Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Спасет ли «точечная помощь» экономику страны?

Какой поддержки ждет бизнес от власти в новых экономических условиях и что готово предложить государство? Об этом шла речь на мартовском заседании круглого стола «ДО».

УЧАСТНИКИ КРУГЛОГО СТОЛА:

- Евгений Вдовин, начальник отдела экономического анализа и приватизации КУГИ мэрии Ульяновска
- Руслан Гайнетдинов, директор департамента развития предпринимательства Правительства Ульяновской области
- Василий Гвоздев, председатель Ульяновской Городской Думы
- Вячеслав Гуринович, генеральный директор ЗАО «Тандем»
- Руслан Закиров, генеральный директор Рекламной Группы «ЛИГО»
- Александр Кошелев, независимый юрист
- Александр Крутов, генеральный директор холдинга «Иванофф ресторанс групп»
- Вера Обушинская, зампредседателя КУГИ мэрии Ульяновска
- Николай Силов, начальник отдела кредитования малого бизнеса Ульяновского филиала №7331 Банка ВТБ-24
- Сергей Торопицин, директор филиала ООО «Поволжский лизинговый центр» в городе Ульяновске
- Павел Юдин, заместитель руководителя УФАС по Ульяновской области

«ДО»:
— В бюджете Ульяновской области-2009 заложено 64 млн. рублей на развитие малого и среднего бизнеса. Претерпела ли антикризисные изменения областная программа развития предпринимательства?

Руслан Гайнетдинов

Руслан Гайнетдинов:
— В рамках пакета антикризисных мер проведены корректировки программы. Приоритеты расставлены следующим образом. Основная часть, 22,5 млн. рублей, — на субсидирование процентной ставки по кредитам и договорам лизинга. 15 млн. рублей — на Ульяновский региональный фонд поручительств, 9 млн. — на систему грантов начинающим предпринимателям, 15 млн. — на мероприятия по завершению реконструкции здания областного бизнес-инкубатора, 500 тысяч — на развитие молодежного предпринимательства, 200 тысяч — на развитие центров скорой юридической помощи, 500 тысяч — на развитие ремесленной деятельности и некоторые другие направления. Но самое главное — мы рассчитываем на 140 млн. рублей федерального софинансирования.

Субсидирование процентных ставок направлено в основном на поддержку существующих компаний. Тех, кто успел взять кредиты, но в связи с наступившими обстоятельствами не выполнил условия бизнес-плана, потерял сбытовую базу, не может выплачивать выросшие проценты. Главное условие господдержки — гарантия сохранения рабочих мест. Определены приоритетные отрасли. Есть также и ограничения по максимальной сумме кредитов — до 15 млн. рублей.

Грантовая система направлена на стимулирование и развитие начинающих предпринимателей — тех, кто зарегистрировался не более года на момент подачи заявки либо еще не является предпринимателем. Гранты получат проекты, наиболее интересные и удачные с экономической точки зрения. Здесь будут соревноваться бизнес-планы. Разработана балльная система оценки. В оценочную комиссию войдут члены правительства, представители общественных объединений предпринимателей. Сумма гранта не более 300 тыс. рублей, обязательное условие — софинансирование собственными средствами не менее 10%.

Объем Фонда гарантийных поручительств, с учетом федерального софинансирования, — порядка 45 млн. рублей. Задача — поддержать заемщиков, размер кредитов которых до 3 млн. рублей. Условия те же: сохранение рабочих мест, приоритетность отрасли для Ульяновской области. Мы рассчитываем, что с апреля эта система начнет работу. Если есть интересные проекты — уже сейчас можем включать их в реестр малых предприятий, претендующих на господдержку.

«ДО»:
— Все эти меры — адресные. Сколько малых предприятий они смогут поддержать и сколько нуждаются в помощи?


Руслан Гайнетдинов:
— Мы рассчитываем оказать поддержку 200-250 субъектам малого и среднего предпринимательства. Много это или мало? Конечно, мало. В области 8 тысяч малых предприятий, 35 тысяч реально работающих индивидуальных предпринимателей. Всем ли сегодня нужна поддержка? Не факт. Мы исходим из того, сколько средств у нас есть. Это не всенародная раздача денег, а соревнование проектов, идей. Интересных и реальных в своем воплощении.

Вячеслав Гуринович

Вячеслав Гуринович:
— Ситуация, которая сложилась сейчас между банками и предпринимателями, — это не кризис отсутствия денежных средств, а кризис недоверия. Многие успешно работали с банками в течение последних лет, активно использовали кредитные ресурсы, вовремя расплачивались. Почему вдруг резко прекратилось их кредитное финансирование?

Николай Силов:
— Мы не прекращали кредитование. Но требования к субъектам малого бизнеса, обращающимся за кредитными ресурсами в наш банк, безусловно, ужесточились, особенно в части финансового состояния и залогового обеспечения. Основная проблема в том, что многие организации и предприниматели пострадали от кризиса. Примерно у каждой второй компании, которая оформляет у нас заявление на получение кредита, падение выручки по сравнению с аналогичными периодами прошлого года составило от 30 до 50%. В этих условиях мы вынуждены повысить требования к проектному финансированию, особенно в части рассмотрения генерируемых проектами доходов, которые зачастую выступают в качестве основных источников погашения кредитов. Мы исходим из принципа налаживания партнерских отношений с клиентами и не стремимся увеличивать их долговую нагрузку в случае явно выраженных негативных тенденций в их предпринимательской деятельности.

«ДО»:
— А есть сегодня такие, у кого все в порядке, кто имеет гарантии?


Николай Силов:
— С начала года мы выдали кредитов на общую сумму порядка 40 млн. рублей. С 1 марта, как и было запланировано, в нашем банке начинает внедряться лизинг. В сфере поддержки клиентов, которые уже стали нашими заемщиками, в октябре-ноябре 2008 года было осуществлено рефинансирование валютных кредитов в рублевые обязательства. Активно используется реструктуризация текущих кредитов, без дополнительного усиления залоговой массы. Мы понимаем, что если сегодня наш клиент столкнулся с проблемой, то завтра с этой проблемой столкнемся и мы. Поэтому условия работы с клиентами, которые испытывают трудности либо в ближайшей перспективе столкнутся с ними, очень гибкие. Вместе с тем, хотелось бы отметить нежелание некоторых клиентов принять ухудшение экономических условий за действительность. К счастью, таких немного, и большинство заемщиков уже подготовились к возможным негативным последствиям.

Руслан Гайнетдинов:
— Многие эксперты сходятся во мнении, что кредитный «либерализм» кончился. Таких денег, как в последние годы, больше не будет. Один из выходов — программы целевых кредитных средств. Мы ведем переговоры с Российским банком развития (РБР), «дочкой» Внешэкономбанка, который выделяет целевые ресурсы для кредитования субъектов малого и среднего бизнеса. Ставка не льготная. Но деньги реально приходят в регион, от нас только банки-партнеры, и схема начинает работать. Есть договоренность по совместному проекту со Сбербанком — Региональному центру микрофинансирования. Рассчитываем открыть Центр на базе технопарка. Общий фонд — 50 млн. рублей. Область входит имущественным комплексом, и 25 млн. вкладывает Сбербанк. Эти меры смогут покрыть еще часть финансовых потребностей малого бизнеса.

Сергей Торопицин

Сергей Торопицин:
— С субсидированием платежей по договорам лизинга пока ясности нет. Как будет возмещаться процент, какая сумма подлежит субсидированию — непонятно. В лизинговом платеже много составляющих. Нужно вырабатывать единую систему, привлекать экономистов, приглашать представителей лизинговых компаний и приходить к общему решению. В принципе, все просто: есть стоимость предмета лизинга, есть переплата в течение срока. Понятно, что возмещение не будет выше двух третей от ставки рефинансирования, как и при банковском возмещении. Но методику нужно уточнять. В условиях кризиса лизинг продолжает работать. Но порядок цифр таков. С начала года мы получили один кредит, на 500 тыс. рублей. А в августе-сентябре прошлого года сумма кредитов составила более 70 млн. рублей. Вот и судите, работают банки или нет. Наша компания работает более чем с 30 банками. Почти все подняли процентные ставки, от 5 до 10 пунктов. 28% вместо 18 — это просто нереально.

«ДО»:
— Еще один большой вопрос — уровень ставок аренды. Предприниматели готовы выйти с обращением в Гордуму о снижении муниципальных ставок на 30%.


Руслан Гайнетдинов:
— С КУГИ города Ульяновска, самым большим арендодателем, достигнуто соглашение о возможной рассрочке арендных платежей. Ставки аренды муниципальных и областных площадей оставлены на уровне 2008 года. Однако не все частные компании-арендодатели поддержали инициативу правительства области о замораживании арендных платежей. Например, много жалоб от предпринимателей с Центрального рынка, рынков «Ланцет», ТК «Звезда» из-за роста арендной платы на 35-40%. Мы готовы выходить на диалог. Давайте искать взаимоприемлемые решения.

Василий Гвоздев

Василий Гвоздев:
— Мы делаем все возможное за счет внутренних муниципальных ресурсов для того, чтобы помочь бизнесу. Если дойдет до необходимости отказаться от арендной платы вообще — сделаем и это. Но нужно понимать, что нельзя полностью отказаться от всего, что является доходной частью бюджета: арендная плата, налог на имущество, на землю, ЕНВД. А таких обращений масса — не только от малых предприятий, но и от крупных.

Принято решение, что все тарифы муниципальных предприятий остаются на уровне 2008 года. А это минус 90 млн. рублей только с «Водоканала». Снижая доходную часть по КУГИ на 100 млн. рублей, мы урезаем четыре социальные программы. Так что такие меры поддержки не беспредельны. Корень проблем в другом. Если мы не разошьем банковскую систему, не обуздаем рост энерготарифов, экономика не заработает. Пусть бизнес ничего не будет платить в муниципальный бюджет, но когда не станет спроса и начнет рушиться внутренняя экономика предприятий, мы получим массовый обвал реальных производств в масштабе страны. Это может случиться уже через четыре-пять месяцев, когда у большинства предпринимателей наступают серьезные платежи по кредитам и перекредитовки.

Нужно выходить на решения государственного уровня. Уверен, что должны быть обращения к президенту, правительству страны от регионов — власти, бизнеса, СМИ — по главному вопросу: банки и энергетика. Пока банки имеют возможность зарабатывать за государственный счет миллионы на покупке-продаже валюты, а газовщики и большая энергетика выставляют тарифы на месяц вперед, с ростом на 25%, ситуация будет только ухудшаться. И никакая поддержка на уровне области и города результата не даст.

Вячеслав Гуринович:
— Поддерживаю эту точку зрения! Вопросы микрокредитования, снижения арендной платы станут абсолютно бесполезны, если не будет спроса. А спрос формируется из уровня зарплат. Если практически все крупные предприятия в городе стоят или перешли на сокращенный график — это скажется, в первую очередь, на малом бизнесе, на сфере услуг, торговли и т.д. Когда люди не получат зарплату, им не с чем идти в магазины. Пока деньги не придут в большую экономику, ничего хорошего у нас не получится.

Алексей Кудрин сообщил, что в течение января Россию покинуло 40 млрд. долларов — «уменьшились иностранные инвестиции». Читай за кадром — это те деньги, которые банки получили от государства, провели хитрыми путями и вывели за границу. А еще объявлено, что по крупным банкам невозврат кредитов составит 80 млрд. долларов. Вот они, деньги. Все легко просчитывается. А нам говорят: вы, ребята, поработайте и выведите, наконец, страну из кризиса.

Николай Силов

Николай Силов:
— Экономический кризис отражается и на банках тоже. Как ни странно, в условиях роста потребности в кредитных ресурсах со стороны реального сектора экономики мы не наблюдаем ажиотажа среди клиентов. Вопрос в другом. Клиенты не понимают, как будет складываться ситуация через месяц, полгода, год. Одни не знают, куда инвестировать собственные средства, не говоря уже о заемных, другие же пытаются реализовать начатые проекты, ориентированные на те сегменты экономики, которые в большей степени пострадали от кризиса, что чревато для них неполучением ожидаемого дохода. Последних можно понять: оценка проектов осуществлялась, когда экономика была на стадии подъема, сейчас же идет спад, и многие решения надо пересматривать, что очень трудно психологически, особенно когда инвестиции в основной капитал уже осуществлены.

«ДО»:
— Государство собиралось поддержать малый бизнес, дав ему право преимущественного выкупа арендуемых помещений. Как работает этот механизм?


Евгений Вдовин

Евгений Вдовин:
— 159-й федеральный закон — хорошая мера господдержки. Но, к сожалению, пока нет возможности применять ее широко. Остается неурегулированным вопрос, кого можно считать оплачивающим арендную плату надлежащим образом. Над этим работают все регионы.

Вячеслав Гуринович:
— Есть оптимальная формулировка Гражданского кодекса. «Надлежащим образом» — все то, что не оспорено в судебном порядке. Эту формулировку мы предложили вынести на Городскую Думу.

Василий Гвоздев:
— Решение Думы принято, но этого недостаточно. Есть Законодательное Собрание области, есть федеральный закон. Решение Гордумы отправлено на согласование в прокуратуру.

Евгений Вдовин:
— В 159-ФЗ много нюансов, которые требуют уточнения. Тем, кто руководствуется законами, принятыми на региональном уровне, федеральные структуры уже погрозили пальцем. Замечания дают и прокуратура, и ФАС. В том же Санкт-Петербурге — сегодня они продают, а через год все может быть опротестовано. Но есть еще один способ. Мы предлагали арендаторам, которым отказали в преимущественном праве приватизации из-за просрочки платежей, обращаться в суд. Если будет решение суда, мы получим документ, по которому сможем предоставить преимущественное право и в рабочем порядке. Пока есть один прецедент обращения в суд. Мы надеемся на то, что суд решит вопрос в пользу арендатора. Но при этом некоторые объекты, по которым имеются незначительные, по два-три дня, просрочки по платежам, мы уже приватизируем. И, конечно, будем идти навстречу таким арендаторам, но в рамках существующего законодательства. Готовим документы для приватизации еще двух сотен объектов.

Руслан Гайнетдинов:
— В марте, по информации из Минэкономразвития РФ, Госдума примет соответствующие поправки в 159-ФЗ. Надо дать возможность малому бизнесу максимально воспользоваться преимущественным правом выкупа. Политическая воля на региональном уровне для этого есть.

Вера Обушинская

Вера Обушинская:
— У бизнеса порой возникают претензии к власти при переводе жилых помещений в нежилые. Но нужно понимать, что этот вопрос напрямую связан с внешним видом города. Естественно, мы должны защищать интересы развития города. И можем предложить варианты на уровне архитектурных решений. Есть пилотный проект по улице Рябикова, 70. Мы пригласили предпринимателей, проектантов и предложили сделать одинаковое оформление первого этажа. Проект сдан, дом оформлен в едином стиле — в выигрыше оказались все. Сейчас идем по такому же пути: предлагаем заказать единый проект, а затем рекомендуем его следующим заявителям. Думается, такой путь наиболее цивилизованный. А количество обращений о переводе жилых помещений в нежилые только растет. Если в 2005 году их было 25, то в 2008 — 180.

Александр Крутов

Александр Крутов:
— Несмотря на кризис, в Ульяновск приходят крупные федеральные компании, крупные сетевики. Хотелось бы узнать, собираются ли органы власти защищать местный бизнес? Или сюда будут пускать всех, и в результате наш малый и средний бизнес скупят за копейки?

Павел Юдин:
— По закону о конкуренции запрета заходить из одного субъекта федерации в другой нет. Мы не против инициативы региона поддерживать местных предпринимателей, но это должно осуществляться в рамках законодательства.

Александр Крутов:
— Мы получили уведомление от УФАС с просьбой предоставить все экономические показатели по нашему бизнесу. По закону о конкуренции нам не должны объяснять, для чего нужны эти данные?

Павел Юдин:
— В данном случае, скорее всего, идет речь о согласовании сделок. При определенных критериях сделки нужно либо согласовать ее с антимонопольным органом, либо уведомить нас о ее совершении. А анализ конкурентной среды проводится в рамках законодательства о защите конкуренции. ФАС, как федеральный орган, осуществляющий контроль и надзор, не обязан сообщать, по чьему запросу делается анализ.

Александр Крутов:
— Еще один вопрос — проверки. За весь 2008 год проверок было 11, а за январь-февраль нынешнего уже восемь. И это притом, что на всех уровнях, от президента и премьера до исполнительных органов власти, говорят об объявлении моратория на все плановые проверки, а внеплановые — только по решению прокуратуры. Такое ощущение, что контролирующие органы призваны не помогать в таких тяжелейших условиях, а искоренять малый и средний бизнес.

Александр Кошелев

Александр Кошелев:
— Если сравнивать кризис 1998 года и нынешний, то десять лет назад государство было настолько слабо, что не могло поддерживать ни торговые сети, ни крупные предприятия. Государство самоустранилось, стали освобождаться целые ниши, куда вошел малый бизнес. Сейчас этого нет. Благодаря мерам господдержки сферы, где мог бы развиваться малый бизнес, начинают монополизироваться. Это плохо. Для развития малого бизнеса важна роль и государственной политики, и негосударственного сектора. Посмотрите, как наше население относится к частнику! До сих пор есть подозрение, что где частник, там обман. Это неправильно. Над этим надо работать. И начинать надо со школьной и студенческой скамьи. Всевозможные советы студенчества, органы самоуправления должны воспитывать дух предпринимательства.

«ДО»:
— Еще одна сфера отношений бизнеса и государства — организация и проведение госзакупок. Как здесь и конкуренцию сохранить, и 10-процентное участие малого бизнеса обеспечить?


Руслан Закиров

Руслан Закиров:
— По рекламному рынку могу сказать, что нам катастрофически не хватает госзаказов. В 2008 году на социальную рекламу было выделено 20 млн. рублей, в этом — только 4 млн. И то вряд ли мы их получим. Утвержден бизнес-план, прописан бюджет, но все утонуло в бумагах, средства не реализованы. А ведь вложения в социальную рекламу имеют социальное значение. Это то, что воспитывает общество. И в условиях кризиса особенно важно. У нас есть мысли, как можно сделать подсветку для городских зданий, много других идей. Это не салюты на праздник, а то, что останется надолго. Но встречной заинтересованности нет. Ситуация с наружной рекламой очень серьезная. Рынок упал процентов на 50. Мы выплываем за счет федеральных сетей, делаем вывески по всей России. В Ульяновске много пустых щитов, но оплата идет, как за заполненные. Мы относимся к этому с пониманием, не убираем конструкции. Но возникает еще одна проблема — неплатежи по работам, которые выполнены по выигранным муниципальным конкурсам. Особенно остро этот вопрос стоит в Димитровграде.

Павел Юдин

Павел Юдин:
— Федеральный закон о государственных и муниципальных закупках принимался в большой степени для того, чтобы была экономия бюджетных средств и прозрачность отношений, были торги. Тяжело выиграть? Этот вопрос надо отнести к лицам, которые составляют конкурсную документацию, котировочные заявки. Но малый бизнес научился пользоваться рычагами, которые предоставлены 94-м законом. Количество жалоб на процедуры размещения заказов увеличилось в разы. По 70% из них выдаются предписания об отмене торгов, запросов котировок. Мы отслеживаем проведение торгов от размещения информации о них до заключения контрактов. При обнаружении нарушений предпринимаются очень жесткие меры. На должностных лиц, как органов государственной власти, так и местного самоуправления, в 2008 году наложено штрафов порядка 5 млн. рублей. Согласно законодательству размеры штрафов составляют от 20 до 50 тыс. рублей.

Василий Гвоздев:
— 94ФЗ, без сомнения, хорош. Он демонополизировал рынок, допустил огромное количество малых и средних предприятий к бюджетным деньгам. Но сегодня крайне необходимо этот закон дорабатывать. Важно, чтобы конечным критерием оценки являлась не только цена, но и качество, и репутация фирмы. Есть много примеров, когда организация с 10-летней репутацией, имеющая на балансе сети, технику, проигрывает конкурс компании, у которой один бульдозер, но она предложила более низкую цену. А потом такие победители конкурсов за 3-4% переуступают договор, нанимают профессионалов в субподряд. Десятки примеров! И десятки примеров, когда эти компании подают жалобу в УФАС, результаты конкурса отменяются, а мы теряем сроки выполнения работ. Хорошо бы объединить усилия УФАС, ЗСО и выйти с предложениями в Госдуму об улучшении условий 94ФЗ.

Александр Кошелев:
— Власть выступает если не родным отцом, то злым отчимом любого бизнеса: с помощью власти бизнес рождается, «ставится в угол», воспитывается, образовывается, умирает. Во всех этих точках взаимодействия бизнес нуждается в неких регламентах, нормах, которые бы формализовали его отношения с властью. Чтобы было на что ссылаться и на что реагировать. Второе. Должны быть критерии эффективности работы власти в сфере развития малого бизнеса. И самое главное — никакая власть не поможет предпринимателям, если они сами не смогут договориться между собой.

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: