Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Ульяновский вуз в условиях рынка: куда нести багаж знаний

Бюджетные организации приглашают молодых специалистов на зарплату не выше 5 тыс. рублей. Стоит ли удивляться, что дипломированные врачи и экономисты обустраиваются в колл-центрах сотовых операторов?

 

В 2015 году рынок труда получит двойной объем молодых кадров: вузы выпустят одновременно и специалистов, отучившихся пять лет, и новоиспеченных «четырехлеток»-бакалавров. Все ли найдут себе профессиональное применение?

Бакалавра заказывали?

В чем отличие специалиста от бакалавра - работодателям еще предстоит разобраться.  Как показывают предварительные опросы, пока особой разницы никто не видит и  тревог по этому поводу не испытывает. 

Особо привередливые в любом случае отдадут предпочтение кандидату-«многодипломнику» (в цене владение наряду с основной специальностью еще и иностранным языком). Практичные смотрят не на «степень» претендента, а на название вуза: брендовые учебные заведения одинаково качественно готовят всех, кто проходит через их стены. А реалисты заявляют: как молодого специалиста ни назови - все равно он молод и зелен, придется подтягивать его под себя.

И все же некое напряженное ожидание на рынке труда чувствуется. С одной стороны, молодых соискателей немало, с другой - их притязания и реальные возможности зачастую кардинально противоположны. С самых разных трибун и информационных площадок все активней звучит утверждение: дефицит квалифицированных молодых кадров - самая серьезная угроза для экономического роста страны и отдельно взятых ее регионов. Куда же «растворяются» молодые специалисты, стабильно «выдаваемые на гора» региональными и федеральными «кузницами кадров»?

По данным Министерства образования Ульяновской области, в 2010 году рынок труда пополнился 13,5 тысячами молодых специалистов - выпускниками системы высшего, среднего и начального профессионального образования.  В 2011 году выпустилось 12,2 тыс. человек, в 2012-м - 11,2 тысяч, ожидания 2013 года - 10,5 тысяч. То есть, с каждым годом число выпускников уменьшается примерно на тысячу.  Для регионального рынка труда это, в принципе, не критично: число вакансий коррелируется с количеством свободных рабочих рук. И все же когда речь идет о дефиците квалифицированных молодых кадров, ключевое слово - «квалифицированный».

- Регионы сегодня оказались в ситуации двойного фильтра, - говорит директор Института экономики и бизнеса УлГУ Евгений Белый. - Сначала из регионов уезжают выпускники школ (в 2012 году 26% выпускников Ульяновской области уехали поступать в вузы Москвы, Санкт-Петербурга и других городов). То есть, у нас уже учатся не отличники -  четверочники. Затем самые толковые или самые предприимчивые из тех, кто заканчивает региональные вузы, тоже уезжают. И будет только хуже. Центральные вузы занимаются экспансией все активнее.  Если магистратура будет только в крупных вузах, а на периферии оставят бакалавриат - самые сильные поедут туда, где есть магистратура. 

Спасет ли ситуацию намечаемое укрупнение и объединение вузов - тоже вопрос. Идеологи этого процесса приводят массу аргументов «за»: укрупнение позволит улучшить материально-техническую базу университетов, усилит профессорско-преподавательский состав, повысит уровень обучения. Но представители вузов обеспокоены, не обернется ли намечаемая перестройка «переломкой». А самое главное - не станет ли рынок образовательных услуг вотчиной монополистов со всеми вытекающими из этого: правила игры определяет единственный вуз, нет конкуренции, начинается стагнация.  Когда абитуриент лишен выбора - какой смысл во всех этих ЕГЭ и как удержать его в родном городе? Если в областном центре с 700 тыс. жителей останется меньше трех-четырех вузов - для региональной системы высшего образования это будет близко к развалу. Таково мнение практиков.

Рынок, господа

Кто же сегодня является заказчиком образовательных услуг? Государство? Рынок труда? Родители абитуриентов и студентов? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Государство, оставив за собой общую образовательную политику, разработку стандартов и контроль их исполнения, давно уже призвало себе в «партнеры» частника. А частник этот в массе своей - отнюдь не компании-работодатели, а физические лица, выкладывающие за обучение детей личные средства. В ульяновских вузах называют единичные примеры совместных программ подготовки кадров с промышленными предприятиями и финансовыми компаниями. Многие из них, к сожалению, - в прошедшем времени.

Из реальных примеров дня сегодняшнего - открытие вузовских кафедр на базе региональных предприятий. Так, кафедры УлГТУ действуют в Ульяновском конструкторском бюро приборостроения, НПО «Марс», ИПК «Халтек», на «Димитровградхиммаше», филиал кафедры «Измерительно-вычислительные комплексы» ФИСТа открыт на базе компании ITECH.group.

- Такая форма сотрудничества доказала свою эффективность, и мы будем и дальше ее развивать, - говорит ректор «политеха» Александр Горбоконенко.

И все же сегодняшняя позиция большинства работодателей абсолютно утилитарна: какой смысл вкладывать средства в обучение потенциального сотрудника, если нет никаких гарантий, что  сотрудник этот останется вашим.  Утечка мозгов, охота за головами, - все это нормальные реалии открытого рынка труда.   

Считать же заказчиком образовательных услуг студентов и их родителей тоже не совсем верно. По логике, заказчик - тот, кто эти услуги покупает. Но в таком случае на отношения вуза и студентов должны распространяться правила Закона о защите прав потребителей, что, в общем-то, не совсем логично. Получается, к рынку образовательных услуг логика не применима в принципе?

Утвердительный ответ на этот вопрос возникает и тогда, если мы говорим о стоимости образовательных услуг. Несколько лет назад Дмитрий Медведев, будучи президентом страны, наложил вето на рост стоимости обучения на внебюджете. Вузы вспоминают эти годы, как время стагнации: заработанного хватало, по сути, лишь на зарплату преподавателям, о развитии за счет собственных средств говорить не приходилось. Но вот мораторий снят, однако возник новый «перегиб»: согласно требованиям Министерства образования, цена обучения на внебюджете не должна быть ниже того, во что обходится вузу студент, за которого платит государство. Это оказалось еще «интереснее».

На вопрос: «Как сегодня соотносится стоимость обучения в вузе и востребованность тех или иных специальностей?» - ректор УлГУ Борис Костишко отвечает категоричным «никак»:

 - Министерство назначило свою стоимость обучения: технические, медицинские, инженерные специальности - «дорогие». Но почему художники «дороже» медиков, я не очень понимаю. С другой стороны, рынок показывает обратную тенденцию: к возможности стать юристом, экономистом, медиком, гуманитарием огромный интерес, люди готовы платить за это большие деньги. А на инженерные специальности идет меньше народа, худшего качества подготовки, к сожалению. Бюджетных мест там много, и, соответственно, на внебюджет за 112 тысяч просто никто не пойдет. Тем более что из школы выходит примерно 25% выпускников, которые сдают ЕГЭ по физике.Фактически мы выбираем меньше 1/3 выпускников, остальные - гуманитарии.

И здесь снова включается система «фильтров». Если выпускник школы не думает поступать на техническую специальность, то ему с его хорошими баллами по ЕГЭ проще поступить в московский вуз, чем в ульяновский - там бюджетных мест на порядок больше.

При этом работодатели заявляют, что за выпускников технических специальностей ведется нешуточная борьба. Как сообщил на апрельском Трудовом форуме представитель ЗАО «Авиастар-СП», в Ульяновске диапазон зарплат для начинающих технарей с дипломами вузов - от 15 до 20 тыс. рублей. «Авиастар» предлагает до 20 тысяч,  а стартовая зарплатная позиция молодого специалиста в КБ «Иркут» - 25 тыс. рублей.

У руководителя центра трудоустройства выпускников УлГУ Веры Юриной другие данные. Они тоже прозвучали на Трудовом форуме: зарплату от 17 тыс. рублей предлагает только НИИАР, 12-15 тысяч - УАЗ, «Авиастар», УКБП. Все остальные - значительно ниже.  При этом при выпуске 2013 года в 1776 человек университет получил уже 2100 заявок от работодателей. Высок спрос на математиков, программистов, медиков. Много заявок от бюджетных организаций. Этот работодатель ждет молодых специалистов на зарплату…  от 4 тыс. рублей до 5200. Стоит ли удивляться, что дипломированные врачи, инженеры, экономисты обустраиваются в колл-центрах сотовых операторов либо в отделах продаж крупных торговых фирм?

Куда пойти работать

От молодых специалистов работодатель ждет свежего взгляда, гибкости и умения справляться с большим объемом работ, а еще - хотя бы минимального понимания обязанностей желаемой ими должности.

Но как ни востребованы прикладные знания и заточенность на конкретное дело, цивилизованный работодатель хочет видеть в молодом специалисте человека с хорошим интеллектом и широко образованного.

- Я все-таки за академическое образование, - говорит председатель Нотариальной палаты Ульяновской области Венеря Браташова. - Что бы мы ни говорили, какие бы ЕГЭ не вводили, но на обучении по юридической специальности нужны и точные науки.  Математика, например, учит логике. Красивой логике, которая очень нужна юристу в его повседневной практике. Правильно, что государство сейчас ужесточает требования к вузам. Чем более качественное образование получит молодой человек, тем больше у него перспектив в развитии. А дальше - как повезет, и как сам он себя поведет в этой жизни. 

А генеральный директор Ульяновского конструкторского бюро приборостроения Николай Макаров считает, что самое важное - пробудить в человеке профессиональный интерес. И здесь очень важно, какие учителя ему встретятся на жизненном пути, начиная со студенческой скамьи и периода молодого специалиста: «Все это определяет будущее человека. Его жизненный путь, его движение в том или ином направлении, его карьерный рост и даже моральные критерии, которыми человек руководствуется в жизни».

Как показывают опросы кадрового портала SuperJob.ru, 37% работающих ульяновцев не удовлетворены своим местом работы (см. Мониторинг, стр.11). SuperJobже провел опрос, чем руководствовались люди, выбирая себе профессию. Как ни странно, многие исходят из практических соображений: 16,6% - из размера предполагаемой зарплаты, 9,1% - из престижа профессии, ее статуса (см. таблицу на стр. 21). И все же львиная доля ответов (49,6%) - личные склонности и способности. Результат - рейтинги специальностей, востребованных абитуриентами и рынком труда, отличны, как небо и земля.

Вот данные по Ульяновску. Как сообщили «ДО» в областном Департаменте труда и занятости населения, наиболее востребованы рынком труда в 2013 году инженеры-конструкторы и врачи-специалисты. А среди вузовских выпускников, признанных безработными на протяжении последних лет, преобладают специальности «Бухгалтерский учет, анализ и аудит», «Менеджмент», «Маркетинг», «Финансы и кредит», «Экономика», «Юриспруденция».  При этом в УлГТУ самые большие конкурсы - на математико-экономический факультет, стройфак и факультет информационных систем и технологий. В педагогическом университете максимальные баллы ЕГЭ в 2012 году были при зачислении на специальности «Английский и немецкий язык» (189 баллов) и «Декоративно-прикладное искусство и дизайн» (173 балла). А в сельскохозяйственной академии самый высокий конкурс в прошлом году зафиксирован на специальности «Экономика» (40,3 заявлений на одно место), менеджмент (31,3 заявления) и товароведение (25,8 заявлений).       

Региональное минобразования сообщает, что из 4,7 тысяч вузовских выпускников  2013 года с трудоустройством не определились только 3,2%. Доверяй, но проверяй, решило «ДО» и провело собственное мини-исследование. Помощниками в этом нам стали студенты, получающие именную стипендию журнала. Регина Багапова опросила 54 студентов пятого курса института экономики и бизнеса УлГУ, Ирина Рычкова - 50 студентов пятого курса гуманитарного факультета  УлГТУ, Ольга Лобанова - 51 студента четвертого курса факультета иностранных языков УлГПУ.

Задано было три вопроса: Определились ли с местом работы после окончания вуза? Будете ли работать  по специальности, полученной в институте? В каком городе планируете работать в ближайшем будущем?

Результаты таковы. На середину апреля не определились с будущим местом работы 41 и 62% пятикурсников и 51% студентов четвертого курса (22, 8 и 16% соответственно планируют продолжить учебу). Не намерены работать по специальности 22 и 28% стоящих на пороге выпуска и 49% тех, кому еще предстоит год учебы. В Ульяновске думают остаться 69% опрошенных выпускников УлГУ, 80% - УлГТУ и 31% - УлГПУ.

Выше других процент патриотизма и географической привязанности оказался у выпускников политехнического университета (опрашивались студенты специальности «Связи с общественностью»). Из тех же, кто намерен уехать, 10% связывают свое будущее с Москвой, 8% - с Казанью, Санкт-Петербургом, Самарой, 2% видят себя в Англии. Самыми настроенными на другие города и веси оказались студенты педуниверситета. Очевидно, немалую роль здесь играет то, что опрашивались студенты инфака. А общая тенденция для всех анкетируемых студентов - поздняя ориентация на будущее место работы. И это факт.

Кого назначат «стрелочником»

Согласно данным Росстата, в 2012 году около 34 тыс. выпускников вузов обратились в службы занятости в поисках работы. Больше всего среди них юристов и экономистов. Замминистра образования Александр Климов тут же публично предположил, что виной тому - некачественное образование.

Тут самое время вспомнить мониторинг российских вузов, который наделал немало шума. Минобразования и науки провело его в октябре прошлого года. Результат оказался обескураживающим: из 541 вуза и 994 филиалов «признаки неэффективности» обнаружили у 136 вузов и 450 филиалов. В их числе оказались и именитые столичные университеты, и многоопытные региональные. Марша несогласных не случилось, но без студенческих забастовок и жарких публичных дебатов по поводу критериев оценки не обошлось. В итоге одним дали шанс исправиться, другим посулили реорганизацию, а всем остальным обещано: ждите новой осени - будут вам новые критерии. Один из таких «новичков» - количество выпускников, оказавшихся на бирже труда.

Так должен ли вуз отвечать за трудоустройство своих выпускников? Вопрос этот сегодня активно дискутируется.

- Конечно, нельзя целиком перекладывать ответственность за успешность выпускников на вузы, - заявляет на портале E-xecutive.ru партнер FutureToday Денис Каминский. -
 Успех - прежде всего, ответственность самого человека. Однако если некий вуз выпускает много студентов прямо на биржу труда - это повод задуматься.

- К наиболее справедливым оценкам эффективности следует отнести не то, сколько выпускников устроилось/не устроилось на работу, а то, куда устроились, - заявляет совладелец компании «Ронова» Маргарита Авдеева. - Если 50% выпускников вуза N стоит на бирже труда, а вторые 50% при этом занимают неплохие позиции в крупнейших компаниях, все не так однозначно.

- Критерий трудоустройства по специальности, скорее всего, будет субъективным, - считает ректор УлГУ Борис Костишко. - Потому что он не учитывает мнение работодателей - для этого нужно провести экспертный опрос десятков тысяч игроков на этом поле. В данной ситуации, насколько я понимаю, будут просто запрошены позиции, состоят ли на бирже труда в данном регионе выпускники данного вуза. Почему они должны там быть?! Например, 9% наших выпускников уезжают, они могут числиться на другой бирже труда. Большинство выпускников, например, МИФИ,  устраивается не по своей специальности, но они не на бирже труда. Это хорошо или плохо? С другой стороны, Пушкин работал не по специальности, это хорошо или плохо?

А Минтруда и соцзащиты Ульяновской области приводит сухую статистику: за 2012 год в центры занятости населения за содействием в трудоустройстве обратились 839 выпускников. 30,8% из них - выпускники вузов. Два последних года помочь с трудоустройством удается половине из них.  Так кого же в итоге «назначат стрелочником»?..

Выбор - это плюс

Говоря объективно, «вина» вуза в нетрудоустройстве выпускника - лишь один из возможных факторов. А кто учтет несовпадение предпочтений школьников и их родителей в выборе специальности с реальными запросами рынка? Кто прогнозирует эти запросы на несколько лет вперед, кто доводит прогнозы до сведения школ и вузов? Между тем, вузы вынуждены наращивать набор на специальности, пользующиеся спросом. Иначе университет не набирает должного количества студентов, лишается госфинансирования и должен «сворачиваться».  

Очень важный момент - состояние региональной экономики, дисбаланс спроса и предложения на рынке труда. В идеале, заказчиком образовательных услуг вузов должны стать работодатели: именно они могут сформулировать требования к компетенциям молодых специалистов, диктовать необходимые образовательные программы, участвовать в государственной аттестации выпускников. Сейчас этого нет. Образование и бизнес движутся «параллельными курсами». А частные родительские инвестиции в высшее образование своих детей - чем не обеспечение права граждан на саморазвитие?

И все-таки: не перенасыщен ли рынок вузов?

- Я не вижу в этом ничего страшного, - говорит Евгений Белый. - Что вы видите страшного, если рынок перенасыщен предложениями на пластиковые окна, натяжные потолки, автомобили? А что плохого, если на рынке будет много предложений по подготовке специалистов по экономике или юриспруденции? У работодателей есть возможность выбирать, устанавливая свои критерии. Возможность выбора - это всегда плюс.

Людмила Ильина

фото Владимира Никитина

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: