Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Труд — всем?

Власть на рынке труда перешла от сотрудников к работодателям. Но кто здесь победитель, а кто проигравший — покажет время.

Тенденции рынка

Дисбаланс спроса и предложения — пожалуй, естественное состояние кадрового рынка и стимул для его развития. Если говорить о «новейшем экономическом периоде», то на ульяновском рынке труда резкий рост спроса был отмечен в 2004 году. Мониторинг показал увеличение потребности в кадрах на предприятиях области по сравнению с предыдущим годом на целых 50%! Причин тому нашлось две: «близорукая» кадровая политика (в 2003 году только один из десяти работодателей планировал потребность в кадрах на срок больше года) и рост экономики региона, срочно потребовавший дополнительной рабочей силы.

Аналитики с удовольствием констатировали, что региональный рынок труда быстро переходит от состояния безработицы к дефициту рабочей силы. Росла конкуренция во всех секторах рынка — рос спрос на квалифицированных сотрудников. Работодатель усиливал требования к персоналу, старался замещать вакансии людьми с более высоким уровнем образования.

Прогнозировалось, что такая тенденция будет доминировать в 2005-2010 годах. А в числе проблем рынка обозначился дефицит кадров с высшим профессиональным образованием. В 2003 году на долю таковых приходилось меньше 16% работников. Впрочем, дисбаланс этот быстро выравнивался. И вузы постарались, и сказалась меняющаяся ментальность общества: не иметь высшего образования становилось просто неприлично.

В 2008 году говорили уже о дефиците не специалистов с вузовскими дипломами, а высококвалифицированных рабочих. А областные власти по-прежнему сетовали на то, что большинство предприятий региона не планирует кадровую политику на среднесрочную перспективу.

Рынок труда стал кандидатским. Правили бал на нем соискатели вакансий, которые все завышали и завышали свои зарплатные притязания. В попытке удержать ценные кадры и нанять лучших специалистов работодателю приходилось постоянно повышать вознаграждение и формировать более выгодные, чем у конкурентов, компенсационные пакеты. Рекрутеры заговорили о диктатуре соискателя. Причем далеко не всегда подкрепленной реальным уровнем профессионализма.

Стратегически мыслящие компании всерьез взялись за внутрифирменное обучение персонала. Правительство региона повело речь о переходе на систему госзадания на подготовку кадров. А кадровая политика послед-них лет сводилась к погоне за кадрами и повышению зарплат.

И если еще в 2004 году динамика рынка труда была отрицательной, то уже в 2007-м среднесписочная численность работающих в Ульяновской области увеличилась по сравнению с 2006-м на 3,3%. 442 тыс. человек в масштабах нашего региона — цифра немаленькая.

Начиная с 2004 года, в области наметилась стабильная тенденция снижения безработицы. Уровень регистрируемой на начало 2005 года составлял 3,5%, на конец 2006-го — 2,3%, 2007-го — 1,76 %. А по 2008 году она и вовсе составила 1,61% от экономически активного населения. Уровень же общей безработицы с 9,4% за 2004 год снизился до 4,7% за 2007-й.

Концептуальный подход

К 2008 году кадровый потенциал назывался одним из ведущих рычагов «экономического прорыва» региона. В Стратегии социально-экономического развития Ульяновской области до 2020 года ставка делалась на инновационный сценарий — а значит, кадровый ресурс становился стратегическим.

Одной из ключевых задач правительства области объявили формирование инфраструктуры подготовки, привлечения и удержания высококвалифицированных кадров. Настало время задуматься о создании системы управления трудовыми ресурсами региона. А это и анализ, и прогнозирование, и планирование потребности. Плюс координация деятельности всех участников рынка труда. Заговорили о необходимости целевой программы развития трудовых ресурсов. О формировании госзаказа на профессиональное обучение. О системе господдержки и стимулирования работодателей, проводящих активную кадровую политику.

И если Концепция развития российского рынка труда появилась в 2007 году, то ульяновскую разработали к концу 2008-го. В российской серьезными проблемами рынка назвали неравномерное распределение трудовых ресурсов по территории страны, несоответствие профессионального образования потребностям рынка, отток высококвалифицированных кадров за рубеж, нелегальную трудовую иммиграцию. Разработчики российской концепции считали, что ситуацию с трудовыми ресурсами может улучшить повышение уровня
легализации доходов и создание условий труда, позволяющих обеспечить высокую
производительность. Документ, рассчитанный на 2007-2010 годы, ставил во главу угла увеличение доходов работников, стимулирование работодателей и тотальное повышение квалификации всех и каждого.

Концепция развития трудовых ресурсов Ульяновской области пока не обнародована, но понять приоритеты можно, изучив все ту же региональную стратегию социально-экономического развития. В ней говорится, что слабой стороной инновационного сценария развития региона является дефицит кадров, обладающих современными ключевыми компетенциями. А еще — низкая производительность труда при росте зарплат. Плюс разбалансированность интересов рынка труда и рынка образовательных услуг.

Стоит ли сейчас углубляться в детализацию предполагаемых действий? Известно, что новое — это хорошо забытое старое. Не случайно на февральском заседании ульяновского Клуба кадровиков (который вот уже десять лет действует при УлГТУ под активным руководством Александра Пещаницкого) с горечью говорили о том, что многое, что предлагается сегодня, уже было — и на УАЗе, и на Ульяновском механическом заводе, и на других предприятиях. Межведомственная программа повышения престижа рабочих профессий и областной совет профориентации — это, конечно, здорово, но в одночасье изменить ментальность невозможно.

Как бы то ни было, концепция развития трудовых ресурсов региона согласовывается на правительственном уровне и должна быть принята буквально в марте. За ней последует программа. Но насколько в наступивших экономических условиях можно говорить о развитии?..


Отраслевые метаморфозы

Роль и место трудовых ресурсов в региональной политике можно проследить по их отраслевым «кураторам». В начале 2000-х труд и занятость в Ульяновской области были прерогативой министерства экономики. Оно заказывало мониторинги рынка, отслеживало динамику и строило
прогнозы. Затем управление по труду вошло в структуру министерства промышленности, предпринимательства и трудовых ресурсов. Основной задачей стал рост зарплатных позиций региона: работодателям настоятельно рекомендовалось выводить заработки из тени и выходить на уровень, средний по отрасли.
Появился региональный союз работодателей, ведущие предприятия стали заключать соглашения с правительством.

Но грянул кризис. И в 2009 году в регионе появляется министерство труда и социальной защиты. Название говорит само за себя. В масштабах же страны ситуацию на рынке труда сегодня отслеживают целых четыре ведомства. В Роструд стекаются уведомления о предстоящих
сокращениях. Минздравсоцразвития отвечает за выработку политики на рынке труда. Минэкономразвития занято прогнозами безработицы. Сведения о фактической безработице собирают Роструд и Росстат. А главным действующим лицом на рынке труда становится инспектор службы занятости.

Количество теряющих работу пугающе растет. Госвливания в поддержку нуждающихся увеличиваются. Но вот парадокс: поскольку через службу занятости проходят пособия по безработице, формально она не заинтересована в сокращении безработных (чем их меньше, тем меньше денег останется в системе). Чем больше же нуждающихся в работе — тем выше бюджеты на активную политику занятости...

По прогнозам, главный удар по рынку труда придется на лето, когда финансовый кризис дойдет до реального сектора экономики. А нынешняя кадровая политика, как правило, сводится к минимизации. Планируют ли работодатели набирать новый персонал? Исследований по ульяновскому рынку на этот счет нет. А журнал «Компания» приводит данные Profi Online Researh по Москве: 35% участников опроса «хотели бы, но нет возможности», 25% не планируют, 23% — «да, только если возникнет жесткая необходимость», 10% планируют, «поскольку сейчас можно найти хороших специалистов», а 7% планируют найти элитный топ-менеджмент.

Часть ульяновских рекрутерских компаний сокращает или перепрофилирует свою деятельность. Банки вакансий тают. Интернет забит резюме соискателей. А новый интернет-ресурс Минтруда получил многообещающее название trudvsem.ru. Так все-таки труд или пособие по безработице?..

Мария Мишина


Сократить нельзя оптимизировать

Нынешнюю ситуацию на рынке труда непредсказуемой не назовешь. Опасения игроков кадрового рынка об усилении волны сокращений и росте безработице, выдвинутые в конце 2008 года, подтвердились в полной мере.

Ожидания «сбылись»

По данным Министерства здравоохранения и социального развития России, на середину февраля число зарегистрированных безработных составило 1,8 млн. человек. С октября 2008 года по февраль 2009-го их количество увеличилось на 1,1 млн. человек. В общей сложности, 5,8 млн. россиян не имеют сегодня постоянного дохода и активно заняты поиском работы.

Наибольший уровень безработицы — в металлургической, химической отраслях, машиностроении, автомобилестроении, добыче
полезных ископаемых. По прогнозам Минсоцздрава, к концу года армия безработных будет насчитывать 2,2 млн. человек. Это только официальная статистика! Реальный показатель может оказаться выше в разы.

Положение дел на ульяновском кадровом рынке полностью соответствует общероссийским тенденциям. Как отметил заместитель директора департамента труда и занятости населения Ульяновской области Юрий Чибисов, с начала года ситуация осложнилась. Если в октябре 2008 года число безработных составляло 7 тыс. человек, то на середину февраля их количество увеличилось практически в два раза и выросло до 13 550 человек. Вдвое сократилось число вакансий: 4054 на всю область в феврале против 9 тысяч в ноябре. Ровно на столько же выросло количество резюме.

С той же скоростью, что растет число безработных, падают размеры зарплат. По словам руководителя Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова, за последние пять месяцев средняя зарплата россиян снизилась на 20%. Только с декабря по январь она «похудела» на четверть — с 20 238 рублей до 15 200. Фактически зарплаты вернулись на уровень января 2008 года. По Ульяновской области средняя зарплата января составила 10100 рублей, что выше аналогичного показателя прошлого года всего на 6%.

Среди причин резкого падения эксперты называют как традиционные (декабрьские выплаты годовых премий против отсутствия таковых в январе), так и те, что связаны с последствиями кризиса. Наряду с оплачиваемыми выходными в первом месяце года сотрудники многих компаний вынуждены были «отгуливать» административные отпуска.

Продолжается рост долгов по зарплате. За последние несколько месяцев в России они увеличились с 2,4 млрд. рублей до 8 млрд. На «местах» ситуация не лучше. Если в течение ряда лет по Ульяновской области этот показатель снижался (в 2005 году — 170 млн. рублей, на 1 января 2008 года — 65 млн. рублей, на 1 января 2009-го — 11 млн.), то феврале он вырос до 18 млн. рублей.

Безработные «на коне»

С начала года государство вплотную занялось социальной защитой своих граждан. С 1 января вступили в силу изменения в Налоговый кодекс и ряд законов. Так, до 2 млн. рублей увеличен налоговый вычет при покупке или строительстве жилья. Эта норма распространяется и на тех, кто приобрел жилье в 2008 году. На оплату ипотечных кредитов разрешено использовать средства материнского капитала, не дожидаясь, когда ребенку исполнится три года.

На поддержку почти двухмиллионной армии безработных российское правительство направит в регионы порционно сначала 43,7 млрд. рублей, затем, с учетом роста последних в геометрической прогрессии, — еще 34 млрд.

Чтобы получить эти средства, региональные власти обязаны представить на утверждение правительства собственные программы поддержки занятости населения. Ульяновский вариант получил одобрение 20 февраля.

Общий объем финансирования программы поддержки занятости населения Ульяновской области в 2009 году составит 202,6 млн. рублей: 192,5 млн. за счет федерального бюджета и 10,1 млн. — из областного (в соотношении 95% к 5). Первая часть федеральных средств (40% от общей суммы) поступит в регион в начале марта.

В чем суть программы? Документ гласит, что предусмотренные в нем меры призваны повысить конкурентоспособность граждан, находящихся под риском увольнения, и дать возможность получить материальную поддержку безработным.

Работа пойдет по трем направлениям: организация общественных оплачиваемых работ (планируется создать порядка 9 тыс. рабочих мест); опережающее профессиональное обучение работников (для 3 тыс. человек); содействие самозанятости безработных граждан (для 1 тыс. человек).

Общественные работы в рамках программы поддержки носят временный характер. По сути, для безработного горожанина — это средство к существованию до нахождения работы по специальности. Благоустраивая дороги и улицы города, ухаживая за больными, он получит зарплату в размере 6-11 тыс. рублей. Цифра сравнительно небольшая, но все же выше максимального пособия по безработице в 4900 рублей.

Отношение к переобучению сотрудников, которым грозит увольнение, у экспертов не-однозначное. С одной стороны, получив новую специальность и не имея опыта работы по ней, такой работник вряд ли сможет в ближайшее время найти работу. Сейчас работодатели как никогда нуждаются в профессионалах. Выходит, что с полученными знаниями остается только сидеть и ждать лучших времен. С другой — где гарантия, что, повысив квалификацию, человек в поисках лучшего места не уйдет с одного предприятия на другое? Сегодня в области 65% вакансий — рабочие специальности. Какой же работодатель откажется от обученного за счет государства работника?

Механизм организации самозанятости населения, на первый взгляд, предельно прост. Но только на первый. Суть поддержки в том, что при желании безработный может получить выходное пособие за год вперед и открыть на эти средства (около 60 тыс. рублей) собственное дело. Иными словами, он может стать предпринимателем. Для этого за счет средств государства его обучат всем необходимым юридически-правовым аспектам организации бизнеса. Единственное, что требуется от безработного, — предоставить бизнес-план будущего дела.

В чем тогда подвох? Во-первых, чтобы открыть свое дело в городе, этих средств явно мало. Получается, что воспользоваться такой поддержкой могут только жители сельских районов (в то время как основная масса безработных — жители Ульяновска). Во-вторых, как ни странно, от безработного, пожелавшего стать предпринимателем, не требуется никакого отчета о целевом использовании полученных им от государства средств. Поневоле задумаешься: может, не так уж и плохо в наше время оказаться безработным?

Оптимизируем?

Ульяновские работодатели, в отличие от населения, получают поддержку от государства дифференцированно. 12 промышленных предприятий области вошли в федеральный перечень тех, кому окажут помощь в первую очередь. Остальные вынуждены выживать самостоятельно. Понятно, что, пока не заработает реальный сектор экономики, не поднимутся «с колен» и другие отрасли. Паниковать тут есть от чего. Но паника — не помощник в принятии адекватных и взвешенных решений.

Каждая из ульяновских компаний идет по своему пути оптимизации. В том числе и в работе с персоналом. Одни предпочитают урезать зарплаты, сохраняя коллектив, другие фиксируют зарплаты, но сокращают численность, третьи — делают и то, и другое.

— Настораживает то, что ряд компаний занимается сокращением персонала, а не оптимизацией, — замечает генеральный директор консалтинговой компании «Селект» Марина Никитина. — Это принципиально разные вещи. Оптимизация, в моем понимании, — это пересмотр эффективности сотрудников на местах. Необходимо, по возможности, не увольнять и прекращать выдачу заработной платы, а за ту же оплату, сохранив за работником его место, увеличивать производительность труда.

Грамотно проведенная оптимизация позволяет на «выходе» не только снизить издержки, но помимо производительности труда повысить и лояльность сотрудников.

— Кризис продиктовал потребность в пересмотре в нашей компании бизнес-процессов по некоторым направлениям, — рассказывает руководитель службы персонала компании «Авторай» Марина Кулакова. — В результате изменился функционал ряда
сотрудников. Мы стали больше внимания уделять внутреннему пиару: повышать имидж компании как работодателя среди нашего персонала, используя в полной мере как средства коммуникаций корпоративную газету и внутренний сайт.

Особая тема — корпоративные ценности. Единое понимание деятельности и стандартов работы всей компании помогает каждому сотруднику легче ориентироваться в своих должностных обязанностях и требованиях, которые предъявляет к нему работодатель. также работник становится более ответственным за свой фронт работ.

Среди распространенных методов по оптимизации затрат на персонал работодатели называют сокращение совокупного дохода (премий, бонусов, страховок и т.д.), урезание средств на обучение сотрудников и на корпоративные мероприятия.

Одновременно совершенствуются методики отбора соискателей. По словам Марины Никитиной, руководители стали делать более качественные заказы на подбор персонала для своих компаний. Четче формулируют свои ожидания от кандидата, понимая, что в нынешних условиях нет права на ошибку, да и цена таковой слишком высока.

В числе наиболее востребованных специалистов эксперты называют руководителей коммерческих отделов, аналитиков, финансистов, главных бухгалтеров. У ряда производственных предприятий есть потребность в штатных единицах, способных анализировать рынок зарплат. Сложнее будет найти работу студентам, выпускникам вузов и низкоквалифицированным специалистам.

— Я очень надеюсь, что будет востребован head-hunting. Это было бы очень правильным, — делится своими ожиданиями Марина Никитина. — Не время быть корректными. Это рынок труда. Более того, сейчас это сделать легче. Потому что инструментов (зарплата, страховка, ДМС), чтобы пригласить кандидата на собеседование, нужно значительно меньше. Ценные кандидаты стали лояльнее. Но это вовсе не значит, что они стали ценить себя меньше.

А чтобы не опасаться, переманивая ключевых сотрудников, к примеру, топ-менеджеров, Марина Кулакова рекомендует «выращивать» их в собственных компаниях, начиная с рядовых позиций. Уровень лояльности таких специалистов очень высок, и, соответственно, риск потерять их низок.

В условиях кризиса обострилась борьба за каждого клиента. В результате возросли и требования компаний к своим сотрудникам. Если до кризиса они выполняли свою работу на «отлично», то в новых условиях обязаны делать ее на «пять с плюсом».

Как будет развиваться ситуация на рынке труда страны в целом и региона в частности, мало кто берется предсказывать. А вот с мнением большинства экспертов о том, что высококвалифицированный персонал — это конкурентное преимущество компании и способ ее выживания на рынке, пожалуй, согласится практически каждый руководитель.

Дарья Волгина

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: