Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Старый дом глянет в сердце мое

«Сквозь кусты и цветы, и колючие ветки старый дом глянет в сердце мое...» — писал Александр Блок. Трудно точнее передать ту притягательность, загадочность и обаяние старинных зданий, без которых невозможны ни преемственность культуры, ни самобытный облик городов.

Домик доктора Поленова ремонтируют на совесть (вид с улицы и со двора)

Написано как будто специ ально о Симбирске. И как будто не для нас: сегодня исторический Симбирск на глазах исчезает с лица земли целыми улицами и кварталами. Время от времени вспыхивают фейерверки гневных публикаций по дежурной схеме: хорошие историки-краеведы защищают и клеймят позором, вредные, корыстные предприниматели только и мечтают сломать старое и воткнуть безобразный «новострой».


Если бы все было так просто!

Маятник разрушения запустили октябрьским переворотом 1917 года и раскачивали почти весь ХХ век. Строили «наш, новый мир», освобождались от «исторического хлама, национальной культуры попов и буржуазии» — взорвали храмы, разграбили хозяйства, растащили коллекции. Строили водохранилище — затопили самые святые для русской культуры места, связанные с памятью выдающихся деятелей Отечества. Строили Ленинскую мемориальную зону (зону — какое «милое» словечко) — уничтожили самые ценные историко-культурные памятники и лучшие улицы. Чего ж хотим теперь, взлелеяв культ разрушения? Такой маятник сразу не остановишь.
Список зданий и сооружений Ульяновска, представляющих историко-культурный интерес, был впервые предложен вниманию общественности к 350-летию города — опубликован в журнале «Памятники Отечества» (№ 41(5-6) 1998). Практически он никого ни к чему не обязывал.
Список «объектов, состоящих на государственной охране» и «объектов, предлагаемых к постановке на государственную охрану» опубликован только в 2006 году.

Пока статья готовилась к печати, изношенные на 100% внутренние конструкции рухнули.

Сотрудники ГИМЗ «Родина Ленина» проделали огромную работу, разыскивая документы на самые значительные для истории и ценные здания города. Их ставили на учет как культурное наследие Симбирска только в 1990 годы и в начале XIX века.
Посмотрим на даты. Усадьба семьи Ульяновых со всеми каретниками и надворными постройками включена в список охраняемых в 1957 году, на ее содержание выделяются огромные деньги. Усадьба Акчуриных и здание ремесленного училища графа Орлова-Давыдова — только в 2003 году. Электростанция, духовная семинария и училище, банковские и купеческие здания — в 1990 году. А Покровское кладбище с некрополем — хранителем истории 360-летнего города — только еще предлагается включить в список.
Надо ли пояснять, что все это наследие, даром доставшееся от прежних владельцев, эксплуатировалось в советский период на износ, дома просто сгноили.
Износ внутренних помещений и конструкций в большинстве сохранившихся зданий составляет сегодня 80 и более процентов. Перед этой неумолимой реальностью оказались сегодня и краеведы-защитники достопримечательностей, и предприниматели-застройщики.
Угрозами и запоздалыми разоблачениями в стиле «ультиматум Керзону, кулак Чемберлену» тут не поможешь! Придется договариваться, даже если очень трудно. Третий за таким столом переговоров совсем не лишний. Третий — это власть. Сегодня мы приведем несколько примеров, что получается, если эти трое действующих лиц не нашли общего языка.


Как живется Ангелу?

«Проходят годы и века, а памятник этот, подобно Ангелу небесному, надзирает над градом нашим и хранит его от жестоких гримас истории». Этой замысловатой фразой заканчивается статья о Н.М. Карамзине в новом краеведческом издании. Теперь по этой книге в школах учат детей.
Побываем на самом досто-примечательном месте города и посмотрим, как живется Ангелу, хоть и небесному, но стоящему на нашей земле.
Карамзинский сквер. Памятников здесь четыре. Прежде всего, установленный в 1845 году уникальный монумент и пьедестал работы знаменитого скульптора С. Гальберга и его учеников. Он — единственный в России.
Вокруг — малая ограда, отлитая на Нижнетагильском заводе по рисунку симбирского архитектора Н. Любимова. Это — дар Авроры Карловны Карамзиной (Демидовой) в память о муже — сыне Н.М. Карамзина Андрее, погибшем на Крымской войне. Установлена в 1855 году.
Наружная ограда поставлена в 1866 году, отлита тоже по рисунку Н. Любимова в мастерских почетного гражданина Симбирска купца Н.В. Голубкова.

Ограда Карамзинского сквера ежедневно несет утраты


И, наконец, сквер, памятник природы. Его истории, богатствам и красотам посвящено за полтора века немало описаний.
И что же сегодня? Кустарники изрослись, деревья больные, многие десятилетия сюда не ступала нога ландшафтного архитектора. Катастрофически разрушается наружная ограда сквера. От многослойного асфальтирования и осадков ушел в землю ее ленточный фундамент. Снег вокруг сквера чистят микромодулем. Это не что иное, как трактор с навесным бульдозерным ножом. Нож широк, под снегом не видно, поэтому раз за разом откалывают куски фундамента, сбивают литые кронштейны ограды, которые, конечно, немедленно исчезают. Наносит бульдозерный нож и незаживающие раны деревьям, посаженным вокруг сквера. Украдены калитки. Чья-то «светлая» голова додумалась ремонтировать литые звенья с помощью сварки и арматурного прута.
Никаких информационных материалов о лучшем в городе и уникальном в России памятнике истории и культуры здесь нет. Зато торчат два щита с «тотемами», наглядно предупреждающими, что здесь нельзя разводить костры, закусывать килькой из банки и рубить деревья. Подобные ставятся в дремучих лесах, дабы отпугивать диких туристов.
Четыре памятника Карамзинского сквера достойны особого внимания, отдельного постановления областного правительства и Законодательного Собрания. Это — культурное наследие не только федерального, но и мирового уровня, единый комплекс. Говорят, на его содержание не хватает денег. Но они почему-то находятся на добрую сотню травяных чучел, именуемых «зелеными скульптурами». Так стоит ли размениваться на мелочи, когда не в порядке самое главное?


Не на нашей территории!

Домик доктора Поленова ремонтируется капитально, все делается на совесть, по высшему разряду. Заново оштукатурен фасад, во все окна вмонтированы стеклопакеты. Убраны безобразные сварные решетки, более подобающие милицейскому «обезьяннику» для дебоширов. Груды гнилых бревен и досок, выброшенных во двор, свидетельствуют о серьезных намерениях обновить внутреннюю отделку.
В №3 «ДО» за март 2007 года были высказаны опасения за судьбу этого объекта культурного наследия: домик имел жалкий вид и находился в близком соседстве с большой стройкой — Диализным центром. К счастью, тревоги не оправдались. Можно порадоваться — сегодня домик не узнать.
Да вот только архитектор Федор Ливчак тоже не узнал бы свой маленький шедевр! Потому что идет евроремонт, а не реставрация. Официальное название здания в «Списке объектов культурного наследия Ульяновска, состоящих на государственной охране», звучит так: «Дом старшего врача Александровской губерн-ской земской больницы». Областной больнице он по сей день и принадлежит.
Все, кто причастен к стройке (от руководства больницы до застройщиков), — люди ответственные, известные не только как специалисты, но и как общественные деятели. Никто из них не пренебрег бы предписаниями, консультациями, рекомендациями ученых-историков. Ремонтируют добросовестно, денег не жалеют. Могли бы сделать не гладкий, а рустованный фасад, заказать окна по ливчаковским образцам, восстановить крохотный декоративный балкончик.

Дом Харитонова — «охраняемый» объект


Но ни в одной из названных здесь организаций никаких документов на сей счет не получали! Как известно, по словарям, книгам-каталогам не строят. Выполняются конкретные, адресованные владельцам и строителям предписания, рекомендации, документированные, подкрепленные чертежами. Таковых не было и по сей день нет.
— Не на нашей территории. Хотя, конечно, надо бы... — вздохнул специалист Заповедника в ответ на вопрос автора этих строк.


А это — на нашей!

Дом Харитоновых по адресу:
ул. Радищева, 2А — на территории Заповедника. В качестве охраняемого объекта он числится с 1969 года. На нем есть табличка «Здесь жил в 1905-06 гг. Д.И. Ульянов с семьей». Но все это мало способствовало сохранности объекта. Хозяин, известный астроном, живет в Казахстане, дом уже много лет нежилой, на втором этаже сложены старые вещи, в комнатах первого этажа временно жили разные студенты. Состояние здания таково, что заходить внутрь опасно. Как думает читатель, что будет с этим островком культурного наследия?
Очень хочется, чтобы «кулаков Чемберлену» было поменьше, а своевременной работы с застройщиками побольше.

обсудить статью


Наталья Гауз

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: