Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Рынок труда: ценовое измерение

Cколько стоит наш труд? И почему при множестве вакансий существует безработица? Наиболее острые аспекты этих и ряда других проблем обсуждались на майском заседании круглого стола «ДО», состоявшемся в преддверии праздника весны и труда.

Анатолий Юмалин

Елена Сорокина

Елена Шуркалина



Анатолий Лапин

Валерий Кранцев

Ирина Карабанова



Ирина Борисова

Дмитрий Савицков

Юрий Чибисов



Людмила Семенова

Валерий Мартынов

Анна Туманова



Участники круглого стола:

Ирина Борисова, директор по управлению персоналом ОАО «Элегант»
Ирина Карабанова, руководитель департамента управления персоналом ГК «ДАRS»
Валерий Кранцев, начальник Управления государственной службы занятости населения Ульяновской области
Анатолий Лапин, профессор УлГУ
Валерий Мартынов, директор по управлению персоналом «QSP-логистика»
Дмитрий Савицков, исполнительный директор НП «Ассоциация производителей мебели, мебельных компонентов и изделий из древесины»
Людмила Семенова, начальник отдела подбора персонала ГК «ДАRS»
Елена Сорокина, заместитель директора Агентства кадровых решений
Анна Туманова, директор компании «Альтер Эго Консалтинг»
Юрий Чибисов, начальник Управления по труду Министерства промышленности, предпринимательства и трудовых ресурсов Ульяновской области
Елена Шуркалина, руководитель отдела по работе с персоналомООО «Провиант»
Анатолий Юмалин, заместитель председателя обкома профсоюза работников автомобильного и сельскохозяйственого машиностроения


Юрий Чибисов:
— В прошлом году в нашем регионе среднесписочная численность работающих составила 442 тыс. человек и увеличилась на 3,3% к 2006 году. Еще три года назад динамика была отрицательной. Рост произошел в основном за счет промышленности, где занято 126 тыс. человек (на 6,3%). На 2,2% увеличился персонал в производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, на 12% — в строительстве, на 17% — в оптовой и розничной торговле. На транспорте и в связи численность работающих уменьшилась на 4,5%, в образовании — на 1,8%. Средняя зарплата в 2007 году достигла 8456 руб., или 126,4% к 2006 году (в январе 2008 года — 10,5 тыс. руб.). В лидерах, где зарплата в 1,5 и более раз выше среднеобластной, — предприятия по добыче полезных ископаемых, железнодорожный и воздушный транспорт, финансовые институты. В сельском хозяйстве средняя зарплата возросла на 39%, но остается невысокой (4647 руб.). В пищепроме она достигла 7275 руб., в текстильном и швейном производстве — 5251 руб., в производстве кожи и обуви — 2633 руб., в обработке древесины — 6534 руб. А на прочем сухопутном транспорте, куда входят маршрутки, — всего 4,5 тыс. руб. Эти отрасли не позволяют региону выйти на более высокие позиции по зар-плате. В результате область заняла 12 место по Приволжскому федеральному округу и 71 место по России. Существуют два основных пути повышения зарплаты: создание новых высокотехнологичных производств и вывод зарплат из «тени». По инициативе правительства региона всем предприятиям предложено выходить на уровень не ниже среднеобластного показателя. За прошлый год 3,5 тысячи предприятий и организаций подняли зарплату до среднеотраслевого уровня.


Валерий Кранцев:
— За последние три года в области намечается стабильная тенденция снижения безработицы. Общая безработица, составлявшая три года назад 9%, сейчас снизилась до 4,7%, регистрируемая — с 3,5 до 1,7%. В Ульяновске на мартовских ярмарках вакансий их заявлено 5,5 тыс., а посетителей было немногим более трех тысяч. Горожан в основном не устраивает уровень оплаты труда, но 86% всех вакансий составляют рабочие специальности. Остродефицитны не специалисты с вузовскими дипломами, а высококвалифицированные рабочие. За последние годы возник дисбаланс на рынке труда: с 1991 года количество обучающихся в вузах увеличилось более чем в три раза. По России средний возраст высококвалифицированных рабочих достиг 54 лет: не случайно воссоздан областной департамент начального профессионального образования. Наиболее сильно страдают сельские районы, где занятость носит ярко выраженный сезонный характер.
Могут ли решить кадровую проблему 11,5 тыс. безработных, стоящих на учете? 15% из них — инвалиды, с трудоустройством которых возникает немало вопросов. 25% — пытаются возобновить работу после более чем годичного перерыва. 20% — это молодежь в возрасте
16-29 лет, которая зачастую заявляет о своих необоснованно завышенных амбициях. 11% — люди предпенсионного возраста. Причем в
целом 40% не имеют профессионального образования.


Елена Сорокина:
— У нас несколько иные данные по зарплате на рынке труда. По-прежнему наиболее востребованы специалисты по продажам (от менеджеров до директоров). Требования становятся все выше — нужны умные, профессиональные и опытные менеджеры. Размер зарплаты в сфере продаж зависит от активности самих работников. Например, менеджерам предлагается 8-15 тыс. руб. в окладной части плюс переменная часть. Бухгалтеры, финансисты, экономисты также активно пользуются спросом. Зарплаты главных бухгалтеров колеблются от 15 до 60 тыс. руб. в зависимости от размера и сферы деятельности предприятия. Зарплата экономистов варьируется от 8 до 22 тыс. руб. Финансовым директорам предлагается зарплата от 30 до 90 тыс. руб. Выросли и зарплаты управленцев — от 40 до 120 тыс. руб. в окладной части плюс целевые бонусы. Пытаясь удержать ценные кадры и нанять лучших специалистов, компании вынуждены постоянно повышать вознаграждение и формировать более выгодные, чем у конкурентов, компенсационные пакеты.


Ирина Борисова:
— Наше предприятие — одно из крупнейших швейных производств в Приволжском федеральном округе (среднесписочная численность — 1096 человек). Мы ежегодно индексируем зарплату (в этом году —
поэтапно на 20%). Средняя зарплата составляет 7-8 тыс. руб. при сдельно-премиальной системе. Опытные швеи получают 14-15 тыс. руб., специалисты в среднем от 9 до 17 тыс. руб., управленцы — около 25 тыс. руб.
Чтобы закрепить рабочих, проводим активную социальную политику. Есть медпункт, столовая, оплачиваем большую часть стоимости путевок в детские оздоровительные лагеря. Готовя кадры, имеем дело с разными слоями населения, в том числе и с инвалидами. Выпускниц профучилищ не хватает для того, чтобы закрыть потребности предприятия. А выпускники школ в большинстве своем имеют слишком завышенную самооценку в своих притязаниях на высокую зарплату, хотя приходят на производство неподготовленными к результативному труду. Во время обучения они получают стипендию в 3 тыс. рублей и зарплату в зависимости от выработки. А после учебы им три месяца
доплачивают подъемные по тысяче рублей. На селе проблема в том, чем занять людей зимой. А у нас многие увольняются к весне и уезжают на село, чтобы к осени вернуться.


Дмитрий Савицков:
— Рад, что у коллег все хорошо. Невысокий уровень зарплат в мебельной отрасли (9-15 тыс. рублей для квалифицированных рабочих) обусловлен рядом объективных причин. Начну с главной для нас проблемы: низкой производительности труда. Зачастую она обусловлена устаревшим оборудованием, но нельзя не учитывать и человеческий фактор. Люди отвыкли работать с высокой производительностью без лишних разговоров и перекуров, поэтому производительность иностранных мигрантов в несколько раз выше. К снижению уровня средней отраслевой зарплаты приводит и работа «гаражных» фирм «втемную» и сбивание ими цены на продукцию. Следующая проблема —
отсутствие квалифицированных рабочих: средний возраст наладчиков оборудования достиг 55-60 лет! Для ее решения с областным минобразования договорились начать обучение рабочих нашего профиля, но престижность рабочих профессий в обществе крайне низка. Удручает и слабая подготовка выпускников вузов: даже не берусь сравнивать их с выпускниками советского периода. На величине зарплаты сказываются и непрофильные расходы, поскольку постоянно растет цена аренды помещений, предприятия, находящиеся в промзоне Заволжья, вынуждены нести большие затраты на доставку людей. Но при организации экономической зоны «Заволжье» наши предложения по организации мебельного кластера остались без внимания.


Елена Шуркалина:
— Торговля — достаточно сложная отрасль, в которой часто приходится работать с неподготовленными сотрудниками. Отдаем предпочтение работникам с торговым образованием: очень тесно сотрудничаем с торговыми техникумами города. Но большинство выпускников продолжают обучение в вузах, поэтому у нас остаются немногие. Сотрудничаем с областной биржей труда, участвуем в ярмарках вакансий. Однако кадровая проблема остается актуальной, что связано в первую очередь с наличием альтернативных предложений со стороны федеральных торговых сетей. Поэтому служба персонала компании постоянно работает над улучшением компенсационного пакета для своих сотрудников.


Юрий Чибисов:
— И все-таки кадровую проблему удалось в последние три года сдвинуть с мертвой точки благодаря резкому увеличению в регионе объема промышленного производства (с 50 млрд. рублей по итогам 2004 года до 109 млрд. рублей в 2007 году). Но когда мы проводили мониторинг, чтобы отследить, какие специалисты нужны, выяснилось, что на большинстве предприятий не планируют кадровую политику.


Ирина Карабанова:
— Компания «DIXIS» находится в более выигрышном положении, потому что может удовлетворить амбиции молодежи, желающей заработать. При этом мы ежегодно вкладываем в обучение каждого сотрудника в среднем по 2,5 тыс. рублей. В компании действует программа по работе с внутренним кадровым резервом, первый год отработал корпоративный университет. Однако дефицит кадров нарастает. И эта проблема очевидна. Если в 2004 году из 10 человек, претендующих на должность продавца-консультанта салонов связи, мы брали троих, в 2005 — семерых, то в 2006 — уже почти всех. Гордимся тем, что у нас работать престижно. Но работа сопряжена с большой ответственностью, а это не каждый принимает.


Людмила Семенова:
— У нас в компании есть кадровое планирование, но остается острой нехватка специалистов. В Ульяновске немного учебных заведений, которые готовят, например, специалистов по общепиту высокой квалификации. Даже преподаватели профучилищ зачастую не владеют информацией о современном оборудовании, которое есть в наших кафе. Возникает вопрос: для кого идет обучение? Хотелось бы, чтобы мы работали, учитывая наши совместные интересы. Проблема подготовки специалистов вузов тоже вызывает вопросы. Очень редко дипломированный маркетолог, к сожалению, может ответить даже на вопросы по теории, не говоря уже о практических навыках. Но мы готовы вкладываться в подготовку сами, поскольку иного выхода нет.


Валерий Мартынов:
— Наша компания занимается оптово-розничной реализацией запчастей, делая упор на качественные сервис и логистику. Средний возраст сотрудников — до 30 лет: это бывшие выпускники вузов, имеющие серьезные амбиции и уже накопившие определенный опыт. Конечно, мы делаем все, чтобы удерживать самых сильных из них. Установили конкурентоспособную заработную плату: средняя зар-плата менеджеров по продажам — около 20 тыс. рублей, менеджеров по закупкам — около 15 тыс. рублей. Мы прекрасно понимаем, что нужно дополнительно мотивировать работников. Так, в IV квартале прошлого года предложили бонус, и пять наших сотрудников получили возможность поехать с семьями на отдых в Египет, добившись этого благодаря добросовестной работе. Действуют и другие программы, направленные на повышение лояльности к компании.
Но сталкиваемся с такой проблемой: специалистов для коммерческих структур и с узкой отраслевой направленностью в региональных вузах не готовят, несмотря на множество факультетов. В целом думается, что проблема дефицита кадров несколько преувеличена. Существует такое мнение: нет дефицита кадров, есть дефицит интересных работодателей. Любому предприятию, я считаю, нужно много работать над тем, чтобы быть привлекательными на рынке труда.


Анна Туманова:
— Завышенные требования по зарплате — обычное явление. Но, наверное, скоро придется брать сначала самых лучших работников из средних, а затем уже и лучших из худших по уровню профессионализма. Правда, на ряде предприятий Москвы предпочитают вкладываться в высокотехнологичное оборудование, чтобы снизить свои риски и издержки от неквалифицированного и недешевого персонала соответственно. В августе такое производство запустят и в Ульяновске. Потратили много миллионов евро, зато набрать 30 человек персонала с достаточным высшим техническим образованием и без вредных привычек — задача вполне решаемая. Согласна: есть свободный персонал, безработные. Но их квалификация не соответствует требованиям рынка, и они никому не нужны. Пока компании, имеющие внутренние обучающие центры, остаются донорами для остальных. Мы работаем с разными бизнесами, но у всех главная проблема — поиск и удержание достойных сотрудников. Надо создавать нормальную репрезентацию успеха в Ульяновске, чтобы молодежь закреплялась в компаниях: слишком многие уезжают.


Анатолий Юмалин:
— Наверное, молодой состав круглого стола не знает, что такое профсоюзы. Полагаю, что кадровую проблему не решить, пока существует проблема достойных зарплат. А добиваться их работники могут только посредством заключения коллективных договоров, способных регламентировать и кадровую политику, и работу с молодежью (там, где есть профсоюзные организации). В нашей отрасли — крупнейшие предприятия региона, но средняя зарплата также низкая: чуть выше 12 тыс. рублей на УАЗе, чуть больше 9 тыс. рублей на ДААЗе и Ульяновском моторном заводе, примерно 8 тыс. рублей на «Автодеталь-Сервис». В области принято трехстороннее соглашение между правительством региона, работодателями и профсоюзами на 2007-2009 годы. Ключевое условие: минимальная оплата труда не может быть ниже уровня прожиточного минимума. Чтобы этого достичь, нужна большая работа профорганизаций, работодателей и правительства для достижения общественного согласия.


Анатолий Лапин:
— Кафедра экономического анализа УлГУ с 2002 года исследует региональный рынок труда. К сожалению, проект закрылся, но в прошлом году удалось опросить около 600 работодателей. Получены достаточно интересные данные. Наш регион выглядит плохо по сравнению с другими регионами России, если брать среднюю зарплату. Заметно уступаем по темпам роста экономики. У нас они — чуть более 5%, а у Пензы — свыше 30%.
Считаю, что конкурентные преимущества потеряны регионом в основном за горячевский период. Отсюда и проблемы с торможением зарплаты, причем отрыв продолжает нарастать. А из демографической ямы еще не начали выбираться, поскольку теряем в год примерно по 10 тыс. человек. Уменьшение естественной убыли перекрывается отрицательным миграционным оттоком: за 2007 год он составил 10%. И в целом население Ульяновской области сокращается вдвое интенсивнее, чем по России. Фактически выбраны все объемы трудовых ресурсов. Но соседние регионы «займут» и эти остатки, предложив более высокую зарплату и интересную работу.


Юрий Чибисов
— По-моему, не все настолько плохо. К примеру, за последние три года областной бюджет вырос с 6 млрд. до 22 млрд. рублей. Но раз мы живем в этом регионе, то и от нас зависит, как мы организуем эту жизнь. Давайте стремиться к лучшему!

обсудить статью

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: