Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Становление. Очерк 2. Выборы и власть*

* Продолжение. Начало в № 8 (115) 2007 г.


История и теория вопроса

Отечественное предпринимательство, восстановленное (в который раз в нашей истории) в конце 1980-х годов для латания экономических прорех и изыскания дополнительных ресурсов, незамедлительно ощутило себя не только в экономическом, но и в политическом, и в социальном пространствах. Власть в лице государства задавала правила игры, общество выжидало насыщения рынка товарами и услугами, благотворительных акций и т.д. и т.п. «Внеэкономическое» поведение избирателей было с неизбежностью соотнесено с новыми политическими реалиями реформируемой России.
Логика политического развития отечественного предпринимательства почему-то напоминает (при известной доле воображения и отчасти — иронии) логику развития пролетариата и его борьбы, изложенную еще К. Марксом и Ф. Энгельсом в «Манифесте Коммунистической партии» (1848 г.). У нас все было именно так: от коалиций и профсоюзов — к политической партии, от стихийных и локальных акций — к общенациональным действиям, от частных «поблажек» — к легитимному гарантированию собственных интересов.
Похоже, далее, что классическая формулировка К. Маркса (деньги — товар — деньги +) была переосмыслена и осовременена (деньги — власть — деньги +), а посему предприниматели все активнее и все результативнее включались во всевозможные политические акции. Воздействовать на власть и политику можно по-разному, и одним из способов такого воздействия стали выборы — эдакий окультуренный вариант прежней классовой борьбы.
Получив свою долю в ВВП, свою нишу в социальной структуре общества и свой имидж в массовом сознании, предприниматели стали более отчетливо осознавать и свою уникальную (не универсальную!) роль в экономике, обществе и государстве. Это осознание по времени совпало у нас с периодом экстенсивного партийно-политического строительства. И на общероссийском, и на региональном уровнях возникают политические субъекты, включающие в свои декларации потребности и интересы предпринимателей. Со своей стороны, и сами предприниматели не только сканируют российский партийно-политический рельеф, но и непосредственно участвуют в создании различных политических партий и общественных организаций — равно как и во всех всевозможных выборах, лично и опосредованно.


Декларации, программы и платформы

Предвыборные платформы политических партий и избирательных блоков, предвыборные программы кандидатов на различные должности и в различные органы власти всегда или почти всегда двояки по своей сущности. С одной стороны, эти платформы и программы отражают реальные проблемы не менее реальных социальных групп. С другой же стороны, они — средство, как говорят политологи, «мобилизации электората» (а проще говоря — привлечения голосов избирателей).
По-видимому, так же двояко и следует рассматривать все много- и разнообразие всех предвыборных деклараций.
Конечно же, «озвучивание» проблем предпринимательства в предвыборных декларациях выполняет определенную, специфически-мировоззренческую функцию. Но эта функция — не главная; поскольку все это «проговаривается» в период предвыборной борьбы, каждый программный тезис, по замыслу его автора, нацелен, как принято говорить, на «определенный сегмент электората». В данном случае — на предпринимателей. Подобный замысел, без сомнения, разумен, обоснован и прагматичен, но... каков возможный результат?
Немного отвлечемся. Женщины у нас составляют чуть более половины численности ульянов-ских избирателей, пенсионеры — около трети. На выборах в Государственную Думу России третьего созыва (1999 г.) движение «Женщины России» получило в Ульяновской области 1,3% голосов, Партия пенсионеров — 1,5%. Как говорится, почувствуйте разницу...
Возможно, вышеприведенные примеры расхождения чрезмерно контрастны. Однако именно такие рельефные расхождения наиболее наглядно подтверждают гипотезу о том, что «попечительство» в конкретных проблемах не обязательно привлекает голоса тех групп электората, которых эти проблемы касаются. Связь здесь — вероятная, но отнюдь не обязательная.
Количественную оценку предвыборным декларациям дают, как известно, избиратели. Вот почему имеет смысл привести некоторые сравнительные итоги голосования при выборах в Государственную Думу России по отдельным «предпринимательско-ориентированным» партиям (% полученных ими голосов) (см. таблицу).
Таким образом, мы имеем налицо ульяновско-российское «электоральное отставание» при голосовании за вышеперечисленные партии и движения (единственное исключение здесь — «Общее дело» в 1995 г.). Как бы подтверждением этой тенденции служат и результаты выборов в Законодательное Собрание Ульяновской области третьего созыва (2003 г.) по общеобластным партийным спискам: «Яблоко» — 4,6%, «Ульяновцы» — 4,3%, СПС — 2,9%. Эти участники выборов заняли соответственно 6-е, 8-е и 10-е места (из 10) и в Законодательное Собрание Ульяновской области не прошли. Насколько закономерна подобная ульяновская специфика?
Если выйти за рамки рассматриваемой темы («Выборы»), то следует напомнить: показатели занятости ульяновцев в сфере малого бизнеса, доля малых предприятий в общем объеме област-ного производства продукции (товаров, работ, услуг) и инвестиций — заметно ниже среднероссий-ских. Следует ли при таком социально-экономическом ульянов-ском фоне удивляться ульянов-ским же партийно-политическим результатам?


Выборы, шансы и результаты

«Перейдем на личности». Но до этого немного почти арифметических рассуждений «о шансах».
Теоретически — с точки зрения математического ожидания — чем больше кандидатов, тем меньше голосов приходится в среднем на каждого из них, тем меньше голосов нужно для победы. Здесь, правда, есть некоторые количественные ограничения. Во-первых, некоторые выборы требуют для победы не менее 50% + один голос (например, губернаторские). Во-вторых, кандидат-лидер считается (точнее, считался) избранным, если за него подано голосов больше, чем голосов «против всех».
Фактор протестного голосования проявил тенденцию к усилению и со временем превратился в реальную деструктивную силу, делая выборы несостоявшимися — и в одночасье был элиминирован из избирательных бюллетеней. Но все это, повторюсь, — лишь «электоральная арифметика».
Наш огромный опыт всевозможных выборов (как ульяновских, так и общероссийских) свидетельствует, что на долю первых трех кандидатов-лидеров приходится, как правило, около 70% голосов избирателей. С одной стороны, подобная «концентрация» голосов — подтверждение изначального неравенства в потенциалах кандидатов. С другой стороны, она — демонстрация диапазона предпочтений избирателей, причем диапазона относительно небольшого.
Посмотрим теперь на этот вопрос «конкретно-исторически» (возможно, и не всеохватывающе, но на наиболее ярких и типовых примерах).
1993 год. Выборы в Государственную Думу России первого созыва. Среди десяти ульяновских кандидатов в одномандатных округах — два достаточно известных предпринимателя, Олег Берлянд и Мансур Шангереев. По итогам голосования оба они занимают последние места в своих округах — победителями там стали кандидаты от «партии власти» (или от областной администрации, что почти одно и то же).
1995 год. Выборы в Законодательное Собрание Ульяновской области первого созыва. Среди кандидатов — три выдвиженца от областного комитета профсоюзов работников малого и среднего бизнеса. По итогам голосования все они занимают в своих округах последние места.
1996 год. Выборы главы администрации Ульяновской области. Из шести претендентов на эту должность два представителя предпринимательства — Виктор Баркайтис и Николай Семашин. По итогам голосования они занимают соответственно четвертое и третье места. Их обошли, причем с большим отрывом, действующий тогда губернатор области Юрий Горячев и первый секретарь Ульяновского обкома КПРФ Александр Кругликов.
1996 год. Одновременно с губернаторскими выборами прошли выборы депутатов Городской Думы Ульяновска первого созыва. Из 115 кандидатов почти каждый шестой — представитель малого и среднего бизнеса. Из 15 избранных депутатов четыре предпринимателя. Председателем же Городской Думы стал генеральный директор Торгового дома «Фактум» Василий Гвоздев.
1999 год. На выборах в Государственную Думу России третьего созыва по Ульяновскому одномандатному избирательному округу №181 среди 10 кандидатов — предприниматель Виктор Жарков, относительно малоизвестный в городе человек. Его итог — седьмое место по результатам голосования. Победитель — генерал Вадим Орлов, поддержанный областной администрацией.
1999 год. Одновременно с думскими выборами прошли (точнее, начались, поскольку имели несколько повторных голосований) и выборы депутатов Законодательного Собрания Ульянов-ской области второго созыва.
В конечном итоге среди 25 депутатов двое (Олег Горячев и Игорь Селиверстов) относились по роду своей деятельности к предпринимательству.
2000 год. Выборы мэра Ульяновска. Среди шести претендентов на эту должность — уже упоминавшийся здесь ранее Виктор Жарков. Его результат — последнее место.
Тогда же, в 2000 году, прошла «первая попытка» выборов депутатов Городской Думы Ульянов-ска второго созыва (по причине недостаточной явки избирателей повторные выборы состоялись в 2001 году.) По сравнению с выборами 1996 года доля кандидатов-предпринимателей заметно поубавилась — почти до 2%. В Городской Думе второго созыва большинство было за представителями образования и здравоохранения. Депутатом вновь стал уже упоминавшийся здесь ранее Василий Гвоздев.
2003-2004 годы. Серия первичных и повторных выборов в Государственную Думу России четвертого созыва и в Законодательное Собрание Ульяновской области третьего созыва (повторные выборы вызывались либо избытком протестных голосов, либо недостаточностью явки избирателей).
Сначала — по Государственной Думе России. Выборы депутата по Ульяновскому одномандатному избирательному округу №181 проходили трижды с количеством кандидатов (последовательно) 14,12 и 8 человек. Дважды в них принимал участие крупный ульяновский предприниматель Сергей Герасимов (седьмое и шестое места по итогам голосования), трижды — предприниматель из сферы строительства Николай Абрамов (десятое, пятое и второе места по итогам голосований). В итоге избранным оказался депутат Юрий Коган, выдвигавшийся от ЛДПР.
Выборы в Законодательное Собрание Ульяновской области по одномандатным округам проходили пять раз, но в итоге депутаты были избраны лишь в пяти из семи округов Ульяновска (в восьми округах вне областного центра выборы прошли сразу же).
К настоящему времени (лето 2007 года) в Законодательном Собрании Ульяновской области работают 28 депутатов, включая 15 избранных по общеобластным партийным спискам. Из этого числа к когорте предпринимателей (бывших или действующих) можно было бы отнести Алсу Балакишиеву, Расиха Гатауллина, Олега Горячева, Николая Ягодина. Это 1/7 состава нынешнего областного депутатского корпуса.
2004 год. Выборы главы администрации Ульяновской области. На этих, третьих по счету, губернаторских выборах в Ульяновской области в предвыборную борьбу включились девять кандидатов. В результате первого тура голосования уже упоминавшийся здесь предприниматель Сергей Герасимов занял второе место, на 7% уступив кандидату-лидеру и вышел во второй тур (поскольку никто из кандидатов не смог набрать более 50% голосов избирателей). Незадолго до повторного голосования решением суда Сергей Герасимов был исключен из списка кандидатов «в связи с подкупом избирателей».
2005 год. Выбор депутатов Городской Думы Ульяновска третьего созыва. Среди 222 кандидатов, внесенных в избирательные бюллетени, около 12% — представители малого и среднего бизнеса.
Как отмечали некоторые ульяновские аналитики, в отличие от предшествующей Городской Думы, где из 15 депутатов четыре представляли образование, а пять — здравоохранение, в сегодняшней Городской Думе доминируют директора и предприниматели.
Во всяком случае, если взять лишь «руководящую часть» Городской Думы (председатель и его заместители, председатели профильных депутатских комитетов — всего 14 депутатов), то предпринимателей здесь, как бывших, так и ныне действующих, — почти половина. Более точные данные здесь не нужны — важнее зафиксировать тенденцию...
Возможно ли оценить «результативность» предпринимателей, выступавших в качестве кандидатов-«одиночек», по региону за весь рассматриваемый период в общем и целом? Возможно. И закономерностей здесь просматривается несколько.
Во-первых, если использовать спортивную терминологию, при единоборстве в разных весовых категориях предприниматели обычно уступают либо кандидатам от наших «серьезных» политических партий, либо кандидатам от «партии власти».
Во-вторых, более сложно даются кандидатам-предпринимателям выборы на должности губернатора области и мэра Ульяновска, в Государственную Думу России по одномандатным округам (это — только у нас, в Ульяновской области; другие регионы могут демонстрировать свою специфику и иную тенденцию).
В-третьих, чем выше уровень избирательного органа власти или должностного лица, тем меньше шансов для кандидата-предпринимателя. Сказывается здесь не только влияние «административного ресурса» — сказывается образ, сложившийся в массовом сознании избирателей.
Вполне допустимо, что для вышеприведенных закономерностей (точнее, обобщающих наблюдений) всегда могут найтись исключения и даже контрпримеры, причем не единичные. Однако здесь было бы уместным вспомнить школьно-прописную истину: «исключение подтверждает правило». Сказано все это не к тому, чтобы отрицать шансы предпринимателей быть избранными. Шансы есть всегда. Вопрос в том, сколько этих шансов и как ими воспользоваться.

обсудить статью


Владимир Казанцев
социолог

10059
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: