжения договора и выбора по конкурсу иной компании.
Но я должен напомнить, что предприятия ЖКХ и энергетики различны не только по видам деятельности, но и по структуре собственного капитала, по финансовой устойчивости. Поэтому все, о чем говорилось выше, хоть и является общим для всех МУПов, но в большей степени применимо для дальнейшего развития имущественного комплекса, который находится в ведении МУП «Теплоком», «Городская теплосеть», «Городской теплосервис», «УльГЭС», «Горсвет», «АБЗ», «Ульяновскводоканал», «Лифтсервис», «ИТС», «ИЦЭЛ».

Зачем бизнесу ЖКХ?
Юрий Вершинин исполнительный директор ГНУ «Средневолжский научный центр»
Во всем мире ЖКХ — не очень чистая и не очень прибыльная работа. Однако в России, при грамотном использовании «административного ресурса», коммунальный бизнес может быть очень выгодным делом. Но без административного ресурса — вряд ли. В России сейчас строится государственный капитализм. Государство уже крупнейший собственник и будет только наращивать свое влияние. Хорошо это или плохо, не нам судить — сделать мы все равно ничего не можем. И если правительство вмешивается в дела ВАЗа и ЮКОСа, то почему вы думаете, что в других отраслях будет иначе?Во всем развитом мире, куда мы стремимся, всюду (без исключений!) царят корпорации-монстры: США, Франция, Германия, Испания. Более крупные монстры прикупают «монстриков» поменьше, сравнимых по размерам капитализации с нашим Газпромом. И частные компании выполняют скорее функцию «раздражителя», который не дает этим гигантам «уснуть на лаврах». Причем раздражитель этот искусственно поддерживается государством, получая немалые средства в той или иной скрытой форме.
А что в России? Между нами (в виде товариществ собственников жилья со счетчиками тепла на домах) и «большой энергетикой» с лицом Чубайса существует большая «темная» зона в виде негодных, отслуживших свой срок сетей и людей. Кто ею займется? Государство? Может быть. Частный бизнес? Тогда он должен четко знать условия и порядок возврата вложенных средств плюс рыночный процент. А если процент не рыночный, то этот бизнес уже не частный!
Но разве у нас так бывает? Скорее всего, именно государство возьмет на себя все решения по установлению «коммунального оброка». Возможно, те самые пресловутые 20% от дохода семьи. А частный бизнес будет заполнять те рыночные щели, в которых государство не захочет мараться или надумает показать загадочный «рыночный механизм».
Означает ли все вышесказанное, что сферой ЖКХ заниматься не надо? Нет, не означает. Рыночные «щели» (о которых мы вели речь) в отдельности могут быть очень сытными для отдельно взятого предпринимателя.
А отдельно взятым гражданам — совет. Предоставьте возможность поучаствовать в процессе отстаивания ваших жилищно-коммунальных интересов бодрым пенсионерам, энергичным отставникам и незамужним учительницам младших классов.
В мире есть много более интересных и занимательных вещей, которые к тому же могут стать для вас дополнительным источником дохода. А тратить время на поиск загадочной «экономии энергоресурсов» просто жалко.
P.S. Кстати, «Российские коммунальные системы» (РКС), за сотрудничество с которыми так ратуют в областной администрации, к России не имеют НИКАКОГО отношения. 50% их акций владеет Виктор Вексельберг (по данным журнала «Эксперт», пятый по богатству россиянин) и, по слухам, хочет купить еще 25%. А вот будет ли он «равноудаленным» олигархом с 2008 года — большой вопрос.

Дмитрий Чуров, Мария Мишина

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: