Деловое обозрение Первый ульяновский журнал для бизнеса и о бизнесе

Волжская Атлантида

Пятьдесят лет назад завершилось заполнение Куйбышевского водохранилища. В апреле ульяновцы отметят юбилей этого события, однозначной оценки которого нет до сих пор.

Грузчики на Симбирской пристани. Конец XIX — начало XX века

Где теперь некогда великая русская река? В угоду человеку Волга веками расширялась и углублялась, обрастала каналами и плотинами, пока из могучей реки не превратилась в некую водоресурсную систему, состоящую из каскада водохранилищ с зарегулированным стоком. Но изменилась не только сама река, другим стало отношение к ней людей.
Еще полвека назад те, кто родился на Волге, с гордостью называли себя волжанами. Это была особая каста людей, вскормленных великой рекой, свободолюбивых, выносливых и крепких.
В жизни каждого волжанина с рождения и до смерти Волга являлась местом особого притяжения. Не были исключением и симбиряне. Наш земляк Степан Скиталец писал: «Постоянно, в особенности весной каждый вечер Венец был усеян зрителями: сидят вплотную на длинных скамейках или на гребне горы, свесивши ноги с обрыва, и молча смотрят в безграничную даль. Разговоров почти никаких не слышно: все молча смотрят на Волгу, словно ждут чего-то из-за горизонта...».
Да и как было не любоваться рекой? На ее берегах от ледохода до ледостава кипела жизнь: летели многотысячные стаи гусей и уток, тянулись плоты и караваны судов, на пристанях и прибрежных базарах шумела пестрая толпа. Зимой по Волге прокладывали санный путь, и по этой ледовой дороге спешили перевезти как можно больше груза.
Главным событием на реке был, конечно же, ледоход, наблюдать который сбегались на Венец все горожане от мала до велика. Это было поистине грандиозное зрелище. «Толстый лед с треском ломался под напором прибывающей воды. От этого на реке стоял такой сильный грохот, что на берегу невозможно было разговаривать. Плывущие льдины с громадной силой ударялись о кромку еще не взломанного льда, вздыбливались, громоздились друг на друга...то и дело на реке возникали заторы. Вода начинала прибывать, на глазах заливая берег. Через некоторое время под ее напором заторы с пушечным грохотом разрушались, и лед плыл дальше», — писал очевидец.
Нынешним волжанам уже не дано видеть это. Вскрытие водохранилища проходит тихо и незаметно, разбитый взрывами динамита лед медленно тает в стоячей воде, а сброс воды через волжские шлюзы исключает разливы и наводнения.
Волжане называли Волгу «матушкой-кормилицей». И это не было красным словцом. Здесь волжский житель находил себе работу, пищу, средства существования. Многие, не имея постоянной работы, благополучно обходились тем, что давала им Волга. Весной при ледоходе баграми ловили проплывающие бревна из разбитых плотов или вывороченные льдинами осокори — тополя, растущие в изобилии по речной долине, тут же распиливали их на дрова, оставляя кору для изготовления поплавков-балберок, называющихся «сокорками».


В древности тюркские кочевники называли эту реку Ра, чуваши — Атал, татары — Идел, башкиры — Идель, марийцы — Юл, и все это означало «большая река»

До создания Куйбышевского водохранилища волжская долина у Симбирска состояла из широкой поймы и трех надпойменных террас. Главное русло реки было километровой ширины и десятиметровой глубины. В половодье, разливаясь на 25 километров по всей низине и затопляя острова, Волга превращалась в «бескрайнее море». В межень она распадалась на глубокие боковые рукава «воложки» шириной от 50 до 100 метров и множество мелких проток, которые можно было перейти вброд. Среди протоков и рукавов наибольшей популярностью пользовались Чувич, Ботьма и другие.
Между «воложками» находились многочисленные острова, с широкими песчаными пляжами, с зарослями тальника, сосновыми лесами по гривам и рыбными озерами. Несколько крупных островов было около Симбирска — Телячий (Пальцинский) остров, Старый и Новый Серёдыши, а также Чувичинский, или Попов остров. Арендаторы буквально в драку разбирали участки на островах, зная, что впереди их ожидает немалая прибыль. Газета «Симбирянин» в 1911 году писала: «Остров Середыш по плану съемки 1905 года имеет 706 десятин, из них 114 десятин лугов и 266 — кустарников, а нынешняя арендная плата за них в 1400 рублей является крайне низкой. Сейчас арендатор, вырубая ивняк, получает с острова 100 тысяч обручей, которые продаются в низовых городах от 22 до 30 рублей за тысячу; здесь же накашивается 40 стогов хорошего сена по 8 возов каждый, да за выпас скота и хворост для плетней ежегодно еще получает до 600 рублей. Всего дохода с острова 4060 рублей, а чистая прибыль около 2000 рублей...».

Волга у Симбирска. Вид на левый берег (1902 год)

«Лунная ночь на Волге под Симбирском». Открытка начала XX века с картины П.И. Пузыревского (публикуется впервые)


Кроме того, острова были любимым местом отдыха горожан, приезжавших сюда в выходные дни купаться, загорать, ловить рыбу. В зарослях по берегам озер и проток гнездилось множество пернатой дичи. Весной и осенью к ним добавлялись огромные стаи перелетных птиц, и острова превращались в настоящий рай для охотников.
Где сейчас те острова? Они оказались на дне водохранилища, и возле города сохранилась лишь небольшая часть Пальцинского острова...
Волжская пойма славилась сочными высокопродуктивными заливными лугами, поросшими костром, лисохвостом и другими дикими злаками чуть ли не в рост человека. Луга ежегодно давали до 100 центнеров сена с гектара. Еще до революции волжские луга представляли большой интерес для науки. В 1914-1921 годы специальная экспедиция из Петербурга под руководством профессора ботаники Алексея Петровича Шенникова изучала видовой состав луговой пойменной растительности близ Симбирска и дала заключение о громадном хозяйственном значении этих лугов.
Еще симбиряне использовали богатые почвы волжской поймы под овощные и бахчевые культуры, которые давали здесь отменные урожаи. Некоторые жители заволжских слобод владели обширными земляничными плантациями, снабжая ягодами весь город.
Но самым главным богатством Волги была рыба. В 1768 году академик Петр Симон Паллас писал: «Не думаю, чтобы какая река в Европе была столь богата рыбою, как Волга со всеми текущими в нее реками... Сия река купно с Яиком снабжает целое государство осетрами, белугами с икрою и множеством другой рыбы». Самыми ценными волжскими рыбами считались осетровые: белуга, русский осетр, севрюга, стерлядь, шип. Самой крупной из них была белуга. Отдельные ее экземпляры достигали 4-5 м длиной и весили до 1000-1300 кг. Высоко ценились громадные осетры, которых в качестве подарков подносили император-ским особам, посещавшим Симбирск.

Ушедшая под воду церковь в селе Головкино

Кроме вкусного мяса и черной икры, осетровые давали рыбий клей и вязигу. Последний продукт получали из спинного хряща осетров. Расстегаи с вязигой и сомовым плесом были традиционным блюдом в симбирских ресторанах. Клей же получали из рыбьих плавательных пузырей. Самым чистым считался стерляжий клей, а самым крепким — клей из равных частей севрюжьего и стерляжьего. В начале ХIХ века из Симбирского уезда вывозили до 2000 пудов клея (32 тонны).
Также в Волге ловили белорыбицу, щуку, сома, сазана и более мелкую — каспийскую сельдь-черноспинку, которая еще 30-35 лет назад встречалась на прилавках наших магазинов.
Рыбное изобилие закончилось, когда Старая Волга уступила место Куйбышевскому водохранилищу. По проекту, в нем ежегодно должно было вылавливаться до 240 тысяч центнеров рыбы, но средний годовой улов до сих пор не превышает 40 тысяч. Все меньше остается ценных пород. Исчезли осетровые, изредка встречается только стерлядь. Упал улов даже щуки, сома, судака. Все больше в Волге появляется мелких малопродуктивных видов, так называемых «сорных рыб»: бычков, тюльки, рыбы-иглы и им подобных.
Весь отрезок Волги (150 км), который приходится на территорию Ульяновской области, относится к Куйбышевскому водохранилищу, и только небольшая часть Радищевского района примыкает к Саратовскому водохранилищу.
К созданию Куйбышевского водохранилища приступили в 1950 году, и весной 1957 года оно было заполнено. При создании водохранилища большая часть волжской поймы попала в зону затопления. Под воду ушли многие природные богатства Старой Волги, а также многочисленные старинные селения по левому берегу вместе с ценнейшими историческими и архитектурными памятниками, такими как величественные храмы и очаги дворянской усадебной культуры в селах Головкино, Архангельское (Репьевка), Тургенево, Никольское-на-Черемшане и других. Люди, переселенные с веками обжитых мест, теряли свои этнокультурные корни и традиции, в массовом порядке переселялись в города.
Создание «Куйбышевского моря» повлияло на местную природу, хозяйство, транспортное сообщение и жизнь населения Ульяновской области. До сих пор нет однозначной оценки этой «великой стройки коммунизма». Споры специалистов будут продолжаться, а нам остается надеяться, что мир вокруг нас не станет хуже, чем есть.

обсудить статью

comments powered by HyperComments

Войти с помощью учетной записи uldelo.ru


Войти с помощью аккаунта в социальных сетях: