Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Садовод Рогозин

8 ноября 1859 года родился самый известный симбирский садовод Степан Степанович Рогозин.

Степан Степанович Рогозин

Хотя Степан Рогозин родился в Вятской губернии, где из-за сурового климата садоводство не было в чести, да и быт грязного рабочего поселка мало к нему располагал, с детства он испытывал особую тягу к природе. «До сих пор припоминаю, — напишет он позже в автобиографии, — какой восторг вызывали у меня лес, луга, речка. С каким увлечением ходил я за ягодами, за грибами. В огороде у отца отгородил уголок и засадил в нем «сад».
Его отец, рабочий Воткинского завода, накопив денег, выкупил в 1861 году столярную мастерскую, и Степан Рогозин с восьми и до 22 лет помогал отцу в его мастерской. Одновременно учился в заводской школе, затем в окружном училище, а завершил образование в Казанском учительском институте.
Получив диплом, он в 1885 году поступил на вакантную должность учителя словесности в 4-е Симбирское городское училище для мальчиков. «В первое время учительства, занимаясь усиленно умственным трудом и не работая физически, сильно подорвал я здоровье. Чтобы его поправить, летом, как тогда было принято, выезжал на дачу. Однако там тоска заедала. Тогда купил маленький сад и принялся за работу с топором и лопатой...». И сорок лет не выпускал их из рук, вырастив сад, лучший на всем волжском косогоре.
Начинал, как и все новички. По столичным каталогам наугад выписывал саженцы плодовых и ягодных культур, семена цветов и овощей, отбирая и культивируя все лучшее. Однажды выписал семена томата — овоща, которого в городе до него ни у кого не было. Да и сам он о нем имел весьма смутное представление. Высадив рассаду, Степан Степанович с нетерпением ожидал, что же из нее вырастет. «Я очень удивился, когда на кустах картофеля (как я думал) у меня выросли большие зеленые, а потом красные яблоки», — напишет он спустя несколько лет в одной из своих работ по садоводству.

Павильон Рогозина на выставке 1908 г.

Наблюдая, как созревают плоды, он долго недоумевал, что же ему с ними делать. Способов переработки томатов еще никто в Симбир-ске не знал. И Рогозин принял самое простое решение — все собранные 50 кг помидоров он вынес на рынок, выручив от продажи полтора рубля. На следующий год он продал этих овощей уже на 15 рублей, через три-четыре года — на 150. А лет через десять он начал выручать с помидоров по 500 и более рублей.
Глядя на него, и другие горожане потянулись к новому огородному растению. Но не у всех это получалось. Некоторые горе-огородники попадали в смехотворные ситуации. Так, один из соседей, поленившись спросить у Рогозина, как правильно проводить пасынкование томатов, решил проделать эту операцию по своему разумению. Оборвав все листья на растениях до самой макушки, он пригласил Рогозина «полюбоваться» на дело рук своих.


В 1920-х годах сад Рогозина в Ульяновске считался местной достопримечательностью, а его самого называли королем садоводов

Видя неумение симбирян обращаться с новой культурой, садовод описал свой опыт в брошюре «Как я сажаю помидоры», сопроводив ее необходимыми советами. Вот один из них: «Пусть те, кто хочет поесть или запасти на зиму действительно вкусные помидоры, покупают их в саду прямо с корня и целыми пускают на мочку, а треснувшие на пюре — в бутылки. Кому некогда идти самому, пусть заказывает принести таких, тогда и садоводам незачем будет обманывать публику на базаре и продавать кислую «желтую траву» без всякого вкуса за настоящую помидору».
Но главным предметом забот Рогозина были плодовые культуры: яблони, груши, вишни и прочие. Занявшись садоводством, он сразу обратил внимание на сортовую неразбериху в садах симбирских садоводов. Иногда один и тот же сорт у разных хозяев имел различные названия. «Лет тридцать по всей Волге и прочих местах я искал сорта: белый налив, тонковетку..., и, в конце концов, оказалось, что во все времена моих поисков они росли у меня в саду, и я ел их за все время занятия садоводством, только они носили у нас другое название».

На месте знаменитого сада в 1969 году был создан Парк Дружбы народов

Тогда-то и пришла идея описать все известные ему в Поволжье сорта, чтобы садоводы, имея под рукой книгу, смогли выбирать, какой из сортов они хотят видеть в своем саду. Скрупулезно собирая сведения по каждому сорту, Рогозин в 1904 году выпустил уникальный по значению труд «Средне-Волжская помология» (помология — наука о сортах плодовых культур), в которой описал более 100 сортов яблонь и груш, встреченных им в симбирских садах и в садах соседних губерний: Пензенской, Самарской, Саратовской, Казанской, которые он обследовал на протяжении нескольких лет. Встречая неизвестный ему сорт в чьем-нибудь саду, Рогозин прививал его у себя, изучая качества сорта в применении к климату Среднего Поволжья. Так благодаря Рогозину в садах у симбирян появились превосходные по качеству сорта яблоки: Хорошавки Сенгилеевская и Гвоздичная, Мальт Украинский, Первенец Рогозина, и груши: Красотка и знаменитая Бессемянка.
Книга Рогозина выдержала три выпуска (последний — в 1924 году) и стала первым в России региональным изданием по помологии. Ее высоко оценил известный русский плодовод, профессор помологии из Петербурга Василий Пашкевич: «Многоуважаемый Степан Степанович! Я имел удовольствие на днях получить Вашу рукопись, которая по первому же впечатлению не есть «Краткая помология», а вообще «Практическая помология Поволжья», так как содержит в себе богатые материалы о сортах Поволжья, не только практические, но также и отчасти научного характера», — писал он ему в письме.

Здание Симбирской уездной земской управы, где с 1906 по 1917 годы размещалось симбирское общество садоводов

Занятия наукой не заставили себя долго ждать. В начале 1930-х годов в Куйбышеве (Самаре) открылась зональная плодово-ягодная опытная станция, сотрудники которой предложили Степану Степановичу работать параллельно с ними. Теперь, проводя опыты с новыми сортами на своем участке, он регулярно отправлял их результаты в Куйбышев.
Но наука наукой, а для содержания семьи Рогозину приходилось думать и о материальной выгоде, которую сулило его предприятие. В 1902 году он заложил при саде на площади в две десятины первый в Симбирске коммерческий плодовый питомник, где начал выращивать на продажу саженцы 23 сортов яблонь и трех сортов груш, рассылая их по каталогу и через объявления в центральных изданиях по всей стране. В 1911 году на выставке в Москве питомник Рогозина получил малую серебряную медаль за свою продукцию. Ежегодно из питомника отпускалось до 30 тысяч саженцев! Так из маленького садика, каким он был в начале 1890-х годов, сад Рогозина превратился в доходное торговое заведение, известное на всю Россию.
Скупая соседние с его домом участки земли, Степан Рогозин занял под сад значительную часть Подгорья вдоль крутого Завьялов-ского (ныне Пролетарского) спуска. Спасая сад от оползней, он первым из садоводов начал устраивать в нем противооползневую защиту. В этом ему помогал сын Игорь, будущий известный в нашей стране ученый-оползневик.
После сильнейшей засухи в Поволжье в 1921 году и последующего за ней массового развития садовых вредителей, уничтоживших почти все подгорные сады, только рогозин-ский сад выстоял и выделялся зеленым островом среди поеденных огневкой садов соседей. Но каких усилий стоило это его хозяину!

Степан Рогозин среди экспонатов на выставке садоводства в Ульяновске в 1925 г.

В середине 1920-х годов сад Рогозина в Ульяновске уже считался местной достопримечательностью. Весной он покрывался белой пеной цветущих яблонь, груш и вишен и гудел от кружащих над цветом пчел. Летом и осенью благоухал на всю округу ароматами зреющих плодов. Со всего города сюда приходили на экскурсии школьники. А студенты садоводческой школы, находившейся неподалеку, на спуске Рылеева, приходили на практику. Художник Дмитрий Архангель-ский в своем альбоме «Экскурсионная графика Ульяновска» запечатлел этот сад и беседку в нем (осталась от прежних владельцев Чебоксаровых), назвав ее «образцом симбирской садовой архитектуры, откуда открывается широкий вид на подгорные сады, разливы, острова и синеющее Заволжье».
Работая в городском училище (до 1911 года) и в саду, Степан Рогозин находил время для общественной деятельности. На протяжении многих лет он был депутатом Симбирской Городской Думы, а в 1901 году выступил в числе инициаторов открытия в городе Симбир-ского отдела Императорского общества садоводства. С первых же дней сам стал активным его членом. Принимал участие во всех меро-приятиях общества — будь то выставка или съезд садоводов, публичная лекция или издание брошюр по садоводству.
После революции Степан Степанович Рогозин возглавил городское общество садоводов, возродил проведение регулярных садоводческих выставок. Поскольку в те годы призовых средств обществу выделялось мало, он сам учредил главный переходящий приз выставок — собственные бронзовые столовые часы под стеклянным футляром.
Когда-то один из журналистов назвал Рогозина «королем симбирских садоводов» и не покривил душой. Авторитет его как непревзойденного знатока местного садоводства был настолько велик, что и в наши дни, по прошествии стольких лет, о нем пишут, его вспоминают в кругах, близких к садоводству, его архивом пользуются многие современные ульяновские исследователи.
Рогозин умер в 1935 году, а его знаменитый сад был разрушен в 1969 году при создании Парка Дружбы народов. И только старожилы среди растительности парка еще узнают чудом уцелевшие, одичавшие деревца бывшего рогозинского сада.

обсудить статью


Иллюстрации из фондов Ульяновского краеведческого музея
Татьяна Громова

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: