Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

У слов «Сембер» и «Симбирск» – общие корни

Радик Мансурович Гафуров, председатель совета директоров Группы компаний «Глобал», президент Ульяновской областной общественной организации татарских бизнесменов «Сембер».

Радик Мансурович Гафуров родился в 1978 году в Ульяновске. В 2001-м стал индивидуальным предпринимателем, в 2005 году возглавил транспортную компанию. Ныне – председатель совета директоров Группы компаний «Глобал», президент Ульяновской областной общественной организации татарских бизнесменов «Сембер».

В 2010 году за добросовестный труд и профессиональное мастерство был занесен на Доску Почета «Лучшие люди Ульяновской области».

Учится в УВАУГА (специальность «экономист»).

Женат, воспитывает сына.

- Радик Мансурович, татары – народ предприимчивый, трудолюбивый. А когда вы почувствовали в себе предпринимательскую жилку?

 

-  Практически в юном возрасте почувствовал. Половину детства и юношества я рос в деревне, сколько себя помню, мой бабай учил меня: «Радик, надо быть шустрым!». Вот именно не хитрым, а шустрым. Я на дедушкином примере видел, как надо работать: вставать в четыре утра и ложиться в двенадцать ночи. И родителям своим благодарен за то, что показали мне пример трудолюбия. Я с шести лет ездил на сенокос. И эта закалка, понимание того, что мужчина по жизни должен «пахать», – помогло мне в дальнейшем.

- С чего начинался ваш бизнес?

- В 1999 году я уехал в Питер, где мне предложили интересную высокооплачиваемую работу. Через два года вернулся в Ульяновск, оформил ИП. Строил бизнес, не имея специальных навыков в коммерции. Не все сразу получилось, много ошибок совершил, деньги терял. Много работал руками, осваивал по две-три специальности. Например, на мебельном производстве – чтобы заработать больше денег и пустить их на развитие компании. С кредитами тогда трудно было, да мне и не подо что было кредитоваться.  Но я поставил себе цель – чего-то добиться в бизнесе. И добился.

В 2005 году открыл свое предприятие, где работали я и приходящий бухгалтер, потом набрали специалистов, через год к нам пришел мой младший брат, мои друзья. В течение четырех лет общий коллектив по группе компаний составил свыше двухсот человек. Транспортно-логистическая компания «Глобалтранс» (сейчас здесь идет большая реструктуризация) вошла в пятерку крупнейших в Поволжье. Кроме транспортного направления бизнеса наш холдинг развивает  производство мебели, гофротары, дверей.

- Какое из этих направлений лично вам интереснее всего?

- Сейчас мне интересны не столько сами бизнес-процессы, сколько деятельность нашей общественной организации. Здесь такой огромный поток информации, такое уникальное общение, такой широкий круг знакомств! В один момент пришло понимание, что ты уже достаточно денег заработал на то, чтобы обеспечить семью, ездить на хорошей машине, иметь возможность отдыхать иногда. Но если не делиться этими деньгами, то морального удовлетворения от них не будет. Бесконечная погоня за выгодой, стяжательство убивает человеческие качества, с такими людьми мне неинтересно.

У нас, мусульман, один из основных принципов такой: надо все время работать, чтобы быть успешным, успешность поощряется, но она должна сочетаться с другими добродетелями. И, в первую очередь, человек должен помогать людям. Многие члены «Сембера» и помимо рамок клуба занимаются благотворительностью, их никто не заставляет – они по велению души тратят свое время, деньги и не жалеют об этом. И одна из основных положительных черт клуба состоит в том, что когда к нам приходит новый человек (даже если только с корыстными намерениями – познакомиться с влиятельным бизнесменами, развить свой бизнес), то видя, как эти люди помогают другим, как строят взаимоотношения с обществом, он искренне проникается этими благородными идеями.

Сам я вступил в «Сембер» в 2007 году, а спустя два года меня избрали президентом клуба. Приятно, что мне оказали такое доверие, но вместе с тем было и понимание, какую работу необходимо проделать, какой на тебе лежит груз ответственности перед людьми, перед тем, что ты делаешь. Хотя наш клуб и не политическая организация, но мы существуем в политическом социуме, постоянно в контакте с другими общественными организациями, с властью.  Нам импонирует, что губернатор откликается на наши инициативы, видит, что мы люди реальных дел.

- У вас был опыт ведения бизнеса в Санкт-Петербурге, Казани. Можно ли говорить о более благоприятном климате ведения бизнеса в нашем регионе?

- Когда я уезжал в Питер, этот город однозначно был более привлекательным для ведения бизнеса, на тот момент в Ульяновске я перспектив не видел. Сейчас вижу неплохие тенденции развития нашего региона, инвестиционный климат становится более привлекательным, и то, что мы делаем в своей общественной организации, часто пересекается с тем, что предпринимает власть. На недавней встрече губернатора с участниками клуба «Сембер» мы предложили для более привлекательных условий ведения бизнеса в регионе понизить порог требований при присвоении статуса приоритетного инвестиционного проекта Ульяновской области.

Сейчас люди более охотно идут в бизнес – если ты трудолюбив, если хочешь чего-то добиться, то можешь ничего не бояться и открывать собственное дело. Молодым вообще проще: не давит груз ответственности за семью. Когда я в 2005 году начал ставить бизнес на серьезные рельсы, то еще не был женат, и мне было проще.

- По российским меркам вы женились поздновато – в 30 лет…

- Это наша семейная традиция (смеется): дедушка по отцовской линии женился, когда ему шел четвертый десяток, в 33 года у него родилась первая дочь, а всего они с бабушкой воспитали семерых детей, все выросли достойными людьми. У другого бабая, по маминой линии, – пятеро детей.  Мой отец женился в 31 год. Правда, традицию многодетности прервал: у него только два сына. Моему сыну Абдул-Малику исполнился год, и я надеюсь, что у нас с женой все еще впереди, что Всевышний даст нам минимум пять детей. Хотя, конечно, тяжело: моя семья живет в Казани – у жены там бизнес, точнее, теперь уже семейный бизнес. Гульнур еще до того, как мы с ней познакомились, занималась продажей оборудования, косметических средств для салонов красоты. Пока у нас есть молодость, энергия, нам надо реализовывать себя. Но мы мечтаем о большой семье.

Беда России в том, что многие семьи у нас малочисленные. Люди оправдывают это так: а как я буду кормить своих детей, а вдруг не сумею дать им достойное образование… Но в исламе есть такое понятие «ризык» – это все, что едят, пьют и используют живые создания. Как сказал Всевышний: «Нет на земле ни одного живого существа, которого Аллах по Своей Милости не обеспечил бы пропитанием». В свою очередь, обязанность человека – зарабатывать ризык разрешенным путем, согласно повелениям Аллаха.

- Ваша фамилия происходит от татарского от слова «гафу», что значит «прощение, извинение». А что бы вы не смогли простить?

- Скорее всего, если в отношении моей семьи, близких мне людей будут совершены какие-то нехорошие поступки, тут я приму очень жесткую позицию.  Но вообще, по натуре я  оптимист, у меня такое жизненное кредо: доверять, быть открытым людям. Иногда это по мне «бьет», но я морально не готов быть черствым человеком, губить свою душу, сам себя не буду за это уважать. Однако, как говорит мой товарищ: я человек добрый, но некоторые путают доброту со слабостью.

- А как вы относитесь к космополитам, людям, считающим весь мир своим отечеством, отвергающим свою принадлежность к какой бы то ни было национальности?

- Неприятно слышать, что вторая по численности нация, проживающая за рубежом, – русская, что люди теряют свои корни. Среди татар, особенно среди молодых, тоже есть  космополиты. Может быть, это отголосок советского прошлого, когда были размыты национальные традиции, но это неправильно. Я всегда говорю: как татары должны возрождать свои традиции, так и русские. Я участвовал в работе различных съездов предпринимателей, видел, что созданы союзы православных бизнесменов, и это делается не для обострения национальной розни, а в пику как раз космополитизму. 

И у нас, татарских предпринимателей, душа болит о своем народе, своей религии, культуре, искусстве, языке, мы все это хотим сохранить. Но мы живем в одной большой стране и чувствуем себя не просто татарами, а россиянами. Наш бизнес-клуб открыт для других национальностей. У нас экономическое объединение, и мероприятия, которые мы проводим, спонсируем – как татарской направленности, так и межнациональной, укрепляющие дружбу между народами, патриотизм. Например, «Сембер» стал организатором и спонсором кадетского бала в Карсуне. Может быть, мы пример другим дадим. Каждый предприниматель должен понять, что он не будет в полной мере благополучен, пока не станет благополучным общество, в котором он живет, – с точки зрения морали, экономики. 

- В марте Правительство Ульяновской области заключило с бизнес-клубом «Сембер» соглашение о мерах по повышению уровня жизни работающих граждан. А на своем предприятии вы планируете реализовывать основополагающие тезисы этого соглашения?

- Нужно подходить к этому вопросу с экономической точки зрения. Если у тебя менеджер эффективно работает, приносит тебе доход, то в любом случае ты будешь его мотивировать – повышать зарплату, вводить дополнительные социальные гарантии. В нашей группе компаний, например, я заключил договоры долгосрочного страхования жизни для ключевых сотрудников, топ-менеджеров.  

- На недавней встрече с губернатором вы делали доклад, посвященный созданию первого в регионе халяльного мясокомбината. А устраивает ли вас ульяновский рынок халяльного общепита?

- Не устраивает вовсе. В Казани, например, работает более ста халяльных кафе, не считая различных фастфудовских точек, где есть шаурма-халяль и прочие блюда, которые разрешены исламом, но не запрещены другими религиями. Причем, как замечают мои казанские друзья-предприниматели, во время Великого православного поста посещаемость таких заведений падает, и это наглядно показывает, что среди потребителей халяльных продуктов много не мусульман. Халяль – это вкусно, недорого, качественно, и нашему городу этого недостает.

Мы решили, что будем развивать рынок внутренними инвестициями, станем выстраивать целую систему, начиная от производства, которое организуем в Старой Кулатке на месте закрытого мясокомбината. Планируем открыть сельскохозяйственный халяльный рынок в Ульяновске, на Верхней террасе. В отличие от ярмарок он будет работать круглогодично. Каждый фермер, сельхозпроизводитель сможет выставить свою продукцию, а для населения города это будет возможность выгодно купить свежие, экологически чистуые продукты. Далее будем развивать сеть халяльных кафе, магазинов.

 – Вы член совета Всемирной ассоциации содействия татарским предпринимателям. Чем эта общественная организация может быть полезна ульяновскому бизнесу?

- В ассоциацию  входят крупнейшие татарские предприниматели России из строительной, нефтяной и прочих отраслей – со своими бизнесами, со связями и большими возможностями. Через эту организацию мы можем заявить о себе, найти новые рынки сбыта, дать новый толчок развития своим предприятиям. Сейчас мы реализуем через эту ассоциацию большой логистический проект, организуем конференцию, на которую планируем привлечь логистов со всей России. 

- В прошлом году вы принимали участие в работе Второго Международного саммита исламского бизнеса и финансов в Казани, на котором состоялась презентация Ульяновской области. Есть ли уже конкретные результаты?

  – Главный результат состоит в том, что многие исламские инвесторы вообще впервые услышали о существовании нашего региона. Саммит освещался в 65 странах мусульманского мира – это миллиард 600 миллионов населения, это быстрорастущие «тигры» экономики Юго-Восточной Азии, Ближнего Востока, Африки, Европы. Для них интересны любые потенциальные рынки, где они могут внедрять свои идеи, которые уже реализовали у себя на родине.  Они не боятся инвестировать в развивающие страны, они сами такими были, прошли и до сих пор проходят через тернии. Рынок свободных денежных средств халяльных (то есть разрешенных исламом) инвестиций – самый крупный по капиталоемкости. Он оценивался в прошлом году в один триллион долларов, в 2015 году возрастет уже до пяти триллионов. Эти деньги должны куда-то прийти.

Нужно пользоваться моментом, особенно, когда такая нестабильная ситуация в арабском мире и инвесторы вряд ли туда будут активно вкладывать.

 На форуме в Татарстане мы показали Ульяновскую область потенциальным инвесторам, и в этом году снова будем участвовать в открытом саммите – он пройдет в Казани и станет крупнейшим подобным мероприятием на территории бывшего СССР и Евросоюза. В прошлом году мы представили пять проектов, теперь их нужно довести до более привлекательного уровня. Наши предприниматели понимают, что если создать проекту достойную «обертку», то можно привлечь действительно реальные деньги.

- Каким вы видите бизнес-клуб «Сембер» через пять лет? 

- Думаю, мы выстроим более четкую организационную структуру, активнее будем развивать наш экономический потенциал. Своими делами, уверен, мы привлечем в наше объединение еще больше бизнесменов, станем еще активнее сотрудничать с региональной властью, с обществом. У слов «Сембер» и Симбирск – общие корни. Для родного города, для региона мы сделали немало дел, которыми можно гордиться. А сколько еще хороших дел впереди!    

 

Татьяна Задорожняя

10338
comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: