Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Ульяновский лес: экология или экономика?

С 1 января 2007 года вступил в силу новый Лесной кодекс России. Как он реализуется в Ульяновской области и какие возможности открывает для экономики региона? Об этом шла речь на сентябрьском заседании за круглым столом «ДО», приуроченном к Дню работника лесной промышленности.

Валентин Ломакин

Светлана Влащенкова

Дмитрий Федоров, Владимир Бузоверов



Александр Курашов

Любовь Кублик

Рустям Нугманов



Участники круглого стола:

Владимир Бузоверов, председатель комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Ульяновской области
Светлана Влащенкова, ведущий инженер ФГУП «Поволжский Леспроект» (Филиал — Ульяновская лесоустроительная экспедиция)Любовь Кублик, директор ФГУП «Ульяновский лесхоз»
Александр Курашов, начальник отдела надзора в сфере лесного хозяйства, землепользования и особо охраняемых природных территорий Росприроднадзора по Ульяновской области
Валентин Ломакин, помощник генерального директора ООО «ПФ Инзенский ДОЗ»
Рустям Нугманов, начальник коммерческого отдела Ульяновского лесоперерабатывающего комбината (УЛПК)
Дмитрий Федоров, заместитель председателя комитета природных ресурсов и охраны окружающей среды Ульяновской области

«ДО»:
— Оценки Лесного кодекса радикально противоположны. Одни называют его базой для появления у российского леса настоящего хозяина, другие заявляют, что новый кодекс губит лесное хозяйство страны...


Владимир Бузоверов:
— Сложностей в новом Лесном кодексе немало. Многие его положения не находят разъяснения даже на федеральном уровне. Правила пользования лесом изменились фактически полностью, поэтому в числе главных вопросов, которые сейчас решает наш комитет, — создание законодательной базы на региональном уровне. Должны быть областные законы о правилах использования лесов для ведения охотничьего хозяйства, заготовки лекарственного и технического сырья, заготовки гражданами древесины и древесных продуктов для собственных нужд.
Эти законопроекты уже переданы в Законодательное Собрание, к сентябрю они должны быть приняты.
На уровне областного правительства приняты новые нормативные акты о ставках платы для населения при заготовке древесины для собственных нужд. Еще несколько важных документов будут подписаны министром природных ресурсов и охраны окружающей среды Ульяновской области.
Новый кодекс предполагал, что лесные участки, которые передаются в пользование, обязательно должны пройти кадастровый учет. Однако практика показала, что на это нет ни денег, ни времени. Поэтому 24 июля президент России подписал закон, который вносит изменения в ФЗ № 201 «О введении в действие Лесного кодекса РФ». Сроки предоставления лесных участков в пользование без учета продлены до 1 января 2009 года. Введено и новое понятие: не кадастровый учет лесных участков, а государственный. Возложен он будет на исполнительные органы субъекта Федерации. Однако регламента проведения этого учета пока нет, не определена и структура, которая будет его осуществлять.

Любовь Кублик:
— На мой взгляд, новый Лесной кодекс сделан под крупных пользователей. В нем все работы, которые раньше были возложены на государство (восстановление леса, пожаротушение), предусматривается переложить на лесопользователя. Поскольку леса в России в собственность продаваться не будут — а это самое главное! — значит, предусматривается передача их лесопользователю в аренду.
Ульяновский лесхоз — городской, зеленая зона. Объем заготовок древесины особого внимания у нас не заслуживает, расчетная лесосека небольшая (21 тыс. кубометров в год): в основном это мягколиственные породы — перестройные осинники. Вряд ли найдется арендатор, который захотел бы взять этот лес и нести большие затраты по охране, противопожарной защите, лесовосстановлению. Поэтому мы оказываемся в сложном положении.
В новом кодексе нет понятия «лесхоз», а есть понятие «лесничество». В функции лесничества входят только управление и контроль. Хозяйственной деятельностью будут заниматься вновь созданные ОАО. Сейчас мы получаем субвенции из федерального бюджета на те работы, которые требуют затрат, но не приносят дохода. Пока нет арендатора, эту работу будет выполнять ОАО за федеральные деньги. Возможно, часть лесов ОАО возьмет в аренду, а часть — останется государственной.

Владимир Бузоверов:
— В Ульяновской области 22 лесхоза. Предполагается создать 19 лесничеств и 16 акционерных обществ. В регионе есть организации, которые еще в прошлом году стали искать пути реализации ожидаемой реформы. Например, в Старомайнском лесхозе было создано некоммерческое партнерство, которое взяло половину леса в аренду для заготовки древесины и выполняет весь комплекс лесохозяйственных работ. Экономические результаты хорошие. Организована противопожарная служба. В состав некоммерческого партнерства вошли специалисты тех лесничеств, территории которых взяты в аренду. Сторонних лесозаготовителей, проявляющих интерес к комплексному ведению лесного хозяйства, сейчас нет.

Валентин Ломакин:
— Новый кодекс затронул и переработчиков леса. В конце прошлого года по инициативе Инзенского деревообрабатывающего завода создана Ассоциация лесозаготовителей, в которую вошли и малые предприятия. Однако частный бизнес в этой отрасли имеет очень небольшие объемы производства. Например, наш завод на 2007 год подписал с ним договор на поставку 25 тысяч кубометров древесины, в то время как за год мы планируем потребление 175 тысяч «кубов» березы.
В последнее время ДОЗ ежегодно увеличивает объемы производства примерно на 15 процентов. Сейчас мы вводим дополнительные мощности, и в 2008 году увеличим объемы процентов на 25. Соответственно, и потребность в обеспечении сырьем будет за 200 тысяч кубометров. При этом нам нужно качественное сырье — березовый фанерный кряж. Чтобы решить проблему стабильного и, самое главное, всесезонного обеспечения сырьем, в начале года на нашем предприятии было проведено совещание областного уровня, разработана соответствующая программа. В 2008 году предприятия лесного хозяйства Ульяновской области будут поставлять ДОЗу не менее 70 процентов сырья против 30 процентов, как это было ранее.

Рустям Нугманов:
— Основная проблема нашего комбината — заготовка круглого леса, так называемого пиловочника. В год мы могли бы перерабатывать от 150 до 180 тысяч кубометров. Но из-за недостатка сырья за первое полугодие 2007 года переработали только 34 тысячи с небольшим.
До 90 процентов продукции отправляем на экспорт, потому что там цены выше, чем на внутреннем рынке. А ведь половину этой продукции мы могли бы направлять на более глубокую переработку! У нас есть столярный цех глубокой переработки древесины и линия сращивания бруса, но из-за отсутствия пиломатериалов они законсервированы. Лесосечный фонд по сосне на 2007 год в области — 283 тысячи кубометров. Чтобы обеспечить наш комбинат древесиной, нужна практически половина этого фонда.
Сегодня мелкие частные предприятия «съедают» значительную часть круглого леса, покупая его прямо на месте за наличные деньги, чего комбинат себе позволить не может. И это для нас большая проблема. Работаем с колес: что можно, покупаем в нашей области, немного берем в Кировской и Свердловской. Мы подошли к нулевой точке по рентабельности. Если повысят цену на пиловочник, можем уйти в минус.
Положение несколько улучшается в связи с тем, что повысилась цена на экспорт круглого леса. Дальнейшее увеличение таможенных пошлин тоже, возможно, сыграет положительную роль. Мы проводим консультации с областным министерством природных ресурсов, ищем пути стимулирования работников лесного хозяйства.
За первую половину 2007-го мы закупили пиловочника более чем на 8 тысяч кубометров больше, чем год назад. В том числе у местных лесхозов — на 1400 кубометров больше. Основной прирост дали иногородние поставщики (около 4000 кубометров) и частные предприниматели. Однако поставки нужно увеличивать в разы. Мы думали о том, чтобы взять участок леса в аренду. Но у комбината пока нет для этого сил: нужны хорошо подготовленные специалисты, нужна техника, стоимость которой очень высока.

Владимир Бузоверов:
— Все определяется экономикой. Трудно стало работать на внешнем рынке сырья, и взгляды работников лесного хозяйства и переработчиков древесины обращаются к внутреннему рынку. Но если предприятие ориентировано на длительное использование той или иной породы, то надо заниматься ее эксплуатационным выращиванием. А еще — подключаться к участию в аукционах.
Лесной кодекс предполагает единственную форму реализации лесных насаждений для коммерческих целей — открытые аукционы. Участвовать в них может любой желающий, предоставивший всего лишь три документа: квитанцию об оплате задатка, выписку из единого реестра юридических лиц и заявление установленной формы. Извещения о проведении аукционов публикуются в СМИ. Есть официальный сайт (www.les.ulgov.ru), на котором любой желающий может узнать, что, где, по какой цене продается.
Цена на аукционе складывается в зависимости от того, сколько в той местности, где выставляется на продажу лес, образовалось малых предприятий, сколько там пилорам. Если в Барышском районе их большое количество, а годовой объем продаж леса точно определен, то там цены доходят до 1100 рублей за кубометр. В районах, где малых предприятий меньше, цены раза в два-три ниже. Примерно 95 процентов покупателей — ульяновцы. Иногородних в этом году было две-четыре заявки.
Без аукциона, в соответствии с кодексом, лесоматериалы можно продавать по инвестиционным программам, где объем инвестиций составляет не менее 300 млн. рублей. Кроме того, если кто-то берет на себя функцию выполнения всего комплекса лесохозяйственных работ на территории лесничества, древесина продается ему без аукциона, по договору купли-продажи. Этот вариант подходит для таких лесхозов, как Ульяновский.

«ДО»:
— Лесное хозяйство требует учета и контроля. Кто отныне уполномочен этим заниматься?


Владимир Бузоверов:
— Работы по государственному учету лесных участков (бывшему кадастровому учету) вправе выполнять только лесоустроители наряду с кадастровыми инженерами. В соответствии с новым кодексом их роль значительно повысилась. Теперь лесные участки нельзя предоставлять в пользование без регламентов и лесных планов, подготовленных лесоустроителями. Арендатор, взявший участок, обязан заказать проект освоения лесов. Только после того, как проект пройдет экспертизу и будет утвержден, можно будет вести лесопользование и брать ровно столько древесины, сколько утверждено этим проектом.

Светлана Влащенкова:
— Наше предприятие занимается инвентаризацией лесов. На основе описаний леса, выполненных нашими сотрудниками, мы делаем расчеты и выдаем лесхозам лесоустроительные материалы. В течение десяти лет лесхоз работает по нашим документам. Когда этот срок истекает, мы приходим с проверкой и выдаем план на следующие 10 лет. В Ульяновской области «Поволжский Леспроект» выдал лесоустроительные материалы большинству лесхозов. На 2007 год осталось оформить документы семи лесхозам. Но их подготовку пришлось приостановить. В этом году на полевые работы в нашу область мы не выехали, поскольку в новом Лесном кодексе еще недостаточно нормативной документации для лесоустроителей. Планируем выполнить эти работы на будущий год. Наши камеральные работы финансирует министерство. Частично мы сами добываем себе хлеб внеплановыми работами — выездами в другие регионы страны.

Александр Курашов:
— К полномочиям Управления Росприроднадзора по Ульяновской области в части лесных отношений относится государственный лесной контроль и надзор на землях лесного фонда в отношении лесничеств и лесопарков. В Лесном кодексе они указаны как ООПТ федерального значения. В настоящее время начаты работы по созданию национального парка «Сенгилеевские горы», который будет иметь федеральный статус. Мы осуществляем и государственный пожарный надзор в лесах. Третий блок наших полномочий — надзор за тем, как органы государственной власти Ульяновской области исполняют переданные им полномочия по осуществлению государственного лесного контроля и надзора. Наше Управление тесно взаимодействует с таможней, общенадзорной и природоохранной прокуратурами, Управлением Роснедвижимости...

«ДО»:
— А как в новую структуру лесного хозяйства впишутся особо охраняемые природные территории?


Дмитрий Федоров:
— В Ульяновской области 132 особо охраняемые природные территории (ООПТ) областного значения — заказники и памятники природы. В целом они занимают площадь около 100 тысяч га и составляют 3,5 процента территории. В регионах России этот показатель колеблется от 1,5 до 6 процентов. В мировой экологической практике развитие территорий считается нормальным, когда не менее 3 процентов их — заповедные.
Примерно половина особо охраняемых объектов нашего региона расположена на землях лесного фонда. Это лесостепные, водные и болотные памятники природы. У нас есть особо ценные в экологическом отношении памятники — например, древесные лесные культуры в Акшуате.
При областном комитете по лесным ресурсам, недро- и водопользованию в мае 2007 года создан научно-технический совет по ООПТ. Формируется областная политика по отношению к особо охраняемым территориям, так как на регион сейчас возложен контроль за их состоянием и поддержанием там необходимого режима: проведения научных работ и различных экологических исследований. Необходимо в ближайшее время провести инвентаризацию ООПТ. Для этого заложены средства в областном бюджете. В рамках Областной программы по охране окружающей среды мы планируем до 2010 года создать ряд новых региональных ООПТ общей площадью не менее 100 тысяч га.


Владимир Бузоверов:
— Достаточно сложна ситуация по защите леса от незаконных порубок и других нарушений законодательства. Она подлежит изучению, анализу и осмыслению. Еще один трудный вопрос в реализации положений нового Лесного кодекса — сохранение квалифицированных кадров лесников. Нередко говорят: «Что там лесник! Работа на воздухе». А эта работа по справочникам профессий считается тяжелой и вредной. Температурный режим, влага, большие объемы пеших переходов — все эти факторы относятся к вредным условиям труда. Не каждый выдержит. И найти энтузиастов на низкую зарплату трудно. В связи с реорганизацией лесхозов мы предполагаем провести самые минимальные сокращения штатов при переводе лесников в рабочие, чтобы основной состав специалистов остался.

«ДО»:
— Что, на ваш взгляд, значит лес для Ульяновской области — как сырьевой источник, как резерв для развития экономики и как экологическая ниша?


Владимир Бузоверов:
— Леса занимают 26% территории нашей области, их общая площадь — 1 млн. 62 тыс. гектаров. Лесное хозяйство региона имеет хорошие традиции и результаты в воспроизводстве лесов. Почему-то сложилось общественное мнение, что после рубки остается пустыня. Это совершенно не так. Мы сажаем леса больше, чем рубим. В 2007 году планируем посадить 2-2,5 тысячи гектаров хвойных пород. Но быстрых результатов здесь не бывает. Чтобы вырастить сосну, нужно сто лет!
Ежегодный размер лесопользования по Ульяновской области составлял 1 млн. 422 тыс. кубометров. В 2006 году срублено 52 процента. Оставшееся неиспользованным — это резерв на то время, когда промышленное производство региона разовьется настолько, что будет в состоянии перерабатывать весь объем.
Лес — это не только источник сырья, но и экологический каркас территории. Экологическая составляющая очень важна! Подписано Киотское соглашение о создании углерододепонирующих лесных насаждений. Наша область в числе трех российских регионов вошла в этот проект на 2007 год. Мы сейчас формируем земельные участки под новые насаждения. Вот так мир оценивает значение лесов и платит за это деньги.

Любовь Кублик:
— Как сырьевой источник лес будет интересен при появлении в городе или его округе предприятий по переработке низкотоварной древесины (производство ДВП и ДСП).
За последний год — огромный спрос на аренду участков леса для культурно-оздоровительных целей. Только наш лесхоз заключил 21 договор подобной аренды. Наша гордость — ульяновский дендрапарк. Это уникальнейший рукотворный объект, площадь которого 45 га. Ему всего 22 года, и в нем представлено более 380 видов древесно-кустарниковых растений. Это — памятник природы, особо ценная охраняемая территория, маточник для получения цельного посадочного материала и последующего увеличения видового разнообразия древесных пород в лесах Ульяновской области.

Рустям Нугманов:
— Для нас важен лес как сырьевая база и как основа для развития экономики. На УЛПК работают 254 человека. Средняя заработная плата — 9700 рублей. Около 10 млн. рублей в год мы платим налогов, в том числе в бюджет Ульяновской области. В перспективе — увеличение количества рабочих мест до 400, если будет увеличение объема пиловочника.

Валентин Ломакин:
— Инзенский ДОЗ также выступает как потребитель сырья леса. Вместе с филиалом в Кузоватово у нас работают около 2000 человек. В то же время мы взяли в аренду для ведения охотничьего хозяйства 18 с лишним тысяч гектаров, где начали строить базу для оздоровительных целей нашего коллектива. По условиям аренды мы должны и сохранять лес, и осуществлять целый комплекс мероприятий. Поэтому наше отношение к лесу — не только потребительское.

Дмитрий Федоров:
— Лес — очень ценный и важный экологический ресурс, экологическая ниша для максимального видового богатства исчезающих и редких видов растений и животных. В нем сконцентрировано три четверти от общего числа объектов флоры и фауны, встречающихся на территории области.


обсудить статью

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: