Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Судьбы ее простое полотно

Гость январского номера — генеральный директор ЗАО «Фирма «Русь» Зинаида Измайлова

Зинаида Измайлова

Измайлова Зинаида Алексеевна родилась в Мелекесском районе
Ульяновской области. Окончила Ульяновский политехнический институт («инженер-технолог трикотажного производства»), Минский институт народного хозяйства («организатор промышленного производства»), курс Высшей бизнес-подготовки в Академии народного хозяйства при Правительстве РФ. Удостоена диплома «Бизнес-лидер 2000», присвоено звание «Заслуженный предприниматель», «Почетный Академик Международной Академии качества и маркетинга». Работала инженером, начальником экспериментального цеха «Мордовтрикотажбыт», начальником вязального цеха, заместителем главного инженера фабрики «Русь». С 1997 года — генеральный директор ЗАО «Фирма «Русь». Замужем, растит сына.

— Зинаида Алексеевна, не могу удержаться от аналогии с культовым фильмом «Москва слезам не верит», где главная героиня тоже возглавляет трикотажную фабрику. У вас с ней есть что-то общее?
— Очень нравится этот фильм! Я с института в женских коллективах, на нашей фабрике — девяносто процентов женщин, поэтому все эти заботы и трудности мне близки и понятны. И все-таки, я совсем другая. Никогда не была общественницей — не хотела, не стремилась. И потом, героиня фильма свое положение выстрадала. У меня же все получалось гораздо проще. Мне повезло: я росла в хорошей семье, где все были сыты-одеты-обуты, всегда царили любовь, нежность и трогательные отношения. Мои родители очень мне помогли в свое время.
— Матерью-одиночкой не стали, цветы сами себе не покупали...
— Никогда в жизни не покупала сама себе цветы! И матерью-одиночкой не смогла бы быть. Просто не представляю, что это такое — быть без мужа! У меня в воспитании сына огромную роль выполняет муж, он и семью ведет. Я гораздо более слабая женщина, чем героиня этого фильма.
— Но жизнь в общежитии вам тоже знакома.
— Я в город приехала из села и пятнадцать лет прожила в общежитии. Спустя годы это стало страшно тяготить, захотелось чего-то своего. Не представляла, как это я пойду жить к кому-то. Моя первая квартира — вымученная покупка, на нее мне все мои родные средства собирали. А общежитие осталось в памяти, как большая страница в моей жизни.
— А подруги?
— У меня великолепные подруги! Еще в институте сформировался круг общения, потом мы приехали работать на крупнейшую трикотажную фабрику в Ульяновской области. Сегодня мы больше, чем сестры. Муж не может понять мою страсть к этим дамским посиделкам. А вообще все женские слабости при мне: люблю посидеть в хорошей компании, потанцевать, люблю украшения, сладости. А вот спиртное не люблю и курить никогда не пробовала.
— Согласны, что мужчину на девяносто процентов делает женщина?
— В моем случае это совершенно невозможно! У нас достаточно поздний брак, и я получила мужа уже готовеньким. И вообще, это секрет хорошей семейной жизни: не стараться переделывать мужа, а воспринимать его таким, какой он есть; попытаться — хоть в лупу — разглядеть все хорошее, что в нем есть. А муж у меня действительно великолепный, например, он все умеет делать по хозяйству, ведет здоровый образ жизни, у него такая сила воли! В общем, просто подарок. Он мне об этом напоминает, когда я забываю (смеется).
— А вы согласны с сакраментальной фразой: «В сорок лет жизнь только начинается»?
— Знаете, не совсем согласна. Я реалист, абсолютно четко вижу, что до тридцати пяти лет человек ведет очень активный образ жизни, он способен учиться, расти, впитывать. Так что карьеру нужно построить максимум до сорока. Директором, кстати, меня избрали в тридцать восемь лет. Тогда был очень сложный момент на фабрике, я подумала: а почему бы не попробовать? Это сейчас «Русь» на высоте. А тогда — посмотрите на диаграмму: вот 1997 год — фабрика почти остановлена. К этому времени у меня стаж на предприятии составлял четырнадцать лет, и все равно пришлось многому учиться. И сегодня, я считаю, в моей профессии остается еще много темных пятен.
— Значит, в планах — получение еще одного бизнес-образования?
— Конечно! Вообще, мне повезло с образованием. Когда я закончила политех, на фабрике мне сразу доверили крупный вязальный цех. А дальше карьеру без дополнительного образования строить было сложно. Чтобы я была в резерве на дальнейшее продвижение, министерство направило меня в Минск, там был наш базовый институт. А когда отработала года четыре директором, для себя решила: нужно встряхнуть мозги! И поступила в Академию народного хозяйства по Президентской программе, вошла в Клуб директоров. До сих пор у нас замечательное доверительное общение с преподавателями Академии, с руководителями успешных компаний России.
— Думаю, вы там себя чувствуете среди равных: ЗАО «Фирма «Русь» трижды удостаивалось звания «Лучшее предприятие отрасли». В Клубе директоров вас спрашивают о секретах успеха?
— Да, там это принято. У первых лиц предприятий проблемы, в общем-то, одинаковы, но у каждого свой механизм их решения, свой рецепт успеха.
— А вот губернатор Сергей Морозов так обозначил главный секрет вашего успеха: «У Зинаиды Измайловой глаза горят!»
— Я рождена под знаком Скорпиона, и во мне звездами заложены конкретность, четкость, определенный карьеризм. Я никогда не стремлюсь, не хочу кому-то нравиться — настолько прямолинейный, без всяких гибкостей человек. Если мне что-то не нравится, говорю это резко и откровенно, если что-то нравится — бурно радуюсь. Абсолютно не могу меняться, как хамелеон, в зависимости от ситуации. А любое дело, за которое берусь, всегда делаю мощно и основательно. Чтобы быть в числе первых.
Помню студенческую практику на Пинском трикотажном комбинате. Я работала на ровничных машинах, очень сложных —у меня кожа на руках вся была клочками, страшнейший шум. Но я в такой азарт входила, такое наслаждение испытывала оттого, что я хожу и все эти станки меня слушаются. Неважно, кем ты работаешь, важно свое дело делать хорошо.
— Вашему сыну сейчас тринадцать. Он по-прежнему «работает» на вашей фабрике моделью, рекламируя одежду для мальчиков?
— И не переставал. Вы его изображение видели на фасаде фабрики, только в это лето плакат обновили. А еще в этом году он у меня трудился на рабочем месте инженера по рекламе, распечатывал рекламные листовки, в акциях участвовал. К сожалению, у нас в России профориентация детей идет с опозданием. Вот я в Италии была, так там дети четыре часа учатся, остальное время работают.
В 14-16 лет они уже — замечательные профессионалы своего дела, а в 20 вовсю руководят своим бизнесом. Я задала вопрос 20-летнему управляющему трикотажной фирмы: «Какое у вас образование?» — «А меня мама учила. С восьми лет!» Я бы хотела, чтобы у моего ребенка была ранняя профориентация, чтобы он был готов управлять бизнесом, с детства учился определенному мастерству.
— А куда он тратит кровно заработанное?
— О! Если то, что я ему даю, он тратит налево и направо, то свои деньги он спрятал и, по-моему, до сих пор не потратил. Он уже очень хорошо считает деньги. Ребенок у меня очень меняется, хотя у него по-прежнему великолепный, мягкий характер, в отличие от моего — сложного, немножко агрессивного. Он на глазах взрослеет, так здраво рассуждает, я с ним даже порой советуюсь.
— Психологи утверждают, что всех людей можно разделить на «поваров» и «официантов» — тех, кто предпочитает быть «за кулисами», и тех, кто на людях? А вы к какому типу относитесь?
— Вообще я человек совершенно не публичный, но жизнь заставила: моя сегодняшняя должность обязывает быть на виду. И потом, я же не от себя выдаю информацию, я представляю интересы всего предприятия. У нас, я считаю, сегодня очень активный, замечательный коллектив, и отношения — очень хорошие.
— Слышала, вы и отдыхаете вместе?
— И какие праздники устраиваем! К шестидесятилетию фабрики для наших женщин выступал ансамбль «Золотое кольцо», Сергей Захаров, братья Радченко. Какое промышленное предприятие Ульяновска может этим похвастаться? Конечно, невозможно подарить тепло всем, но я могу уделить знаки внимания коллективу — своей большой семье.
У нас тысяча человек на фабрике, пятьсот — в районах; у нас шестьсот маленьких детей — мы их расцениваем как наших будущих работников, — всех их поздравили с Новым годом, купили подарки. Вообще, социальной программе мы уделяем большое внимание.
— Бернард Шоу считал, что обилие завистников пугает, а отсутствие — настораживает. Что вам особенно обидно слышать от злопыхателей?
— Я как-то не очень обращаю внимание на все это. Но всегда обидно непонимание общих целей, общих интересов. Например, прошла негативная информация об общежитии, которое было на балансе нашего предприятия. Все прекрасно знают, насколько затратно и тяжело содержать общежитие. Будучи частным предприятием, мы вложили в него десять миллионов рублей! И когда сегодня решен вопрос по выдаче ордеров без учета интересов предприятия, но в наш адрес звучат негативные высказывания — это очень обидно. Обидно, что фабрика осталась без возможности селить на этих площадях молодых швей — основной приток молодых специалистов, которые сегодня просто необходимы фабрике, идет из сел. Нужно ведь им помогать!
— По долгу службы вы объехали полмира. Как обычно заполняете внерабочее время в командировках?
— Длительных командировок не бывает, обычно это несколько дней, насыщенных деловыми встречами. Но всегда хочется познакомиться с историей страны. От Лондона я в совершенном восторге, от королевского дворца со сменой караула, приверженностью традициям. Но знаете, вот я все дворцы во Франции, Германии, Англии посмотрела, но после нашего Санкт-Петербурга все кажется таким скромным. Это же такое чудо, город-музей!
— В городе на Неве «Фирма «Русь» открыла свое представительство...
— Наша продукция здесь очень востребована. В год трехсотлетия Санкт-Петербурга мы получили Диплом Международной Академии качества и маркетинга. Значимое место занимаем и на московском рынке, здесь сбыт нашей продукции достигает тридцати процентов. Вообще, мы не ставим задачу покорять весь мир, в облаках не витаем. Мне бы хотелось одевать в наш трикотаж четыре-пять областей страны. У нас же ассортиментная направленность — для каждого дня, для семьи.
— Сами-то носите свою продукцию?
— Дома хожу в бриджах и майках от «Руси», очень люблю наши пижамы!
— А на показах модных трикотажных вещей бываете?
— А как же строить свои коллекции без знания мировых тенденций? Помню, лет пять назад мы побывали на Европейской выставке в Дюссельдорфе. Ходили там рот раскрыв! Мы же ничего этого в России не видели — ни такую одежду, ни то, как она преподносится, как формируется коллекция, как проводится рекламная кампания. Но совершенно поразила в этом году текстильная выставка в Шанхае. Я первый раз была в Китае, первый раз мы увидели японские стенды, товары, которые не присутствуют на нашем рынке. Это такая технология, такое сырье! Мы смотрели на полотно и не могли понять: как вообще можно так сделать? Это очень красиво.
— Какой стиль в одежде вы предпочитаете?
— В основном, спортивный. Сидя в кресле директора, позволяю себе надевать брюки, куртки. Считаю, что не нужно никакого официоза в одежде. Как-то раз, в Германии, где у нас очень много партнеров, мы пришли на предприятие. Естественно, оделись посолидней — туфли, пиджаки. И, знаете, не очень хорошо там выглядели. Там в рабочее время одеваются абсолютно просто: никаких украшений, косметики, каблуков. Хотя, конечно, деловые костюмы необходимы. У меня была очень интересная поездка в Швецию, я проходила курс обучения по холдинговым схемам, так вот там был огромный выбор делового дамского костюма.
— Вы всегда были модницей?
— Нет, просто мне всегда хотелось иметь вещь, чтобы такая была только у меня. Сейчас реализуется совместный проект с Ульяновским краеведческим музеем, так я им показывала свои трикотажные вещи, которые мне когда-то вязали на заказ в «Мордовтрикотажбыт», где я работала после института. Вообще, трикотаж — это очень уютные, приятные изделия. Это красиво, это всегда модно. Я с детства знаю, что это такое: у меня бабушка вязала шали, мама вязала, вышивала. Так что, когда пришло время выбирать, кем стать, я особо не раздумывала. И еще мне всегда хотелось работать с удовольствием, в красоте. Так вот наша профессия это дает.
— На домашние заботы время вы-краиваете?
— Оказывается, я очень домовитая дама. Например, я очень трепетно подбирала обои в тон, чтобы у меня была, например, зеленая комната или вся в ромашках. Это все идет от моей работы. Мы ведь постоянно формируем свои коллекции, работаем с полотнами, с моделями; невозможно, чтобы дома у наших женщин была безвкусица и беспорядок. Мы же занимаемся творчеством!
— А кто в вашей семье готовит?
— Папа у нас тоже готовит, но сыну больше нравится еда в моем исполнении. Блюда стараюсь делать такие, чтобы было быстро — салаты, отварное мясо; много едим рыбы. Вообще, в последнее время я стараюсь следить за фигурой, не позволяю себе лишнее. Коронное блюдо — семья его всегда ждет на Новый год — запеченный гусь, фаршированный яблоками. Кстати, для новогодней ночи мы ничего больше и не делаем. Никаких салатов тазиками — только овощи и фрукты.
— Зинаида Алексеевна, что вы пожелали в новогодние праздники своим родным и близким, работникам фабрики?
— Радости! Чтобы каждый в семье дарил друг другу радость, чтобы понимание было на предприятии, у бизнеса и власти, чтобы мы шли в одном направлении. Только так мы можем очень здорово продвинуться вперед.
Татьяна Задорожняя

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: